Линки доступности

«Репортеры без границ»: Россия с самоцензурой и репрессивным законодательством


Российские эксперты о свободе слова в России

Международная правозащитная организация «Репортеры без границ» опубликовала очередной индекс свободы прессы в мире. Россия по итогам года заняла 148 место из 180 возможных, то есть, согласно авторам рейтинга, ситуация со свободой прессы остается стабильно плохой.

Ухудшение положения со свободой прессы в России эксперты связывают с возвращением Владимира Путина в Кремль в мае 2012 года. Помимо самоцензуры, которая, прежде всего, свойственна журналистам российских федеральных телеканалов, негативно на свободу прессы влияет расширяющееся репрессивное законодательство.

Эксперты «Репортеров без границ» обеспокоены рекриминализацией клеветы, законодательством о создании списков запрещенных сайтов, а также расширением спектра деятельности, которая может быть истолкована как «государственная измена».

Новым угнетающим свободу прессы фактором правозащитники назвали отстаивание так называемых традиционных ценностей, которые используются для оправдания новых ограничений свободы информации. Речь идет о криминализации «гей-пропаганды» и «оскорбления чувств верующих».

В докладе приводится ряд примеров преследований российских журналистов. Среди них –двухмесячное нахождение в следственном изоляторе по обвинению в пиратстве и хулиганстве фотографа Дениса Синякова и оператора Кирона Брайана, которые освещали акцию протеста Greenpeace. Безнаказанность властей, резюмируют авторы доклада, порождает насилие, особенно в проблемных республиках Северного Кавказа. Авторы добавили, что с 2000 года в России погибли, по меньшей мере, 33 журналиста.

Эксперты, опрошенные Русской службой «Голоса Америки», согласны с выводами «Репортеров без границ», которые касаются России.

Галина Арапова, руководитель «Центра защиты прав СМИ», некоммерческой организации, базирующийся в Воронеже, считает, что ситуация со свободой прессы в прошлом году, возможно, даже ухудшилась.

«Изменения, имевшие место в прошлом году, совершенно не радуют. Не было ни одного изменения, которое можно было бы назвать позитивным, – рассказала она Русской службе «Голоса Америки». – Законодательство о СМИ, свободе слова и доступа к информации катастрофически падает в своем качестве, становится более жестким. Каждое ограничение, принимаемое законодателями, встречается "Куда еще хуже? О чем журналистам вообще можно писать?"».

Возвращение клеветы в Уголовный кодекс, по словам Араповой, является очень серьезной проблемой. В «Центре защиты прав СМИ» находится четыре дела против журналистов, подозреваемых в клевете и оскорблении должностных лиц.

«Во всех случаях наблюдается типичная картина — высокопоставленные чиновники или просто влиятельные люди пытаются засудить журналистов за критику в их адрес. Максимальная санкция по статье клевета — штраф до 5 миллионов рублей», – сказала Арапова.

Журналист и член Общественной палаты Николай Сванидзе считает, что в России ситуация со свободой прессы несопоставима лучше, чем во времена Советского союза, но несопоставима хуже той ситуации, которая была в начале 1990-х.

«Ситуация ухудшается прямо на наших глазах. Мы наблюдем атаку на независимые СМИ, прежде всего, под флагом борьбы за морально-нравственные основы и ценности. Это новая технология, когда ситуацию выводят из правового поля, жонглируя морально-нравственными категориями», – говорит Сванидзе, подтверждая выводы доклада «Репортеров без границ».

Последние примеры — атака на телеканал «Дождь» за опрос, касающийся блокады Ленинграда, давление на американский телеканал CNN за рейтинг самых уродливых памятников в мире и давление на радиостанцию «Эхо Москвы» за высказывание Виктора Шендеровича, который сравнил Олимпиаду в Сочи с Олимпиадой в нацистской Германии.

По мнению Сванидзе, давление на СМИ происходит не «без отмашки со стороны государственного руководства на достаточно высоком уровне».

«Власти могут закрывать СМИ чужими руками. Это делается надзаконным образом – закон отдельно, а СМИ закрываются или преследуются отдельно от него – по морально-нравственному признаку», – резюмировал Сванидзе.

Правозащитник Лев Пономарев согласен с тем, что российские власти используют «инновационный» метод, закрывая телеканал «Дождь» де-факто, а не де-юре: «Его закрывают не по судебной или юридической линии, а по “звонку сверху” провайдерам. Таким образом, можно какое угодно СМИ выселить из занимаемого им помещения, позвонить в типографию с требованием закрыть тираж. Это самоуправство, методы диктатуры».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG