Линки доступности

Интервью с американским профессором на международном Саммите глобальных лидеров

В Москве завершился международный Саммит глобальных лидеров: «The Preparing Global Leaders Summit» — международная семидневная программа, подготовленная Московской высшей школой социально-экономических наук и РАНХиГС при Президенте РФ совместно с лучшими преподавателями Джорджтаунского университета - одного из старейших высших учебных заведений США.

В Москву приехали студенты их 57 стран. Многие из них следуют за этим курсом из страны в страну. Цель семидневной программы — подготовить специалистов в области глобального управления и гуманитарного взаимодействия, а это означает - курсы по развития навыков лидерства и коммуникации, политической риторики и участия в парламентских прениях.

Корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» с трудом удалось проинтервьюировать одного из самых ярких (и молодых) профессоров форума - Сэма Потоликкио. Он сам - лауреат премии имени К. Патрисии Кросс “Лидеры будущего” и один из 300 лучших преподавателей США.

В Джорджтаунском университете Потоликкио преподает курсы по президентской риторике, религии и политике, конституционному праву и политической системе Соединенных Штатов.

Потоликкио путешествует по всему миру с лекциями, форумами, семинарами и мастер-классами. Его главные темы - мировое лидерство и глобальное образование.


Анастасия Лаукканен: Это не первый Ваш приезд в Москву?

Сэм Потоликкио: Я приехал в Москву уже в третий раз. Я уже был в Москве в декабре, - приезжал с визитом к профессору университета. А в июле меня пригласили вести семинары на озере Селигер, на молодежном образовательном форуме. А сейчас я приехал в Россию после путешествия в Венгрии и поездки в Азербайджан.

А.Л.: Расскажите подробнее про Ваш опыт на Селигере.

С.П.: Мне очень понравилось. Передо мной было семьсот студентов из более чем ста стран! И они все жили в лагерях, в палатках. И мне было действительно интересно с ними.

А.Л.: Вы тоже жили в палатке?

С.П.: Нет! Я не жил с ними в палатках, к сожалению. Меня поселили отдельно, потому что я притащил с собой огромное количество багажа, на тот момент я путешествовал уже три месяца по разным странам.

А.Л.: Вы знаете, что Селигер вызывает много противоречивых споров?

С.П.: Да, я слышал об этом. Я был там и мне не показалось, что это был в какой-то мере идеологический форум, я не увидел там попытки изменить или завлечь чем-то студентов. Мне показалось интересным, что там было так много американских спикеров. Вместе со мной, мне кажется, около половины основных лекторов были американцы. Еще там было много молодых лекторов из таких стран как Пакистан, Индия, Камбоджа... И всем было меньше 26-27 лет. Поразительно! Но я правда не увидел там ничего выходящего за рамки большого международного съезда.

А.Л.: В своих лекциях Вы много говорите о миром лидерстве, встречаете и обучаете будущих молодых лидеров. Вы видите Россию одним из мировых лидеров будущего?

С.П.: Несомненно. В этой стране огромный потенциал. Именно поэтому я сейчас выбрал рабочую программу в Москве. Потенциал здесь есть именно у молодых людей, и я чувствую, что могу помочь им осмыслить и реализовать эти амбиции. Я вообще думаю, что Россия - это символ такого потенциала. В следующие два десятилетия это сильно повлияет на уровень решений, которые принимаются на национальном и на локальном уровнях.

А.Л.: Вопрос, который, на самом деле, часто возникает: а имеет ли значение - откуда происходит новый, мировой, скажем лидер? Или, все же, лидерство - это выше национальности?

С.П.: Возможно. В своих работах я стараюсь, все же, дать новое определение понятию «лидера». Например, по моему мнению, ты можешь быть лидером, и одновременно быть последователем. Ведь лидер, как я понимаю, это тот, кто делает других людей лучше. А еще тот, кто думает больше и выше самого себя. И здесь, на форуме, я стараюсь показать это студентам. Это помогает очень многим осознать свои силы и возможности. Ведь лидером можно быть, даже если у тебя нет определенного положения, нет авторитета.

А.Л.: Вы работаете в системе высшего образования. Как Вы считаете, высшее образование должно измениться, чтобы лучше адаптироваться к нуждам будущего, и лучше адаптироваться для воспитания лидеров?

С.П.: Я уверен, что мы должны стать более интернациональными. Мы должны знакомить студентов с различными перспективами. И для студентов, которые будут общаться со студентами других культур, быть вовлеченными в их сообщества, нам нужны будут определенные требования и условия.

Сейчас мы лицом к лицу с такими проблемами и уровнем кризиса в мире, что это потребует от нас совершенного иного уровня воображения и проницательности. А невозможно выработать этот новый уровень, если ты не восприимчив к новым идеям. И множество этих новых идей в новой комбинации и могут привести к прорыву.

Например, я часто подвергаю своих студентов испытанию «несогласия». Это может быть семинар в классе. Или испытания «иной культуры».

А.Л.: А что для Вас - самое главное в образовании?

С.П.: Путешествия. Я люблю это больше всего на свете. Мне нравится встречать студентов в их родных городах и странах. Только в этом году я был в тридцати странах. И знаете, что здорово? Это знакомиться с каким-либо студентов в классе, в университете, а потом приехать и увидеть, понять, откуда он на самом деле приехал. Встретить его родителей. Посмотреть на школу, в которой он учился. Научиться их языку. Понять их кухню....

А.Л.: Вы делали это в России?

С.П.: Конечно, я делал это в России! Я встретился здесь с двадцатью моими бывшими студентами. Многие были не из Москвы. И для профессора, например, нельзя представить ничего лучше, чем узнать студента так близко. Потому что это помогает учить его, намного лучше, давать ему то, что ему действительно нужно.

А.Л.: Я знаю, что Вы учите, в том числе, президентской риторике. Будет очень интересно услышать Ваше мнение о риторике Владимира Путина. Например, как изменилась его риторика после возвращение на президентский пост в этом году?

С.П.: К сожалению, я не много могу здесь сказать! Мне очень жаль, потому что я не говорю на русском языке. Мой отец свободно знает русский, но я сейчас только учу его. И поэтому я не могу оценить президентскую риторику, которая оценивается в таких тонких различиях слов и выражений, на языке, который я не понимаю. Потому что здесь, перевод, например, не даст нам той информации, которая нам нужна. Это будет не совсем честно. Это же второй язык, не родной. У меня, например, второй язык испанский, но я бы не хотел, чтобы кто-то делал выводы обо мне и моих действиях, судя по моей речи на испанском языке.

А.Л.: Это означает, что Вы работаете исключительно с американским президентом?

С.П.: Именно. Но я надеюсь, если я действительно буду возвращаться в Россию, я смогу больше понять и смогу рассуждать в этой области.

А.Л.: А Вы планируете регулярно быть в России?

С.П.: Строго говоря, три раза в год. Минимум. А, может быть, и чаще. Что касается изменения политической риторики Путина после возвращения - это настоящий
вопрос для исследования. Будет действительно интересно заняться этим.

А.Л.: Если Вы работаете с американскими президентами, Вы не могли бы сказать пару слов о риторике двух главных претендентов на пост президента?

С.П.: Меня не было в Америке с июня, и мог многое упустить. Тем не менее, Обама, несомненно, лучший спикер, команда, которая пишет ему речи, работает лучше, у него лучше команда внешних связей, чем у Ромни. Я думаю, что Обама выиграет на этих выборах, конечно, если за это время не произойдет драматических изменений на международной арене или в экономике США.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG