Линки доступности

Эксперты говорят о сумме социально-политических факторов, влияющих на эмиграционные настроения российских граждан

Число россиян, которые признаются в том, что хотели бы уехать из своей страны, увеличивается. Об этом свидетельствуют данные опроса известной российской социологической службы «Левада-Центр», опубликованные в начале этой неделе. Согласно им, каждый пятый (19 процентов от числа опрошенных) подумывает о том, чтобы покинуть Россию. В марте 2015 года такие же настроения наблюдались, по данным «Левада-Центра», лишь у 12 процентов респондентов.

Практическое же решение об отъезде из России приняли 2 процента опрошенных (ответы «начал оформлять документы на выезд» и «принял твердое решение уехать»). Еще 7 процентов «обдумывают возможности выезда», а 16% «иногда подумывают» о том, чтобы сменить Россию на другую страну проживания.

При этом россиян стали заметно меньше раздражать связи их соотечественников с Западом: по данным «Левада-Центра», 26% россиян «считают нормальным» то, что многие соотечественники отдыхают на Западе, покупают там имущество, имеют банковские счета за рубежом и отдают детей на обучение за границу (в 2013 году таких было 19 процентов).

Что означает фраза «подумываю об отъезде»? Какие факторы влияют на желание российских граждан покинуть Россию?

Лев Гудков: стало больше уезжать успешных и состоявшихся

Директор аналитического «Левада-Центра» Лев Гудков в интервью «Голосу Америки» говорит, как правильно понимать приведенные выше цифры:

«Это не мотивация реальных действий – это настроение, барометр или кардиограмма эмоционального напряжения. Начиная с 1990 года, когда мы первый раз это заметили, в среднем примерно 9-13% людей говорят, что они хотели бы уехать навсегда из России. Реально же, насколько можно судить по статистике эмиграции, то есть, числом заявлений об отъезде на ПМЖ, эта цифра намного меньше. Потому что 11% – это больше 10 миллионов, а реально, как вы понимаете, выезжают десятки тысяч, отличие – на два порядка».

Однако, по словам ученого, важным является то, что меняется социология желающих уехать:

«Если посмотреть, кто задумывается об отъезде, то здесь выделяются две категории. Первые – это молодежь, не очень ответственная и пока не вписанная в жизнь, не имеющая семьи, никак не укоренная. И это – не слишком серьезная вещь. Гораздо более серьезная вещь – это когда об отъезде задумываются люди вполне состоявшиеся, благополучные, получившие признание, имеющие некоторую собственность, квалификацию, и так далее. И вот в последние годы мы видим, как растет именно вот этот контингент, все чаще и чаще задумываются об отъезде – вот это очень важный момент.

Лев Гудков утверждает, что в позднесоветской и постсоветской истории России можно уже смело говорить о третьей волне эмиграции:

«Первая волна эмиграции была этнической, когда уезжали евреи, немцы и другие этнические группы. Вторая – это после начала экономических реформ, когда ВПК лег, и масса квалифицированных работников, инженеров, конструкторов, ученых осталась без работы. Третья, которую мы наблюдаем с 2011 года – это волна людей состоявшихся, молодых, профессионально благополучных, люди, которые завязали и деловые, и личные связи с заграницей и, что очень важно, начали там налаживать некоторую жизнь, создавать базу для переезда: перевели туда какие-то активы, купили там квартиру, дом или еще как-то. Это вполне серьезная публика, чувствующая свое даже не политическое, и цивилизационное расхождение с путинским режимом, особенно с авторитарным режимом, понимающая, что в России таким людям, как они, инициативным, образованным, умным, предприимчивым, делать нечего, перспективы нет».

Но мечты о счастливой жизни за границей, продолжает директор «Левада-Центра», все же больше влияют на ответы респондентов, чем факторы внутри страны:

«Всегда в исследованиях эмиграции есть два таких фактора объяснения – фактор притяжения, который определяет привлекательность страны приезда, и фактор выталкивания, те негативные ситуации на месте проживания, которые заставляют людей покидать собственно место проживания. В основном речь, конечно, идет о факторах притяжения, и на первом месте среди факторов притяжения – это, конечно, лучшие условия жизни, высокий уровень материального благополучия, экология, возможность получения медицинского обслуживания, какая-то безопасность, плюс, что очень важно, освобождение мальчиков от армии».

Факторы же выталкивания, по словам Льва Гудкова, гораздо менее значимые: «Если лучшие условия жизни за границей в качестве причины указывают примерно 40-50% из тех, кто говорит об отъезде, то выталкивание из России из-за политической обстановки, полицейского произвола, негативной обстановки для ведения бизнеса – это примерно 10-11%».

Дмитрий Орешкин: многие думают, что уезжают не насовсем

Известный российский политолог, член Комитета гражданских инициатив Дмитрий Орешкин проводит в интервью Русской службе «Голоса Америки» параллель между количеством желающих уехать из России и уровнем образования в стране:

«Последние замеры на июнь 2016 года показывают, что 81% граждан поддерживают деятельность Владимира Путина. Соответственно, 19% не поддерживает. По данным других источников, у нас в среднем в стране с высшим образованием около 20% населения, то есть тоже можно увидеть некоторые пересечения множеств среди тех, кто поддерживает и не поддерживает. А среди уезжающих – около 40% с высшим образованием, то есть, утекают люди наиболее квалифицированные, как и говорит «Левада-Центр».

Дмитрий Орешкин отмечает, что социально-политическое поведение людей совершенно не обязательно определяется их желанием уехать из России или остаться в ней:

«Огромное количество патриотов, отчаянно ненавидящих Запад, уезжают на этот самый Запад по ряду объективных обстоятельств. Они считают, что у них это исключение, а на самом деле это абсолютно стандартная проблема. Люди едут в Австралию, в Канаду, в США, в Израиль, а там, тоскуя по родине, вступают в разного рода патриотические организации, поддерживают Путина, но при этом получают денежки или по пособию, либо в работе на местного эксплуататора, частного собственника».

«И наоборот: те, кто говорит, что я бы к черту уехал, всю жизнь живет здесь, ругает страну, сидит на диване, на выборы не ходит, негодует, а уехать все никак не собирается. Здесь опять же нет никакой функциональной зависимости. Есть зависимость стохастическая. И вот она-то самая интересная» – говорит эксперт.

Дмитрий Орешкин уверен, что мысли об отъезде для многих россиян по сравнению с советским временем стали просто менее тягостными: «У людей уже есть опыт — личный или через знакомых и через родственников – пребывания за границей, даже жизни там. В Советском Союзе уехать за рубеж это было все равно, что в прорубь – безвозвратно и навсегда. Сейчас это гораздо мягче, и большая часть людей думает – я уеду на лет на пять, посмотрю, заработаю, потом вернусь, может быть, здесь ситуация поменяется. И таким образом можно себя утешать. Де-факто, конечно, абсолютное большинство тех, кто уехали, всю жизнь хотят вернуться и не возвращаются».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG