Линки доступности

Грозит ли гибель современной российской науке

  • Инна Дубинская

Грозит ли гибель современной российской науке

Грозит ли гибель современной российской науке

Незадолго до ежегодного объявления лауреатов Нобелевской премии в области медицины, физики и химии – среди которых в этот раз не было ни одного гражданина России – группа российских ученых, работающих за рубежом, обратилась к президенту и премьер-министру РФ с открытым письмом, в котором состояние фундаментальной науки в России оценивается как катастрофическое. «Регресс продолжается, масштабы и острота опасности этого процесса недооцениваются. Уровень финансирования российской науки резко контрастирует с соответствующими показателями развитых стран. Громадной проблемой для России был и остается массовый отток ученых за рубеж», – говорится в письме, которое подписали около 130 ученых.

Андрей Старинец, научный сотрудник Центра теоретической физики имени Рудольфа Пайерлса при Оксфордском университете в Великобритании, один из инициаторов открытого письма, сказал «Голосу Америки», что не считает эту акцию кампанией:

Андрей Старинец

Андрей Старинец

«Наше открытое письмо и реакция на него в российском обществе – не спланированная пиар-кампания, начатая в определенный момент с четко рассчитанными кем-то политическими целями. Скорее это локальная инициатива, спонтанно идущая вначале от небольшой группы людей и постепенно получающая более широкую поддержку. В очень узком смысле письмо можно считать ответом на статью Д.А.Медведева «Россия, вперед!», опубликованную в сентябре сего года, в которой президент России призвал соотечественников к прямому диалогу о стратегии развития страны. Нам также было известно (хотя точной информацией мы не обладаем) о планируемом на осень заседании Совета по науке, технологиям и образованию при президенте РФ, посвященному проблемам фундаментальной науки и Российской академии наук. Эти факторы повлияли на время опубликования письма».

Валерий Сойфер, профессор химии в Университете Джорджа Мэйсона в штате Вирджиния, разделяет обеспокоенность своих молодых коллег по поводу положения российской науки (возраст тех, кто подписал письмо, в основном не превышает 45 лет), однако считает, что она не нуждается в спасательной команде из-за рубежа: «В течение 10 лет я руководил Соросовской программой образования, а до этого был в числе руководителей Международного научного фонда, а потому достаточно хорошо знаю состояние с кадрами в России. Несмотря на значительную «утечку мозгов», в России остается достаточное количество ученых, которые могли бы делать науку. На фоне этого научного потенциала совершенно удручающим остается финансирование науки».

Российские исследователи Г.А. Власик и Е.Б. Ленчук подсчитали, что к началу 21-го века ассигнования на научные исследования и разработки составляли 1 процент ВВП России, в то время как в США они составляли 2,69%, а в Японии – 2,98%.

Неадекватность финансирования активно работающих ученых включена авторами письма в число наиболее острых проблем российской науки – наряду с ее существенным отставанием от науки мирового уровня, отсутствием стратегического планирования с постановкой ясных целей, резким падением престижа научных профессий, а также серьезным снижением стандартов в преподавании естественнонаучных дисциплин. Эти проблемы требуют немедленного решения на уровне надведомственного планирования, считают ученые.

Профессор Сойфер называет такую постановку вопроса «наивной»: «Одна из составляющих системной проблемы – это замена талантливых руководителей российской науки на чиновников. В России активно работали два фонда – фундаментальных исследований и гуманитарных исследований. Их финансирование резко сократили. Талантливых руководителей заменили на людей, имеющих смутное представление о процессе приема решений и о том, что в науке нужно поддерживать. Таким образом, эти фонды, которые давали гранты, тоже утратили сколь-нибудь серьезное значение в РФ. На этом фоне обращение к президенту вполне разумно. Но тем не менее, само письмо несколько наивно, потому что тезис о стратегическом планировании науки мне представляется поверхностным и даже неправильным. Этот вопрос должен решаться учеными, а не президентом, и не правительством.

Мне кажется, что к президенту надо было обращать один единственный вопрос – о финансировании научных исследований и предоставлении автономии научным и образовательным институтам. Мы же видим в России совершенно обратную картину. Сейчас в Думе обсуждается законопроект о том, чтобы ректоров федеральных университетов утверждал президент РФ, а не ученые советы, как это было еще с царских времен. То, что сейчас происходит – это подмена демократичности и научной управляемости процессом администрирования и введение порочной, с моей точки зрения, вертикали власти в науке».

Валерий Сойфер считает, что такой менталитет не только нанесет еще больший ущерб отечественной науке, но и чреват серьезными социально-политическими последствиями: «Простой пример. В 2008 году проходили выборы ректора Новосибирской медицинской академии. На эту должность подали заявление несколько человек. Ректора избирал ученый совет. Но губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский решил, что ректором должна стать его жена, которая научными и образовательными успехами не отличалась. Были организованы практически криминальные разборки для продавливания на должность ректора жены губернатора. Дело приобрело скандальную окраску всероссийского масштаба. Конец этой истории был ужасен: чуть более месяца назад в избранного ректора – известного ученого, автора трехсот научных работ Игоря Маринкина стреляли, когда он вышел из дома и пытался сесть в свою машину.

Это и есть ответ на вопрос о том, чем чревата вертикаль власти в науке. Это чревато тем, что в криминализирующейся обстановке в России к власти могут прийти те, кто будет перекачивать в частные карманы деньги, предназначенные для науки. Наука от этого пострадает еще больше. Так что заявления авторов письма о необходимости «добиться активного привлечения на территорию России крупнейших научно-исследовательских проектов, усилить степень интегрированности российской науки в общемировую науку», а также тезис о стратегическом планировании, – все это концептуально неправильно.

Мне кажется, что наряду с совершенно правильным привлечением внимания президента и премьера РФ к тому, что российская наука фактически уже находится на грани умирания, надо переключить внимание на два аспекта: финансирование и демократизация научной жизни, потому, что администрирование убьет науку окончательно, а отсутствие финансирования лишит ученых возможности нормально работать».

Вторую часть репортажа читайте здесь.

XS
SM
MD
LG