Линки доступности

Копия знаменитой скульптуры Микеланджело вызвала гнев петербургских «ревнителей нравственности»

В Санкт-Петербурге начался открытый этап конкурса «Одень Давида». Его предыстория такова.

Компания Vision Multimedia организовала в здании, где некогда размещался кинотеатр повторного проката «Спартак», мультимедийную выставку «Микеланджело. Сотворение мира». Посетители выставки проходят в затемненное помещение зрительного зала, устраиваются на кожаных матах, и смотрят цветные слайды фресок Микеланджело Буонаротти, Леонардо да Винчи и Рафаэля Санти, проецируемые на стены и потолок.

С момента открытия выставка пользовалась весьма умеренным спросом, поэтому для извлечения большей прибыли, устроители организовали торговлю сувенирами: магнитиками, кружками и шелковыми платками с репродукциями картин мастеров эпохи Возрождения. Но настоящим подарком стал скандал, разгоревшийся вокруг пластиковой копии скульптуры Давида работы Микеланджело. Выполненная в полную величину копия установлена на улице, сбоку от входа на выставку.

Юный Давид изображен обнаженным, и это обстоятельство вызвало гнев неких бдительных «борцов с порнографией». В частности, женщина, назвавшаяся просто «Инной Львовной», адресовала уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге жалобу с требованием убрать статую. Назвав 2-го царя единого Израильского царства (так он именуется в исторических исследованиях) «мужиком без порток», Инна Львовна сокрушается: «Этот гигант портит исторический вид города и уродует детские души!».

Этот эпизод укладывается в общую тенденцию, начатую несколько лет назад срывом моно-спектакля «Лолита» и скандалом с выставкой британских художников братьев Чепманов в Эрмитаже. А совсем недавно в городе была осквернена мемориальная доска генерал-лейтенанту российской армии Карлу Густаву Эмилю Маннергейму и установлена памятная доска в честь посещения города Ким Чен Иром.

От олимпийца до джедая

Устроители выставки «Микеланджело. Сотворение мира» решили не накалять страсти и объявили конкурс «Одень Давида». Всем желающим было предложено присылать в электронном виде свои варианты одежды для копии шедевра Микеланджело.

Многие из откликнувшихся были настроены решительно против того, чтобы изменить облик Давида. «Даже то, что вы уже рассматриваете вариант "Одеть Давида" позор и трусость», – писал один респондент.

«Предлагаю в качестве решения поставленной конкурсом "Одень Давида" задачи приклеить ему (Давиду) в качестве фигового листка распечатку жалобы местной жительницы», – не соглашался другой.

Были и более «конструктивные» идеи. Так, Давиду предлагали то набедренную повязку, то костюм члена российской олимпийской команды, то атрибутику сексуальных игр, то потертые «семейные» трусы и «майку-алкоголичку».

Одним из наиболее популярных оказалось следующее предложение: «Предлагаю одеть Давида в костюм Джедая! Во-первых, он не сложно делается и его легко надеть на статую. Во-вторых, я знаю, что в Санкт-Петербурге очень любят “Звездные войны”. Ну а в-третьих, костюм джедая –это, по сути, плащ, и можно выполнить требование возмущенной дамы, не закрывая прекрасного торса Давида», - написала участница конкурса, подписавшаяся Anya Alt.

16 августа предложения, которые показались устроителям конкурса наиболее интересными, выставлены для всенародного голосования. Костюм, набравший до 23 августа наибольшее количество голосов, будет изготовлен и в канун нового учебного года надет на копию статуи Давида. При этом библейский персонаж истории Израиля рискует так и остаться обнаженным.

Как сообщила корреспонденту «Голоса Америки» пресс-секретарь компании Vision Multimedia Алина Лютц, «если итогом голосования будет то, что люди выберут вариант не одевать (Давида) – а судя по тому, что этот вариант лидирует, и, скорее всего, будет лидировать – то в таком случае мы прислушаемся к мнению горожан. Потому что цель нашей акции как раз было послушать не одно мнение женщины, которая пожаловалась, а много мнений. И мы их услышим», – заверяет Алина Лютц.

«Бред, распространяемый волнообразно»

Корреспондент «Голоса Америки» также поинтересовалась мнением деятелей культуры.

Петербургский художник-карикатурист Вячеслав Шилов говорит, что происходящее вокруг работы Микеланджело, вызвало у него ощущение дежавю: «Еще в 80-е годы я видел по телевизору юмореску о том, как группа советских “искусствоведов в штатском” приехала в Италию, и, увидев обнаженные античные статуи, стала требовать одеть их», – вспоминает он.

«А теперь это все выглядит так, как будто кто-то вспомнил старый анекдот и пытается воплотить его в жизнь. У меня лично – вот такая ассоциация», –продолжает художник.

В целом же Вячеслав Шилов оценивает ситуацию, как «наполовину сумасшедшую»: «Есть же городские сумасшедшие, у которых весной и осенью случается так называемое “обострение”, они звонят по редакциям, пишут жалобы в “инстанции”, и так далее. Все журналисты об этом знают. Так и здесь – шел человек, что-то его зацепило, и у него взыграли какие-то комплексы, и он начинает все это транслировать на все общество», - делится наблюдениями Вячеслав Шилов. И заключает, что главная проблема в том, что общество оказывается готовым воспринимать эту трансляцию, «и тогда этот бред начинает распространяться волнообразно».

Идею конкурса Шилов воспринимает неоднозначно: «Если это – с большой долей иронии, тогда это плодотворно. А если это – продолжение той историй, которая была подхвачена тем самым “городским сумасшедшим”, тогда это – грустно».

«Пусть Петербург поставит восклицательный знак!»

Главный редактор журнала «Искусство кино», член Совета по правам человека при президенте РФ Даниил Дондурей полагает, что идею конкурса нужно довести до абсурда. В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» он отмечает: «Лично я очень хотел бы, чтобы был большой конкурс, чтобы в нем участвовали представителей разных уровней власти, чтобы его итоги утвердил губернатор. И чтобы, в конце концов, Давид был одет в штаны».

Свое парадоксальное высказывание Дондурей обосновывает тем, что в этом случае ощущение усиливающейся цензуры получит «предметное воплощение». «Я хотел бы, чтобы об этом говорил весь город, а затем – вся страна, чтобы это стало событием огромного национального масштаба, - продолжает главред “Искусства кино”. – И если это произойдет, если в Кремле это утвердят, то это будет настоящий, сознательный и мощный штамп по поводу того, как устроена у нас сегодня мораль, как сформировано мировоззрение, как выглядят отношения общества с властью. Это – даже важнее, чем все “законы Яровой”, поскольку все самое серьезное, что происходит в стране, выражается с помощью жестов. Так пусть же этот жест свершится!», - восклицает Даниил Дондурей.

И, уже взяв серьезный тон, собеседник «Голоса Америки» продолжает: «Дело в том, что где-то с 2003 года в стране происходит то, что я про себя называю “культурной перезагрузкой”. И это связано с тем, что у нас отказываются от всего сложного – людей, аудиторий, тем, интеллектуальных ток-шоу, обсуждений и так далее. Все такое упрощенное, мягкое, аккуратное, милое. И в этом смысле, мне кажется, что если Петербург поставит такой восклицательный знак, то это будет очень важный жест. Это будет важнее, чем любое обращение к народу, принятие альтернативного закона или протестного выступления. Потому что – еще раз подчеркиваю! – ничего нет более важного в России, чем жест».

В конце своего комментария Даниил Дондурей признался, что он не очень верит в то, что все, о чем он говорил, произойдет. «Но если произойдет, то это будет куда более значимо, чем было бритье бород, ношение камзолов, внедрение картофеля и табака при Петре I. Это будет своего рода вызовом! Но все-таки, я в него не верю», – заключил главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей.

«Это – очень сильный удар по репутации организаторов выставки»

Публицист Игорь Яковенко напомнил, что гонения на скульптурного Давида начались давно, и произведению великого тосканца не привыкать к тому, что его постоянно стремятся изуродовать. «Еще во времена папской инквизиции пытались прикрыть его творение. Ну, а то, что происходит сейчас в России – эта волна мракобесия – безусловно, не могла пройти мимо работы Микеланджело Буонаротти», - убежден Яковенко.

Упомянутая собеседником «Голоса Америки» «волна мракобесия» выражается и в протестах против «охоты на покемонов», и в «стоп-листах» на телевидении. «Это, безусловно, рукотворная вещь, которая, с одной стороны, выражается в наступлении церкви и в образовании, и в культуре, и в общественной жизни. Русская православная церковь, практически, стала уже государственной религией, и стремится контролировать все стороны жизни общества.

А с другой стороны – наблюдается стремление власти к понижению культурного уровня, к ограничению плюрализма, к наступлению на права и свободы человека. И люди чувствуют, что сегодня такие настроения востребованы, и вот – какая-то странная женщина вышла с такой инициативой. В другое время на это можно было бы не обращать внимания, но общественное настроение и обстановка таковы, что это стало предметом обсуждения. Что само по себе позорно», – подчеркивает Игорь Яковенко.

Развивая эту мысль, эксперт отмечает, что организаторы выставки, по его мнению, «занялись не своим делом». «Я думаю, что это – очень сильный удар по репутации организаторов выставки, и, по-моему, больше им такими вещами заниматься не нужно. Потому что оставлять решение этого вопроса в зависимости от итогов конкурса, по-моему, нельзя, даже если бы речь шла о референдуме», – полагает Яковенко. И обращает внимание на то, что в Гражданском кодексе РФ прописано право на неприкосновенность художественных произведений: «Поэтому, если кому-то не нравится какая-то сцена в фильме, или какая-то картина, скажем, “Маха обнаженная” Гойи, и он одел ее в паранджу – это прямое нарушение авторского права», – настаивает Игорь Яковенко.

И, обращаясь напрямую к организаторам выставки «Микеланджело. Сотворение мира» и конкурса «Одень Давида», заключает: «Если ты не в состоянии заниматься экспонированием подобного рода произведений – не берись за это, тебя же никто не заставляет! А издеваться подобным образом над художником, над скульптором и над его творениями – это безобразие. Это не смешно, и это – вещь очень позорная, прежде всего, для организаторов выставки. А если сегодня наша публика не способна серьезно воспринимать творения эпохи Возрождения – давайте оставим петербуржцев наедине с произведениями Церетели и других ремесленников. В конце концов, каждый достоин тех художников, которых он выбирает», – подытоживает Игорь Яковенко.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG