Линки доступности

Американские и российские эксперты, опрошенные корреспондентами Русской службы «Голоса Америки», анализируют практику усыновлений детей однополыми парами в России и США

Россия выступила с новыми претензиями к американским усыновителями российских детей. В 2007 году Егор Шатабалов был усыновлен гражданкой США Марсией Энн Брандт. В ходе оформления документов и судебного заседания американка не сообщила, что состоит в однополом браке с другой женщиной, чем, по мнению российских властей, нарушила российское законодательство.
Уполномоченный по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов, комментируя ситуацию, напомнил, что в российским законодательстве «недвусмысленно зафиксировано, что семья – это брачный союз между мужчиной и женщиной».

«Таким образом, ребенок оказался втянут в выяснение весьма сомнительных с точки зрения морали и нравственности отношений, – отметил Долгов. – Считаем, что вокруг Егора сложилась неприемлемая обстановка, наносящая вред его психологическому здоровью».

Уполномоченный МИД также отметил, что произошедшее «идет вразрез с наилучшими интересами мальчика и требует обеспечения ему нормальных условий проживания и воспитания в полноценной семье».

Американские реалии

Согласно данным службы Gallup, примерно 3,4% населения США относят себя к сексуальным меньшинствам. По данным экспертов из Института Уильямса в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, около 20 тыс однополых семей в США воспитывали в 2009-м году около 30 тыс усыновленных детей.

Однако в Америке не существует федерального закона, который регулировал бы усыновления однополыми партнерами. Все штаты позволяют геям и лесбиянкам обратиться с индивидуальной просьбой об усыновлении ребенка. Проблемы начинаются, когда партнеры пытаются усыновить детей сообща. 20 штатов и Федеральный округ Колумбия позволяют проводить усыновления и удочерения однополым парам. Штаты Юта и Миссисипи запрещают усыновления сожителями, не состоящими в браке – это априори лишает права на усыновления однополые пары, которые в этих штатах не могут заключить брак.

Эллен Кан, директор проекта «Семья» в правозащитной организации Human Rights Campaign, заметила, что ее не удивляет реакция России на историю усыновления Егора Шатабалова.

«В Америке и многих других государствах мира отношения к однополым парам меняется, но Россия, Китай и другие страны, которые позволяют иностранцам усыновить детей, еще далеки от этого. К сожалению, есть пары, которым приходится скрывать сексуальную ориентацию при подаче просьбы об усыновлении за границей, как до недавнего времени секс-меньшинствам приходилось скрывать свою ориентацию в вооруженных силах США. Всего несколько лет назад эта тема вообще не поднималась – но в какой-то момент у властей Китая вызвали подозрение женщины-одиночки, которые подавали просьбы об усыновлении – и они начали требовать официального заявления о гетеросексуальной ориентации потенциальных усыновительниц. Для одиноких мужчин возможности усыновления практически закрыты».

Однополые семьи не жалуют в Китае, Эфиопии, Южном Судане, Гватемале и России – странах, из которых последние годы американцы усыновляли больше всего детей. Именно поэтому многие геи и лесбиянки подают просьбу об усыновлении в качестве одиночек.

Кан говорит, что в прошлом международное усыновление было приоритетом для американских геев и лесбиянок – для некоторых потому, что их дедушки и бабушки приехали из России, прочие опасались того, что из-за негативного отношения некоторых американцев к ЛГБТ-общине, семья, отказавшаяся от ребенка, узнав что их сын или дочь воспитывается в доме однополых партнеров, потребует забрать его.

«Но ситуация с международными усыновлениями усложнилась, а отношение к ЛГБТ в Америке улучшилось, поэтому большинство предпочитают на сегодняшний день усыновление в Америке – и 63 агентства по усыновлению открыто приглашают к сотрудничеству членов общины», – отмечает Кан.

Кан добавляет: «Ведущие американские организации, которые занимаются благосостоянием детей, говорят, что помимо дискриминации, нет никаких причин запрещать усыновления детей однополыми партнерами. Как правило, такие люди являются высоко мотивированными родителями – и оценивать их способность воспитать ребенка надо как у любого другого потенциального родителя, не на основе их сексуальной ориентации».

Проведенный в 2007 году опрос CNN показал, что 57% американцев поддержали право однополых партнеров на усыновление, и 40% процентов высказались против этого.

В 2010 году суд во Флориде вынес вердикт, что накопленная база научных исследований на эту тему позволяет сделать однозначный вывод: пребывание ребенка в однополой среде не причиняет ему никакого ущерба.

На сайте Госдепартамента США указывается: «Для того, чтобы усыновить ребенка, однополые пары должны следовать тем же трем сводам законов, что и американцы-гетеросексуалы: федеральным законам США, законам об усыновлении страны, в которой родился ребенок, и законам штата, в котором проживает усыновитель».

Российские реалии

Председатель российской ЛГБТ-сети Игорь Кочетков говорит, что, по его мнению, в ситуации с Егором Шатабаловым никаких прав ребенка нарушено не было, потому что он «воспитывался надлежащим образом в семье, и претензий к его воспитанию нет».

«Что касается того, что мать ребенка скрыла информацию о своей сексуальной ориентации, то это ее право, потому что никто не обязан сообщать о своей гендерной идентичности, если он сам этого не хочет», – заметил активист и сослался на статьи международных правовых актов, касающихся неприкосновенности частной жизни. «Сексуальная ориентация человека никак не влияет на его способность быть родителем», – пояснил он.

О законопроекте, который предполагает запрет на усыновление российских детей в тех странах, где разрешены однополые браки, активист отозвался негативно. Как он рассказал, этот документ может быть вынесен на рассмотрение Думы в любой момент.

Заместитель секретаря Общественной палаты Владислав Гриб придерживается иного мнения. «С точки зрения российских законов, усыновители обязаны сообщить, что состоят в браке, – пояснил он. – Например, у нас матери-одиночке практически невозможно усыновить ребенка, а уже однополой семье, которую и так нельзя зарегистрировать, ребенка тем более никто не отдаст». По словам эксперта, он убежден, что, если бы при усыновлении Егора Шатабалова эти факты были известны российской стороне, то американка получила бы отказ.

С позицией МИДа РФ Гриб солидарен. «Недаром у нас действует запрет на однополые браки, – пояснил он. – Усыновление ребенка происходит в России, тут проходит суд и оформляются все документы, поэтому права мальчика действительно были нарушены». По словам правозащитника, он убежден, что права ребенка не были соблюдены еще в самом начале процесса усыновления, когда его приемная мать решила «сознательно обмануть Семейный кодекс».

«Каждое государство имеет право выдвигать условия по усыновлению своих граждан. – говорит он. – Это нормальная инициатива, потому что для большинства наших граждан такая ситуация будет возмутительной, а наши законы должны отражать и отражают те общественные отношения, которые сложились в России».

По словам эксперта, в ближайшее будущее в российском законодательстве вряд ли появится разрешение на однополые браки. «А уж усыновлять детей таким семьям вообще вряд ли когда-нибудь можно будет», – предсказал Гриб и добавил, что сам является противников этой инициативы.

Практика

Консультант по усыновлению американского агентства Hand in Hand Алена Синкевич считает, что однополой паре усыновить ребенка в России практически невозможно, несмотря на отсутствие формальных юридических запретов таким усыновлениям.

«Насколько я знаю, российское законодательство этого никогда не запрещало, однако практикой это никогда не поддерживалось. Если ко мне и обращались однополые пары, то я об этом ничего не знала. А если бы и знала, то не стала бы им содействовать», – заметила Синкевич.

Цитируя представителей органов опеки РФ, Синкевич поясняет свою позицию потенциальными «трудностями», которые могут возникнуть в жизни ребенка, воспитавшегося в однополой семье: «Одна из задач семьи – помочь ребенку адаптироваться к социальной жизни. А поскольку наше общество в большинстве своем представлено парами, состоящими в гетеросексуальных отношениях, то ребенок, усыновленный однополой семьей, заимствует модели поведения нетипичные для большинства. Затем он повторяет эти нетипичные модели поведения в своей жизни, что может ее затруднить».

Синкевич также отметила, что не знает в России ни одного агентства, в котором однополой паре разрешили бы усыновление: «Если это случилось, то они не стали бы об этом заявлять во всеуслышание».

С Аленой Синкевич категорически не согласна Таня Доми, профессор Университета города Нью-Йорк: «Современные исследования показывают, что, если ребенок воспитан в любящей семье, абсолютно неважно, какая это семья: гомосексуалистов-мужчин, лесбиянок или гетеросексуалов. У нас нет никаких социологических данных о том, что воспитание в однополой семье или в семьях с отцом-гомосексуалистом или матерью-лесбиянкой пагубным образом отразится на психическом развитии ребенка. Поэтому искажать научные факты безответственно».

Синкевич замечает, что гетеросексуальная семья, в которой родители бьют друг друга, – не лучшая модель для подражания. Поэтому, на ее взгляд, единого закона по этому вопросу не должно быть; каждый случай должен рассматриваться в индивидуальном порядке.

В России нет законодательства, прописывающего порядок усыновления детей однополыми парами. С одной стороны, ребенка может усыновить только пара, состоящая в браке; с другой – закон не содержит упоминаний о сексуальной ориентации ходатайствующих.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG