Линки доступности

Шпионский триллер «Солт»: Анджелина Джоли в роли русской шпионки


Эвелин Солт совсем не похожа на Анну Чапман. Она не такая молодая, намного более бывалая, если не сказать, потертая жизнью, говорит по-английски без акцента, подвергалась пыткам в Северной Корее. Она дерется так, что мускулистые агенты секретных служб безопасности сыпятся вокруг нее, как горох. Она может убить заморского президента, находящегося в Нью-Йорке с официальным визитом, проникнув к месту его выступления по туннелям городской подземки. Она может выпрыгнуть с вертолета в реку Потомак с высоты метров 300, выбраться на берег и затем еще километров 20 бодро бежать по лесу.

В общем, Эвелин Солт – профессиональный, серьезно подготовленный разведчик. А вот на какую разведку она работает – вопрос не такой уж простой. Сначала кажется, что на ЦРУ. Потом оказывается, что на российскую. И была заброшена в США давным-давно, еще в советские времена. Но в конце фильма окажется, что быть всего лишь двойным агентом для Эвелин Солт – это слишком просто….

Новый фильм про шпионов «Солт» выходит на американские экраны 23 июля. Роль Эвелин Солт играет Анджелина Джоли, которая очень серьезно отнеслась к новому образу – большинство каскадерских трюков она выполняет в фильме сама. Что касается психологической подготовки – над ролью ей помогала работать бывший агент ЦРУ Мелисса Мейле. Мейле, которая много лет проработала секретным агентом ЦРУ на Ближнем Востоке, в многочисленных беседах рассказала Джоли о том, как агенты живут с ощущением постоянной опасности, и как им удается избежать быть раскрытыми и задержанными.

«Голос Америки» поинтересовался у Мелиссы Мейле, что в этом фильме выглядит реально, а что – выдумка. Такой же вопрос корреспондент «Голоса Америки» задала бывшему главе министерства внутренней безопасности США Тому Риджу и бывшему советскому шпиону Олегу Калугину.

«Мне кажется, что фильм "Солт" – это соединение реальности и выдумки, весь сценарий – это переплетение возможного и придуманного, – сказала бывший агент ЦРУ Мелисса Мейле. – Нет одного такого момента, когда сюжет становится слишком уж невероятным. И мне кажется, что именно этот постоянный переход от возможного к невозможному и обратно не позволяет зрителю ни на минуту заскучать. Конечно, профессиональный агент ЦРУ может многому в фильме не поверить, сказать – нет, вот такое бы никогда не произошло. Хотя фильм начинается вполне реально – в ЦРУ является перебежчик из КГБ. Такое в мире шпионажа происходит очень часто».

Режиссер фильма Филип Нойс известен такими блокбастерами о нелегкой доле агентов ЦРУ, как «Игры патритов» (Patriot Games) и «Явная и прямая угроза» (Clear and Present Danger). Эта тема интересует Нойса неслучайно – в Австралии, где он рос, его отец был агентом австралийской разведки. Нойс рассказывает, что в детстве все время играл в шпионов.

«В нашем маленьком австралийском городке, когда я был еще ребенком, я целыми днями за кем-нибудь следил – за соседями, за знакомыми, – вспоминает Нойс. – Я мог следовать за кем-нибудь на протяжении многих часов. Я хотел стать профессиональным шпионом. Но в реальной жизни у меня это не получилось».
Зато в реальной жизни Нойс создает увлекательные киноистории с погонями, взрывами, грандиозными пожарами и автомобильными катастрофами.

Компания «Коламбия пикчерс», которая занимается распространением фильма «Солт» в США, незадолго до выхода картины на американские экраны пригласила нескольких экспертов в области национальной безопасности США побеседовать с журналистами о картине и о «шпионской опасности» в США. Один из экспертов, Том Ридж, бывший глава министерства внутренней безопасности США, считает, что в картине много художественных преувеличений.

«Я сам не участвовал в операциях ЦРУ, но хочу вот что сказать: в фильме много "экшн", много насилия, борьбы, – сказал Ридж «Голосу Америки». – А реальные шпионы и тайные агенты, наоборот, пытаются действовать тихо, незаметно. Они, конечно, подготовлены к критическим ситуациям, могут применить силу. Но это для них не главное. Получение важной информации насильственным способом – это не то, чем они занимаются каждый день. Они действуют за кулисами, секретно, так, чтобы их не раскрыли».

Каскадерским трюкам и жестким приемам борьбы, достойным агента сразу нескольких разведок, Анджелину Джоли на съемочной площадке учил Саймон Крэйн. Крэйн – один из самых уважаемых в Голливуде специалистов в этой области, он создал бесчисленное количество дух захватывающих каскадерских трюков для таких фильмов, как «Троя», «Спасти рядового Райана», «Лара Крофт», «Мистер и миссис Смит». Он научил Джоли применять приемы борьбы крав-мага, разработанной израильской разведкой и ФБР. В фильме Джоли дерется хладнокровно и жестко, как профессиональный убийца – но старается, по возможности, никого не убивать.

А вот бывший генерал-майор КГБ Олег Калугин, который в свое время был настоящим советским резидентом, а затем сменил страну проживания, говорит, что в реальной жизни насилие и шпионская работа сочетаются плохо.

«Я бы сказал, что в реальном шпионском мире насилие сильно вредит агенту разведки, подрывает доверие к нему, ставит под сомнение убедительность его действий, – сказал Олег Калугин «Голосу Америки». – Конечно, Анджелина Джоли – замечательная актриса, она очень хорошо сыграла роль российской разведчицы. Но все-таки это – голливудский фильм. Там много взрывов, пожаров, драк. Фильм этот сделан не для профессионалов, а для развлечения обычных людей, которые в разведке не работают».

И все-таки фильм «Солт» – не про китайских разведчиков и даже не про северокорейских. Самые коварные, опасные и безумные герои картины носят такие имена, как Олег Орлов и Николай Тарновский. «Голос Америки» поинтересовался у бывшего министра внутренней безопасности США Тома Риджа, не является ли это доказательством того, что в подсознании американцев продолжает жить страх перед русскими, оставшийся со времен «холодной войны»?

«Мне не кажется, что это не свидетельствует о каком-то страхе, который американцы продолжают испытывать перед Россией, – сказал Том Ридж «Голосу Америки». – Мне не кажется, что американцы живут в страхе. Но это говорит о том, что мы должны продолжать собирать информацию об окружающем мире. Особенно о тех, у кого могут быть интересы, отличные от наших, от тех, кто может влиять на развитие мировых событий. Может, заголовки "холодной войны" и исчезли с первых полос газет и журналов, но у нашей страны по-прежнему могут существовать потенциальные противники».

О новостях Голливуда читайте здесь

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG