Линки доступности

Финансисты готовятся выводить с острова свои капиталы, владельцы фирм присматриваются к другим оффшорам

Власти Кипра приняли новый план выхода из банковского кризиса. Согласно ему, предлагается создать государственный инвестиционный фонд и выпустить специальные облигации, продажа которых, как ожидается, может принести порядка 6 млрд евро.

В Санкт-Петербурге за событиями на Кипре следят не только те, кто хранит на острове свои вклады или имеет там свой бизнес, но и все, кто любит отдыхать на Кипре, учитывая, что на «острове Афродиты» бывает до трехсот солнечных дней в году.

Если Кипр будет исключен из Евросоюза, или выйдет из зоны единой европейской валюты, как это скажется на привлекательности местных курортов?

Что же касается бизнесменов, не придется ли им искать другие места для оформления головных офисов своих фирм, зарегистрированных сейчас на греческой части Кипра?

Корреспондент «Голоса Америки» решила узнать мнение петербургских финансистов и экономических экспертов по поводу развития ситуации на Кипре.

«В данной ситуации рисковать никто не захочет»

Председатель совета директоров «Балтинвестбанка» Юрий Рыдник считает, что финансовое присутствие Петербурга на Кипре сравнимо с его присутствием во многих российских городах.

«Если посмотреть на приход российских денег в кипрские банки, и на то, кто является иностранными инвесторами в России, то можно увидеть, что через Кипр в год проходит от 100 до 200 млрд долларов. Деньги уходят туда и возвращаются обратно в виде инвестиций от кипрских компаний. Выделить с этой части петербургские компании очень трудно. Около трети инвестиций, которые приходят в Россию – это кипрские инвестиции, но, по сути, это российские деньги», – считает Юрий Рыдник.

Что же касается присутствия кипрского бизнеса на берегах Невы, то, по мнению банкира, кипрские компании используются российским бизнесом, во-первых, для оптимизации налогов, поскольку есть межправительственное соглашение, позволяющее сэкономить российским компаниям. Кроме того, регистрация на Кипре помогает отечественным бизнесменам обезопасить себя от российских политических рисков.

Профессор Высшей школы экономики Александр Ходачек, говоря о значении Кипра для петербургского бизнеса, отмечает, прежде всего, традиционные направления – туризм, операции, связанные с приобретением недвижимости и центр расчетов.

«То есть – своеобразный депозитарий по сделкам юридических лиц, которые работают с ЕС и другим миром. Все они были с транзакциями, которые проводились через кипрские банки», – указывает профессор Ходачек.

Еще 5 лет назад инвестиции из оффшорных зон – в первую очередь из Кипра – составляли значительную долю «реинвестиций» (поскольку это были бывшие российские деньги) в экономику Петербурга и других российских регионов, подчеркивает профессор. Поскольку Кипр использовался, в основном, как промежуточное звено, сложно сказать, как эти деньги влияли на экономику самого Кипра. Ходачек напоминает, что ВВП Кипра составляет порядка 20 млрд евро, а суммы, которые приходили туда, были в 5-7 раз больше.

«Поэтому если и было какое-то влияние на экономику острова, то это было в рамках процентных ставок, обслуживания кредитов и так далее», – замечает он.

Теперь, по мнению специалиста, деньги, в том числе и российские, будут уходить с Кипра.

«Конечно, то, что у нас с Кипром есть соглашение о ликвидации двойного налогообложения, – это большой плюс. Кроме того, это просто удобное место в Европе и с точки зрения транспортной доступности и в плане транзакций, – подчеркивает Александр Ходачек. – Но раз складывается такая ситуация, рисковать никто не захочет. Поэтому, сейчас, видимо, все будут искать какие-то другие центры для совершения подобных операций».

Евросоюз был «не до конца справедлив» к российским интересам

Этой же точки зрения придерживается и Юрий Рыдник.

«Бизнес будет искать другие более надежные варианты, ведь, помимо Кипра, есть другие юрисдикции, где тоже благоприятный налоговый режим, – отмечает председатель совета директоров “Балтинвестбанка”. – Кипр был оптимален именно потому, что с ним Россия имела такое межгосударственное соглашение не допускающего двойного налогообложения. Собственно, корпоративная ставка налогов на Кипре была очень низкая – порядка 10 %. И это позволяло, уплатив налог на Кипре, не платить его в России. А в России общий налог составляет, грубо говоря, 40%. Сравните – 10 % там и 40% здесь!»

В начале этой недели премьер-министр России Дмитрий Медведев весьма резко оценил первоначальный план ЕС по спасению экономики Кипра за счет единовременного налога. Буквально, Медведев сравнил поведение лидеров Евросоюза с действиями «слона в посудной лавке».

Александр Ходачек объясняет такую реакцию Медведева тем, что план Евросоюза в отношении российского бизнеса на Кипре «не был до конца справедливым».

По словам профессора Ходачека, представители Евросоюза, предлагая этот план, знали, что на Кипре хранится достаточное количество средств как российских граждан, так и юридических лиц, для которых кипрские банки являются своеобразным центром расчетов. С другой стороны, о переговорах в ночь с 15 на 16 марта российское руководство, Минфин и коммерческие структуры не были уведомлены.

«И такая бурная реакция Медведева объяснялась тем, что если мы работам в рамках глобальной экономики, то какие-то этические правила надо соблюдать и совместно вырабатывать условия», – отмечает эксперт.

«Минфин Кипра был не готов – они ничего не предложили, приехав на переговоры в Москву. Теперь возникает патовая ситуация – банки закрыты как минимум до 26 марта, операции не проводятся. А что касается так называемого налога на вклады, то там тоже пока ясности нет, к окончательному решению никто не пришел, и сейчас говорят о том, что все переговоры зашли в тупик», – подчеркивает Александр Ходачек.

«Объем потерь как таковых не так страшен, – продолжает эксперт, – как то, что остановлены все расчеты, перечисления и это в свою очередь может ударить по обязательствам, по нарушениям сроков выполнения контрактов, по поставкам уже готовой продукции в рамках оплаченных договоров и тех, которые должны быть оплачены».

Председатель совета директоров «Балтинвестбанка» Юрий Рыдник уточняет, что Петербург не является исключением из общей картины.

«И бизнесмены Петербурга, и просто состоятельные люди использовали кипрскую схему точно так же, как и представители других городов. Для Петербурга ничего уникального в этом смысле нет – резкое падение доверия к банкам и к самой финансовой системе Кипра произошло в любом случае. Сам факт того, что такая инициатива почти прошла, очень встревожил всех. Однако бизнес будет подбирать другие схемы, которые будут похожи на кипрские».

Банкир замечает, что все происходящее, это удар не по России в целом и Петербургу в частности, а по Кипру. Он прогнозирует, что «результатом всего этого шума вокруг Кипра в любом случае будет “бегство” денег».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG