Линки доступности

Спички как символ «холодной войны»


Саша Чавчавадзе в Музее спичек

Саша Чавчавадзе в Музее спичек

Художник Саша Чавчавадзе опубликовала мемуары

В нью-йоркском издательстве Proteotypes вышла в свет книга мемуаров Саши Чавчавадзе «Музей спичек» (Museum of Matches). В предисловии говорится, что много лет назад в мемуарах Владимира Набокова «Память, говори!» автора поразил эпизод, в котором друг набоковской семьи, царский генерал, показывал маленькому Володе разнообразные игры с помощью спичек. Сегодня мультимедийный художник, 56-летняя Саша Чавчавадзе, прямая наследница знаменитого грузинского княжеского рода, является основателем и директором уникального Музея спичек, расположившегося в Бруклине.

Музей занимает пару комнат в арт-галерее Proteus Gowanus на углу улиц Юнион и Невинс неподалеку от бруклинского канала Гованус. Район этот, мрачновато-индустриальный, меняется в последние годы, явно стремясь стать чем-то вроде артистичной манхэттенской Трайбеки. Группа художников, включая Сашу, выкупила здание галереи, чтобы создать нечто вроде художественного кооператива.

«Как возникла идея книги? – переспрашивает меня Саша. – Я задумала ее написать много лет назад. Музей спичек, он же музей «холодной войны», – моя попытка средствами искусства объяснить и прокомментировать жизнь моего отца, Дэвида Чавчавадзе. Ему сейчас 87 лет, он живет в Вашингтоне. Дэвид работал военным переводчиком, затем четверть века служил агентом ЦРУ. Его жизнь – ревностное служение Америке, западным ценностям свободы в борьбе с угрозой распространения коммунизма. Но прежде чем создать музей я писала большие коллажные картины, используя в качестве арт-объектов старинные пожелтевшие платья и вышитые салфетки с монограммами, извлеченные из бабушкиных сундуков. Смысл этих картин – в показе разительных трансформаций человеческих судеб. Моя бабушка Нина проделала путь, обратный сказочному пути Золушки. Она была богатой русско-грузинской аристократкой, княгиней из окружения Николая II, а, эмигрировав в Америку, стала жить очень скромно, войдя в круг интеллектуальной богемы».

У любителей русской и грузинской истории фамилия Чавчавадзе вызывает три мгновенные реминисценции, относящиеся к 19-му веку. Выдающийся поэт Александр Чавчавадзе. Его дочь Нина, вышедшая замуж за Александра Грибоедова. Писатель и общественный деятель Илья Чавчавадзе.

В книге Дэвида Чавчавадзе «Короны и плащи» (Crowns and Trenchcoats), изданной в 1990 году, приводится генеалогическое древо клана. По отцовской и материнской линии Дэвид, а соответственно, и его дети, имеют кровное родство с грузинскими династиями Мамиконидов и Багратионов, а также с русскими родами Строгановых, Голицыных и Родзянко. Чавчавадзе владели поместьем Цинандали и брендом знаменитого белого вина вплоть до революции 1917 года. Мать Дэвида и бабушка Саши княгиня Нина Чавчавадзе – представительница династии Романовых. Добрая половина королевских домов Европы, включая Англию и Данию, – родственники нынешних Чавчавадзе. Александра, которую все зовут Саша, – наследница этого рода.

По словам Саши, ее отец подробно объяснил, как ребенком играл в военные игры с помощью спичек. В частности, как надо выстраивать враждующие армии, различающиеся цветом серной головки, какие правила боевых действий, какая спичка считается раненой и убитой. Поскольку в былые годы спички загорались легко, от малейшего трения, игроки стреляли в них пульками из воздушных пистолетов, и если попадали, то спичка загоралась, то есть была «убита» и выходила из игры.

«В качестве источников для книги я использовала рассказы и мемуары моих родственников, – продолжает Саша. – Скажем, воспоминания моей бабушки Нины, которые никогда не публиковались. Она написала их на английском, которым владела превосходно, правда, говорила с легким акцентом. Русский у нее был старомодный, дореволюционный, как у большинства эмигрантов первой волны. Кроме того, несколько лет назад я стала задавать своему отцу по электронной почте интересующие меня вопросы, и он мне охотно отвечал. Он оказался отличным историком, глубоко анализируя события 20-го века. И чем больше я узнавала о деятельности отца, тем больше проникалась симпатией к нему и его работе на ЦРУ. Это шло в противовес взглядам бабушки и дедушки, завзятых либералов, которые ненавидели ЦРУ наравне с коммунизмом и Советским Союзом. Впрочем, сие характерно для эмиграции – каждое следующее поколение придерживается более консервативных взглядов».

Саша показывает экспонаты музея – картины, плакаты, фотографии, книги, имеющие прямое или опосредованное отношение к теме холодной войны между США и Советским Союзом. И, конечно, спички, вернее, замысловатые композиции и узоры, составленные из спичек с синими, зелеными и красными головками. Вот композиция «Дитя «холодной войны» номер один» (2004). Диски-эполеты со стилизованными флагами США и СССР, ощетинившиеся спичками во все стороны, соприкасаются как в зубчатой передаче. Кто кому даст «прикурить»?

«В английском языке слово match, помимо «спички», означает «пара», «точное соответствие», – объясняет художник. – Меня занимают идеи симметрии, похожести, равновесия. Противостояние двух сверхдержав – самый яркий пример такого баланса. Спички – многослойная метафора холодной войны, а также уязвимости, хрупкости цивилизации. Я родилась в Западном Берлине, когда он был городом-спичкой. Чтобы мир взорвался, достаточно чиркнуть ядерной спичкой... Вы думаете, холодная война в прошлом? Отнюдь. Ее наследие, рефлексы живы в нашем обществе. Мир по-прежнему делят на друзей и врагов, без оттенков и нюансов. Я замужем за индийцем, и после 11 сентября на него стали нередко смотреть подозрительно и враждебно, как и на многих других американцев азиатского и ближневосточного происхождения. Такая предвзятость, наверное, в человеческой природе».

В книге Саша Чавчавадзе описывает бегство Нины и Павла (Пола) Чавчавадзе из России от большевиков, дальнейшие перипетии их жизни на Западе. В 20-е годы они переехали в Нью-Йорк, а затем обосновались на полуострове Кейп-Код. Денег у них было мало, но за гроши они купили старый дом в местечке Уэллфлит. Пол Чавчавадзе стал писателем, издал пять книг, написанных им по-английски. Одна из них посвящена истории похищения легендарным Шамилем княгини Анны Чавчавадзе. Каждое лето юная Саша и ее сестра Маруся ездили к ним. Когда бабушка и дедушка умерли, старый дом в Уэллфлите по завещанию достался Саше и Марусе.

«Мои прадед и его брат, Великие князья Георгий Михайлович и Николай Михайлович Романовы, кузены Николая II, были либерально настроены и уговаривали царя даровать народу конституцию и провозгласить демократию, – говорит Саша. – Горькая ирония в том, что они были расстреляны большевиками в 1919 году вместе с другими близкими родственниками царя. Мой сын Сандро, ему 20 лет, уезжает через несколько дней в Санкт-Петербург на три месяца по студенческому обмену. Я ему говорю: держись там скромно и не задирай нос. Не козыряй, что, мол, ты древнего княжеского рода. Все это в прошлом, и ничего не вернешь».

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG