Линки доступности

Саудовская Аравия вряд ли согласится на приглашение Москвы в качестве миротворца – мнение экспертов

МОСКВА — Конфликт между исламскими государствами, начавшийся с того, что в Саудовской Аравии казнили 47 человек, в том числе шиитского проповедника Нимра аль-Нимра, а в Иране разгромили дипломатические учреждения саудитов, набирает обороты. Суннитские монархии Персидского залива и страны, близкие Саудовской Аравии, одна за другой отзывают своих послов из Тегерана или вообще прекращают дипломатические отношения с Ираном: так уже сделали Бахрейн, Судан, Объединенные Арабские Эмираты и Кувейт.

Россия отреагировала на происходящее сразу в нескольких плоскостях: с одной стороны, в официальном заявлении МИД России подчеркнул, что «нападения на иностранные диппредставительства не могут ни при каких условиях рассматриваться как законное средство протеста и выражения политических взглядов», и что обеспечение полной безопасности аккредитованных посольств и консульств является «обязанностью для стран пребывания». В этом многие увидели упрек в сторону Ирана и желание Москвы не быть обвиненной в безоглядной поддержке Тегерана в разгорающемся кризисе.

С другой стороны, на неофициальной основе представители российского МИДа говорят агентствам новостей, что Россия готова сыграть посредническую роль между Ираном и Саудовской Аравией. «Мы всегда выступали за сближение между Тегераном и Эр-Риядом. И мы подтвердили, что могли бы сыграть и посредническую роль, если обе стороны в этом нуждаются. Мы бы это сделали с большим удовольствием» – заявил «Интерфаксу» 4 января источник в российском внешнеполитическом ведомстве.

Москва показывает, что пытается активно участвовать в урегулировании кризиса между исламскими государствами: 5 января российский министр иностранных дел Сергей Лавров провел телефонный разговор со своим индонезийским коллегой Ретно Марсуди, по результатам которого было заявлено: «Министры высказались за более активное задействование потенциала Организации исламского сотрудничества в урегулировании сложившейся ситуации». Россия в этой организации с 2005 года имеет статус наблюдателя.

Вместе с тем, российские экономические новости начинаются с радостных сообщений о том, что рубль начал укрепляться в результате повышения цен на нефть, произошедшего из-за размолвки нефтедобывающих стран. Правда, рост цен и укрепление рубля довольно незначительны, но экономисты давно говорят о том, что любой конфликт на Ближнем Востоке в принципе на руку российской казне, страдающей от низких цен на «черное золото».

Таким образом, каковы реальные намерения и возможности России в очередном ближневосточном кризисе? Действительно ли Россия готова посредничать между Тегераном и Эр-Риядом, и что из этого может выйти?

Алексей Малашенко: Не уверен, что в Москве действительно готовы к посредничеству

Эксперт Московского центра Карнеги, специалист по исламу Алексей Малашенко уверен, что Москва не будет выступать на стороне Ирана в его конфликте с несколькими арабскими странами: «Россия уже рассматривается как союзница шиитов, и в данном случае Россия будет опасаться поддерживать Иран, постольку поскольку сейчас поддержка Россией Ирана – это, фактически путь, к ослаблению ее позиций на Ближнем Востоке. Она так долго добивалась того, чтобы вернуться не только к Ирану, а вообще в этот регион, что теперь она себя, в общем, компрометирует своими отношениями с Ираном».

Эксперт говорит, что Москве лучше бы было тщательно подготовить свои предложения о посредничестве: «Успешность в посреднической роли России зависит от того, насколько эта роль была предварительно подготовлена через неофициальные контакты, если таковые были. Если посредничество не будет принято – а, скорее всего, так и будет – то авторитет России упадет, и будет ясно, что Москва очень плохо соображает, не просчитывает ходы, и опять подставилась. Это косвенно бьет по ее сирийской политике и сделает более напряженными отношения с Ираном. Иран может сказать России: «Мы вас в Сирии поддержали, а вы тут вылезаете с этой инициативой, и саудовцы вас посылают». Это будет очень сильный проигрыш, очевидный и по всем статьям».

При этом Алексей Малашенко полагает, что у Турции, с которой отношения у России серьезно испортились в последнее время, есть шанс стать реальным посредником, что вызовет у Москвы еще большую досаду: «У турок сейчас появляется довольно любопытный шанс во все это поиграть, турки могут выступить посредниками, постольку поскольку они мусульмане, но не арабы, и никак не участвуют в этой саудовско-иранской сваре».

Ученый оставляет некоторые шансы варианту, при котором посредничество России в этом конфликте может быть принято, и тогда, по его словам, «выигрыш Москвы в случае реального успеха может быть колоссальным — она покажет себя способной урегулировать конфликты, и не где-нибудь, а в исламском мире». Но эти шансы, добавляет Алексей Малашенко, очень невелики.

Александр Шумилин: Россия в исламском мире рассматривается как союзник одной из сторон конфликта

Директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин считает, что позиционирование Москвы как возможного посредника в конфликте Тегерана и Эр-Рияда не слишком оправдано: «Формально, и об этом говорилось в Москве, у России якобы замечательные отношения и с Саудовской Аравией, и с Ираном, и она может быть посредником. На самом деле, это преувеличение. Приличные отношения только с Ираном, с Саудовской Аравией они отнюдь не таковы. И вот, поддерживая формальный тезис о хороших отношениях, у России якобы появляется повод разыграть эту карту, но шансов на какое-то плодотворное посредничество у России здесь нет».

Александр Шумилин поясняет, почему их нет: «Этот конфликт – производный от конфликта сирийского, где позиции сторон уже давно определены, а тут выплеснулись обиды друг на друга. Иран, с точки зрения саудовцев, начал основательно набирать очки и стремится преобладать над Саудовской Аравией в регионе. Первая причина этого – вступило в стадию реализации соглашение по ядерной программе Ирана, страны Европы и США начали снимать санкции с Ирана, и уже поступили первые деньги на счета иранских банков за экспорт ограниченного количества иранской нефти. Вторая – это его кооптация Ирана в «Венский процесс» в качестве активного участника венского формата по Сирии».

Именно позиция Тегерана по событиям в Сирии, то есть, там, где Россия и Иран сотрудничают, привела, по мнению Александра Шумилина, к тому, что Эр-Рияд решил разрубить «Гордиев узел» резкой показательной акцией: «Саудовская Аравия решила положить конец усилению Ирана, усилению его поддержки Асада, и обострить конфликт с Ираном с помощью приема политического менеджмента под названием «взорвать ситуацию». Они казнили — к этому в мире относятся по-разному – граждан своей страны, которых они обвинили в поддержке терроризма и экстремизма. Саудиты уже не надеются на помощь США или Европы в сдерживании Ирана, они считают, что от него исходит реальная опасность, и они прибегли к шагу, результатом которого пока стала внутриарабская мобилизация».

Политолог полагает, что Россия в начале обострения отношений между Ираном и арабскими государствами повела себя осторожно, но ее связи с Тегераном и, в особенности, поддержка Башара Асада уже сделали ее страной с имиджем союзницы тех, кто сейчас наиболее сильно раздражает страны Персидского залива.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG