Линки доступности

Можно ли отправить за решетку президента в России?

  • Виктор Васильев

Можно ли отправить за решетку президента в России?

Можно ли отправить за решетку президента в России?

Российские эксперты о перспективах судебного разбирательства в отношении высших лиц страны

Начавшийся в среду процесс над экс-президентом Египта Хосни Мубараком остается в центре внимания мировой общественности и международных информационных агентств. Как сообщал «Голос Америки», бессменный в течение почти трех десятков лет глава страны предстал перед судом почти через полгода после того, как он был свергнут в результате 18-дневной революции, участники которой добивались демократических преобразований.

Согласно обвинению, выдвинутому против бывшего главы государства, он лично отдавал распоряжения о расстреле антиправительственных демонстраций в ходе революции, завершившейся его отстранением от власти. За время восстания погибло около 900 человек. Если Мубарака признают виновным, ему по совокупности статей грозит смертная казнь. Экс-президента обвиняют также в коррупции, злоупотреблении властью и растрате бюджетных средств.

Современная история знает немало примеров того, как против бывших первых лиц различных государств возбуждались уголовные дела. Южная Корея, Тунис, Кыргызстан, Югославия – это далеко не полной перечень стран, где над их экс-руководителями вершился суд или же такая участь остается для них вполне вероятной. Возможен ли подобный вариант в Российской Федерации – с этим вопросом мы обратились к российским экспертам.

Теория и реалии

Исполнительный секретарь политического комитета партии «Яблоко», доктор философии Галина Михалева уверена, что такой суд в стране возможен.

«Россия не может находиться вне мирового сообщества. Это в 20 веке можно было железным занавесом отгородиться. Я вполне могу себе представить подобную ситуацию в стране, причем даже не в долгосрочной, а среднесрочной перспективе», – сказала она в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Доктор философии сослалась на отечественную историю.

«Если посмотреть чуть подальше, то у нас всякое случалось. Бывало, расстреливали верховного правителя вместе с семьей. Бывало, приговаривали к смертной казни, как Берию после ухода Сталина. Бывало, отправляли на не почетную пенсию, как Хрущева», – привела она примеры.

По ее мнению, гарантом того, что Россия останется в цивилизованном поле, выступят международные институты.

«Есть нормы в деятельности тех, кто находится на вершине власти – президента, председателя правительства, – которые мировое сообщество очень внимательно отслеживает. И в этом смысле суд над Мубараком – лишнее тому доказательство», – констатировала исполнительный секретарь политического комитета «Яблока».

На ее взгляд, суд над экс-президентом Египта и другими одиозными высшими лицами государств проходил под давлением мирового сообщества.

Профессор кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, доктор юридических наук Елена Лукьянова пояснила, что в России действует Римский статут международного уголовного суда – документ, по которому любые политические деятели, независимо от занимаемых должностей, в случае, если они совершили некие уголовные преступления, подлежат уголовной ответственности.

«Россия присоединилась к этому международному документу и ратифицировала его, если мне не изменяет память, осенью 1999 года, – добавила она. – Но уже первым документом Путина, когда он стал исполняющим обязанности президента, был указ о неприкосновенности президента, прекратившего исполнение своих обязанностей. Потом этот указ превратился в закон. Поэтому глава государства у нас абсолютно защищен за все, что он совершил во время своих полномочий».

В остальном, с ее точки зрения, Конституция РФ в принципе ничему не препятствует.

Судья Конституционного суда Российской Федерации в отставке Тамара Морщакова в интервью «Голосу Америки» заметила: «Перед судом все равны согласно конституции. Президента страны привлекают к ответственности за уголовные преступления сначала путем импичмента».

Власть и безнаказанность

Как известно, в России в 1993 году происходили события, в чем-то схожие с египетскими. Они привели к так называемому разгону Верховного Совета Российской Федерации («Расстрелу Белого дома»). Конфликт двух ветвей российской власти случился вследствие конституционного кризиса. В результате противостояния и последовавших действий войск, по официальным данным, погибло не менее 157 человек и 384 были ранены. Между тем в российской и зарубежной печати приводились многократно большие цифры погибших и без вести пропавших. После завершения событий официальный траур по погибшим в стране не объявлялся.

Галина Михалева убеждена, что иммунитет неприкосновенности президента развращает власть.

«У нас законодательные нормы писались теми, кто завоевал власть, под себя. Потом они еще больше расширили свои привилегии. А сейчас наши власти даже ту конституцию, которая была принята в 1993 году, практически после расстрела парламента – после грубейшего нарушения принципов демократии, – попирают на каждом шагу. Особенно если взять вторую главу о правах и свободах человека – там не соблюдается практически ни одна статья», – подчеркнула она.

В ее представлении, это крайне опасно для тех, кто находится у власти.

«Потому, что сколько веревочке ни виться, а конец у нее есть. Отвечать все равно придется. Может быть, не перед своим народом, но перед историей точно», – заключила доктор философии.

Доктор юридических наук Елена Лукьянова считает, что практика неприкосновенности президента противоречит международным обязательствам России, подписанному и ратифицированному ею статуту Римского уголовного суда.

«По идее, она незаконна, потому что у нас приоритет международного права», – подытожила она.

Тамара Морщакова относительно иммунитета высших лиц страны заверила, что у российского президента свой статус, который и определяет его иммунитет. Она утверждает, что главы государства ничего для себя в будущем не определяют, а это делает законодатель.

«Должностные лица любого уровня от уголовной ответственности не освобождаются, просто процедуры их привлечения бывают иными», – обобщила судья в отставке.

Она не взялась оценивать нормативные акты, касающиеся предоставления гарантий не преследовать бывших высших лиц страны, заявив, что это дело Конституционного суда РФ.

XS
SM
MD
LG