Линки доступности

Позиция Вашингтона и стратегия Москвы в конфликте Эр-Рияда и Тегерана

«Они казнили 47 человек в первую неделю нового года – заявляя о себе как о борцах против «Исламского государства» и прекрасно сознавая, что эти казни приведут к серьезному обострению конфронтации с Ираном», – так руководитель программы иранских исследований Стэнфордского университета Аббас Милани (Abbas Milani) охарактеризовал действия саудовских властей, положивших начало очередному кризису на Ближнем Востоке. «Иран, – подчеркнул Милани, – просил официальный Эр-Рияд не делать этого, в частности – не казнить Нимра аль-Нимра. На этот счет высказывался Систани (аятолла Али Систани, один из великих аятолл, играющий немалую политическую роль в сегодняшней Исламской республике – А.П.), да и другие клирики. В общем, саудовская сторона хорошо представляла себе последствия».

Последствия множатся на глазах у всего мира. В иранской столице негодующие демонстранты атаковали саудовское посольство, а в Мешхеде мстители за умерщвленного имама попытались поджечь саудовское консульство. Эр-Рияд разорвал дипотношения с Тегераном.

Бахрейн, Судан и ОАЭ последовали примеру старшего партнера.
«Восстановить спокойствие и в двустороннем порядке урегулировать ситуацию», – таков смысл призыва, с которым к сторонам конфликта обратился Госдепартамент США.

«Саудовская Аравия – один из ближайших и старейших партнеров Америки, и по-прежнему заслуживает нашей поддержки», – заявил председатель Сенатского комитета по делам вооруженных сил Джон Маккейн.

О готовности выступить в качестве посредника в конфликте заявила тем временем Москва. Мировые СМИ цитируют источник в российском МИДе, по словам которого Россия «с удовольствием» сыграет эту роль.
Так или иначе, тревога по поводу углубляющегося кризиса не стихает.

«Поскольку межконфессиональная вражда является источником нестабильности, постольку мы, разумеется, обеспокоены заявлением Саудовской Аравии о разрыве дипломатических отношений с Ираном», – так охарактеризовал ситуацию председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Джо Данфорд (Joe Dunford). Подчеркнув: «Мы чрезвычайно внимательно следим за тем, к каким последствиям приведет это решение».

Аналитики подчеркивают другое: корень проблемы – не в «межконфессиональной вражде» как таковой, но в ее политическом обрамлении. «Это – не выход на поверхность конфликта 1400-летней давности, – убежден профессор Университета имени Джорджа Вашингтона Марк Линч (Marc Lynch). – Межконфессиональная вражда сегодня сильна, но причины на то – политические».

В самом деле, дискриминация шиитов для Саудовской Аравии не новость, однако казнь широко известного шиитского священнослужителя происходит впервые за многие годы. Почему именно сейчас?

«Потому, что сегодня Иран – оплот шиитского ислама – вновь укрепляет свои позиции, – отвечает старший научный сотрудник Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council) Стивен Бланк (Stephen Blank), – в то время как США отходят от своих прежних позиций – по Сирии, по вопросу о судьбе Асада. Иран начинает играть большую, чем прежде, роль в регионе. И Саудовская Аравия, испытывающая давление с разных сторон, пытается установить заслон на этом пути».

У Аббаса Милани – иное мнение. «Саудовская Аравия переходит к значительно более агрессивной и амбициозной и внешней политике, поскольку многие важнейшие ее проекты буксуют, – констатирует руководитель стэнфордской программы иранских исследований. – Плохо идут дела в Йемене, не говоря уже о Сирии, неясна ситуация в Ираке, да и саудовская экономика – в глубоком кризисе: бюджетный дефицит приблизился к девятнадцати миллиардам. Между тем хорошо известна практика – в периоды кризисов «Вести войну в чужих краях…/ Чтоб головы горячие занять» (Шекспир). И, между прочим, это срабатывает: суннитское большинство Саудовской Аравии одобряет и поддерживает действия властей».

Что же происходит в чужих краях, т.е. в данном случае – в Иране? По словам Милани, следует говорить о двух различных реакциях: разумной и взвешенной – исходящей от президента Ирана Хасана Роухани и поддерживающих его реформаторов и грубо-агрессивной – источником которой являются иранские консерваторы. Это они, подчеркивает исследователь, инициировали нападение на саудовское посольство и поджог консульства в Мешхеде. Правда, затем они попытались дистанцироваться от погромщиков – не отказавшись, однако, от одобрения их действий и предостерегая реформистское правительство против «нападок на нападавших» (как это сделал аятолла Хаменеи в ходе очередной пятничной молитвы).

Назенин Ансари (Nazenin Ansari) – главный редактор газеты «Кейхан» (Kayhan), выходящей в Лондоне на фарси, – обнаруживает глубокое сходство между Ираном и Саудовской Аравией: в обеих странах друг другу противостоят реформисты и сторонники «твердой линии». И по обе стороны конфликта казнь аль-Нимра разожгла шовинистические настроения, мешающие первым и играющие на руку вторым.

«Если при Ахмадинежаде в сознании «арабской улицы» преобладал позитивный образ Ирана, то сегодня Иран играет роль врага в возрождающемся арабском национализме, – подчеркивает Ансари. – А в Иране, где приближаются выборы, приверженцы «твердой линии» используют гибель шиитского клирика в Саудовской Аравии, чтобы гальванизировать консервативные настроения».

Как выглядит это региональное противостояние подпитывающих друг друга сил в глобальном контексте? «США стремятся сбить температуру конфликта, – констатирует Аббас Милани. – Осудив как казнь Нимр аль-Нимра, так и поведение тегеранского режима».

Назенин Ансари вносит существенное дополнение в эту картину. «Арабы видят, что США отказались от поддержки Саудовской Аравии в пользу Ирана, – считает журналистка, – и заявление Госдепартамента лишь укрепило это чувство».

«США не хотят, чтобы этот конфликт вышел из-под контроля», – подчеркивает Стивен Бланк. «Но, – продолжает он, – откровенно говоря, я не вижу, чтобы у США была внятная стратегия поведения в этой части мира. Она была, но администрация отошла от нее. Раньше она говорила, что не станет терпеть Асада у власти, а теперь – готова к этому. И в долгосрочном плане ясно: Иран видит, что США согласились на многие условия, выдвинутые иранской стороной».

«При этом, – подчеркивает Бланк, – Россия стремится использовать любой конфликт в регионе. В основе ее стратегии лежит идея создания коалиции шиитских государств (Ирана, Ирака и Сирии) против США. Вместе с тем речь идет о том, чтобы оторвать Саудовскую Аравию от США. Цель этой стратегии – свести к минимуму роль США на Ближнем Востоке. И я не думаю, что эту стратегию Москвы хорошо понимают в Вашингтоне».

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG