Линки доступности

«Сапфиры» Австралии: как аборигенки стали звездами музыки «соул»


Кадр из фильма

Кадр из фильма

Премьера необычной музыкальной драмы состоялась в Нью-Йорке

Три сестры и их кузина объединились в музыкальный ансамбль и с помощью еще одного музыканта поопытней добились оглушительного успеха за рубежом. Подобных историй восхождения к славе немало, но эта, рассказанная в фильме «Сапфиры» (The Sapphires), отличается тем, что девушки – австралийские аборигенки. В Нью-Йорке состоялась премьера этого фильма, поставленного режиссером Уэйном Блэром, тоже австралийским аборигеном, по реальным событиям 60-х годов.

Сестры пели с раннего детства, их репертуар состоял из мелодий кантри-вестерна, а аудитория – из соседей по поселку, расположенному в австралийской глубинке. Они случайно узнали, что есть шанс отправиться в гастрольное турне в охваченный войной Вьетнам дял выступлений перед американскими военнослужащими. Симпатизирующий девушкам бесшабашный ирландский музыкант Дейв Лавлейс уговаривает их сменить репетуар на американский «соул» и берет над ними творческое шефство. Ансамблю, взявшему название «Сапфиры», удается получить контракт и отправиться во Вьетнам...

Задорную четверку девушек, не боящихся препятствий и преодолевающих расистские предубеждения, играют молодые австралийские актрисы Дебора Мейлмен, Миранда Тэпселл, Джессика Мобой и Шари Себбенс. Их ментора Дейва сыграл ирландец Крис О’Дауд, известный по недавней комедии «Девичник в Лас-Вегасе». С Крисом О’Даудом и режиссером Уэйном Блэром встретился в Нью-Йорке корреспондент «Голоса Америки» Олег Сулькин.

Олег Сулькин: Крис, вы работали в Великобритании и США. Могли себе когда-нибудь представить, что окажетесь в Австралии, чтобы сниматься в фильме про девушек-аборигенок, отправляющихся во Вьетнам?

Крис О’Дауд: Я всегда был одержим идеей отправиться в Австралию (смеется). Ну, если серьезно, я никогда не был в этой стране. Моя сестра только что туда переехала, и мне просто захотелось с ней потусоваться.

О.С.: Ваш герой Дейв – энтузиаст музыки «соул» и отъявленный авантюрист. Вы в себе нащупали что-то общее с вашим персонажем?

К.О.: Я ношу точно такое же нижнее белье белого цвета (смеется). Так же как и Дейв, обожаю спать в машине и на диване. Ну, если серьезно, вся обстановка на площадке, общение с режиссером, сценаристом и другими актерами помогли мне постичь нюансы характера моего героя.

О.С.: Уэйн, как вы выбрали Криса на роль Дейва?

Уэйн Блэр: Я посмотрел «Девичник в Лас-Вегасе» и сразу понял, что Крис идеально подойдет на эту роль. Первоначально мы планировали английского актера, но Крис убедил нас, что ирландский колорит даже лучше. Тем более, что между ирландской и австралийской культурами традиционно очень крепкие связи.

К.О.: Да, мы очень похожи. Также любим дурачиться и выпивать.

О.С.: Крис, какую музыку вы любите?

К.О.: Я рос под музыку Сэма Кука. Люблю, когда громко поют. Люблю трясти головой в ритм музыке. У меня хорошая шевелюра для этого. Когда-нибудь хотел бы сыграть в хорошем мюзикле типа «Рент».

О.С.: Видите ли вы себя в качестве сценариста или режиссера?

К.О.: Да, я пишу сценарий телешоу для Ирландии. Первая серия уже готова. Я убедился в том, что находиться по другую сторону кинокамеры гораздо легче.

О.С.: Уэйн, чем вас заинтересовала эта история?

У.Б.: Прочитав сценарий Тони Бриггса, я ощутил прилив энергии. Эмоции запульсировали в моих венах. Эти девушки преодолели массу трудностей. Расизм по отношению к коренным австралийцам в конце 60-х годов оставался очень сильным. И то, что «Сапфиры» пробились, потребовало от них огромных усилий и огромного оптимизма. Во Вьетнаме девушки стали любимицами американских солдат, выступали на передовой на импровизированных концертных площадках.

О.С.: Близка ли вам афроамериканская музыка «соул»?

У.Б.: В моей семье всегда любили слушать Арету Франклин, Марвина Гэя, группу «Слай и фамильный камень». Величие этой музыки в том, что она покоряет всех, независимо от социального статуса и этнического происхождения. Это заразная музыка. Она застревает в сердце и становится частью тебя самого.

О.С.: Как возникла идея этого фильма?

У.Б.: В 2005 году я сыграл как актер в театральной пьесе «Сапфиры» Тони Бриггса. И не мог себе представить, что через несколько лет окажусь вовлечен в съемки киноадаптации этой пьесы уже в качестве режиссера. Тони написал пьесу, а потом и сценарий, чтобы рассказать историю своей матери, Лорел Робинсон, которая была одной из участниц реальной группы «Сапфиры». Пьеса имела оглушительный успех в Австралии. Кончилось тем, что Тони предложил мне поставить фильм.

О.С.: Как вы искали исполнительниц на роли участниц ансамбля?

У.Б.: Кастинг оказался сложным и обременительным. Прослушивание прошли примерно 150 кандидаток. Мы их тасовали как карточную колоду. Ведь они должны быть похожи, ведь они сестры. Они должны быть аборигенками. Они должны уметь хорошо петь, ну, по меньшей мере, одна, главная солистка, и хорошо двигаться. И что самое сложное, их голоса должны слагаться в единый звук.

В результате мы выбрали Дебору Мейлман, которая играла вместе со мной в сценических «Сапфирах». Джессику Мобой мы углядели в финале телевизионного конкурса «Австралийский идол». А вот Шари Себбенс и Миранду Тэпселл нашли в городе Дарвине. Они выпускницы Западно-Австралийской академии исполнительских искусств.

О.С.: Где проходили съемки?

У.Б.: В нескольких регионах Австралии, как в городских, так и сельских. Плюс Вьетнам, где нас пришлось летать на вертолетах и раздобывать оружие, амуницию и обмундирование тех лет. Очень сложно было в Хошимине, мегаполисе с населением 8 миллионов жителей, останавливать дорожное движение для съемок одного важного эпизода.

Если не ошибаюсь, мы стали первой иностранной съемочной группой за последние десять лет, которой власти этой страны разрешили съемки фильма о Вьетнамской войне. Некоторые вьетнамские сцены мы сняли в Сиднее, в частности, современный ночной клуб в районе Кингс-Кросс «загримировали» под ночной клуб в Сайгоне.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG