Линки доступности

Георгий Сатаров: в Америке есть главное, что, к сожалению, невозможно позаимствовать – гражданское чувство американцев


Георгий Сатаров

Георгий Сатаров

Матвей Ганапольский представляет первые впечатления от Америки известных российских политиков, деятелей культуры и искусства, а также общественных деятелей, которые когда-то первый раз пересекли границу США и открыли для себя новую страну, которую раньше видели только в кино и по телевизору

Была поздняя осень 93-го года. Я летел в Америку в рамках медиа-проекта, который организовывала профессор Высшей школы экономики и правовед Нина Беляева. Она в свое время руководила проектом подготовки Закона об общественных организациях – очень приличного закона, который был принят в 1994 году, когда она преподавала в одном из университетов в Вашингтоне. И она придумала маленький проект – знакомство руководителей разных московских «мозговых центров» с «мозговыми центрами» вашингтонскими.

Я туда приехал – это был Вашингтон. Меня поразило некоторое сходство Вашингтона с Москвой, а именно центральные широкие автострады, похожие на Москву в ее парадной части. То есть, парадная часть Вашингтона с парадной частью Москвы довольно похожи, хотя архитектура разная.

Второе сходство – это уже не очень парадная часть Вашингтона, когда Беляева пригласила нас к себе домой – это уже напоминало наши московские квартиры… хотя и архитектура другая. Словом, все, как положено в такой столице. Хотя понятно, Москва централизована, Москва – реальный центр. А Вашингтон – это все-таки для большинства американцев некое место такое несущественное – подумаешь, там президент сидит, ну и что?

Да, и еще что поразило – и это подтверждалось дальше – очень жесткое районирование американских городов: Нина жила на улице, где на одной стороне можно было появляться ночью, а на другой – нельзя. Там уже другая полиция, другие люди живут, и там опасно. И те люди не переходят на эту сторону, потому что здесь тоже другая полиция. Потом я это увидел в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке. Такое жесткое районирование, кстати, начинает потихоньку проявляться и у нас. Но в те времена у нас так не было, поэтому это бросалось в глаза. Это первое знакомство.

Второе знакомство – это Нью-Йорк, в котором я бывал несколько раз. И, конечно, Манхэттен. Это, на мой взгляд, самая приятная часть Америки – несмотря на образ небоскребов, он уютный, там есть европейский дух. Как только свернешь поперек авеню, начинаются зеленые дома, деревья. Это реально совершенно другая Америка. Очень не понравился Лос-Анджелес, но очень понравилась столица Калифорнии Сакраменто.

Но самое яркое впечатление в Нью-Йорке – это, конечно, огромный букинистический магазин на 5-й улице, где книги систематизированы отдельно по тематике, отдельно по алфавиту – это просто наслаждение.

В одной из поездок была организована конференция общественных организаций, связанная с их деятельностью в полицейской сфере: наблюдение, помощь и т.д. И там был очень интересный опыт: ночью мне и одному из моих спутников, полковнику милиции из Санкт-Петербурга, предложили поездить на дежурной полицейской машине – это был, по-моему, Северный Голливуд.

Мы ездили, патрулировали и даже поучаствовали в поимке двух преступников, которые ограбили аптеку – это было крайне любопытно. Мой спутник, полковник из силовиков, не говорил по-английски, и я еще работал переводчиком. Поимки были довольно интересные: должны были поймать двух афроамериканцев, их взяли на похожей машине. Когда их ловили, то сразу машин семь-восемь бросились на вызов. Машину остановили, их оттуда вытащили, они сели на обочину тротуара, сидят.

Подъехал хозяин аптеки, опознал, что это не те, и уехал. И дальше шла беседа одного из полицейских с задержанными. «Ребята, у вас при задержании ничего не нарушили, у вас к нам претензий нет? Все, езжайте». Интересно было все – машина с поворачивающимися фарами, которые могут светить во дворы и там все освещать, осматривать. А сам полицейский шерифский участок – это просто песня: вертолетная площадка на кровле, фантастическое оборудование, отсутствие запахов аптеки и мочи. А когда мы узнали о бюджете шерифа, то мой полковник просто застонал от этого дела, и вообще от того, как там все это устроено и оборудовано. Совершенно фантастический контраст.

Поскольку у нас сейчас полицейская реформа – это интересно. Там, в Лос-Анджелесе, они устроили конкуренцию: полицейские услуги предлагает полиция штата и шериф – это две разные, независимые службы. И они конкурируют в тендерах на предоставление сервиса в определенных муниципалитетах. То есть их как бы стравили между собой, и из этого формируется их бюджет, потому что муниципалитеты платят за эти услуги. Реально получается, что полиция – это служба быта по предоставлению услуг безопасности, и она зависит от муниципалитетов, от граждан. Вот один из методов решения этого вопроса.

Если говорить о моем открытии Америки в смысле профессиональном, то как социолог, глядя на американцев, я позавидовал нескольким вещам: тому, что налоговая система позволяет им собирать деньги на серьезные проекты, и тому, что власть крайне заинтересована сотрудничать с ними. Причем это активное сотрудничество не только власти, но и корпораций. Там производство, я бы сказал, практически ориентировано на интеллектуальную продукцию – для чего, собственно, мозговые тресты и нужны – они фантастически развиты и востребованы.

В Америке существует закон об аналитической деятельности государства, который предписывает федеральным агентствам заниматься аналитической деятельностью и регулирует, как надо это делать, как надо взаимодействовать с независимыми мозговыми трестами, насколько это должно быть публично и т.д. То есть аналитическая деятельность является необходимой, предписанной частью политики. Это колоссальная страховка от глупости. Вот это главное.

Конечно, Америка пострадала от кризиса, и ее нынешнее состояние оценивается с разных сторон. С одной стороны, Америка пала жертвой этого кризиса, хотя отчасти и являлась его причиной (конечно, причины мирового кризиса более глобальны). Но с другой стороны, это самая успешная страна в мире. Тут никуда не денешься. Сейчас даже идет разговор про технический дефолт США. Но я так скажу – скатиться с горы легче, чем из оврага, вот и вся разница. Америка, даже падая, стоит на горе.

Если говорить о каком-то заимствовании чего-то американского, то есть там главное, что, к сожалению, позаимствовать невозможно – это гражданское чувство американцев. Америка возникла снизу, в отличие от многих других стран. Это государство сформировано снизу. Сформировано нормально, пошагово, и это, в общем-то, во многом предупредило успех.

XS
SM
MD
LG