Линки доступности

Российская оппозиция – о приговоре Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву


Виктор Данилкин

Виктор Данилкин

«Ваша Честь, я готов понять, что Вам очень непросто, может быть, даже страшно, я желаю Вам мужества. Все понимают, что Ваш приговор по этому делу – каким бы он ни был – станет частью истории России. Более того, он будет ее формировать для будущих поколений. И Вы это понимаете лучше многих. Все имена останутся в истории – и обвинителей, и судей – так же, как они остались в истории после печально известных советских процессов».

Это – заключительный фрагмент последнего слова Михаила Ходорковского, произнесенного им 2 ноября в Хамовническом суде Москвы. А 27 декабря, уже после того, как судья Виктор Данилкин начал зачитывать приговор по второму делу бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшему руководителю МФО «Менатеп» Платону Лебедеву бывших владельцев «ЮКОСа», ведущий адвокат защиты Вадим Клювгант, выступая перед собравшимися возле здания суда журналистами и сторонниками Ходорковского и Лебедева, сказал: «Это заведомо неправосудный приговор несвободного суда, если хотите по простому – это позорище для нашей с вами страны, у которой в двадцать первом веке такое надругательство над правосудием, над правом собственности, над законом… Этот судебный процесс является фарсом правосудия, обвинение насквозь фальшиво, но срок, боюсь, будет очень реальным».

«Тот, кто хочет зарабатывать деньги, должен сидеть тихо»

Сразу после того, как стало ясно, что приговор будет обвинительным, в Рунете появились комментарии представителей демократической общественности.

Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов с горечью заметил: «Я не надеялся на оправдательный приговор, потому что я 70 лет живу в этой стране и знаю, на что можно здесь надеяться, а на что нельзя. Страна очень мало изменилась, это только кажется, что что-то стало по-другому».

Народная артистка России, член политсовета движения «Солидарность» Наталья Фатеева подчеркнула: «Я буду приходить сюда, чтобы поддержать Ходорковского, пока ему читают приговор. Если они действительно признали его виновным, то это смех просто, слов нет. Это все подстроено, это иллюзия правосудия. Я даже не знаю, что еще об этом сказать, потому что слов нет, потому что это такое безобразие, такое отсутствие правосудия, такой путинский произвол, что уже просто сил нет все это выносить».

Публицист Борис Вишневский, в свою очередь, считает: «Решение Хамовнического суда – это не приговор Ходорковскому и Лебедеву. Это приговор Медведеву, констатирующий его политическое ничтожество».

Председатель партии «Яблоко» Сергей Митрохин отметил, что Россия живет в условиях тоталитарного режима, где законы не соблюдаются, либо применяются избирательно, являясь «дубинкой в руках властей, и этой дубинкой они избивают неугодных представителей крупного бизнеса, например, который становится нелояльным к власти».

Сергей Митрохин добавил, что он не относится к тем, кто с надеждой воспринял слова президента Дмитрия Медведева о недопустимости публичных высказываний о виновности фигурантов «дела “ЮКОСа”» до оглашения вердикта суда. Лидер «Яблока» сказал также, что крупный бизнес получил сигнал: «Тот, кто хочет зарабатывать деньги, должен сидеть тихо и не перечить Кремлю, не спорить с властью, не критиковать, не обвинять ее в коррупции».

По словам Митрохина, второй сигнал, который получили представители крупного бизнеса, таков: «Если у тебя нет крепких и сильных связей с правящей группировкой, то лучше на всякий случай вывезти свои капиталы из страны. А то с ними, не дай Бог, что-нибудь случится. Навряд ли после оглашения приговора Ходорковскому отток капитала из России уменьшится, скорее наоборот», –подытоживает председатель партии «Яблоко».

«Власть теряет доверие своего народа»

Сопредседатель партии «Правое дело» Леонид Гозман считает, что Россия, безусловно, проиграет от обвинительного приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву.

«Конечно, это удар по нашему будущему, – констатирует Леонид Гозман, – потому что если бы случилось чудо и приговор был бы оправдательным, то это бы означало, что в жизни страны наметился поворот». К сожалению, продолжает политик, сегодня общество получило очередное подтверждение, что независимой юстиции в России нет, продолжается использование суда, как инструмента для политических расправ, хотя в данном случае важно не только то, что происходит в зале суда, но и то, какая атмосфера царит снаружи.

«Я считаю, что люди все больше понимают, что в стране царит произвол и что так жить дальше нельзя. Мы не первая и не последняя страна, которая живет в условиях суверенно-имитационной демократии, и опыт показывает, что такие режимы не могут существовать без определенной моральной поддержки своих руководителей со стороны народа», – замечает сопредседатель «Правого дела» и добавляет, что в тот момент, когда эта поддержка теряется, происходит изменение режима, либо революционным путем, либо эволюционным.

Леонид Гозман подчеркнул, что он очень надеется именно на эволюционный путь развития событий, однако, по его словам, «власть переходит черту приемлемости для своих граждан». То же самое, по наблюдениям собеседника «Голоса Америки», было в конце 80-х годов, когда на волне антикоммунистических настроений власть в Советском Союзе перестала пользоваться поддержкой собственного населения.

«Конечно, уровень неприятия власти еще далек от того, что происходит в Беларуси, где Лукашенко не переносят все, кто умеет читать и писать. Но российская власть все больше и больше набирает отрицательный рейтинг, а население верит ей все меньше и меньше», – считает Леонид Гозман.

Нарушил ли закон судья Виктор Данилкин?

Член «Коллегии адвокатов Санкт-Петербурга» Юрий Лучинский имеет серьезные профессиональные претензии к тому, как началось оглашение приговора бывшим владельцам «ЮКОСа».

«Оглашение некой декларативной части в самом начале мне кажется очень странным, ибо уголовно-процессуальным законом такого не предусмотрено», – отмечает юрист. По его словам, в гражданском процессе можно зачитать резолютивную часть решения суда, а затем предоставить сторонам мотивированную часть. В уголовном процессе должен быть зачитан весь приговор, и лишь в конце должна прозвучать квалификация деяния, мера наказания и иные сопутствующие решения. «То, что сделал в понедельник судья Данилкин, мне пока трудно сказать, что это запрещено, но такая форма однозначно не предусмотрена законом с формальной точки зрения», – отмечает Юрий Лучинский.

Адвокат подчеркивает, что он следил за обоими процессами Ходорковского и Лебедева с самого начала.

«Как только появились первые данные о характере и примерном содержании процесса, мне сразу же стало ясно, что это – “заказуха”. С какой целью она была организована, не знаю до сих пор, –делится впечатлениями Юрий Лучинский. – То ли кому-то надо потянуть время, то ли поиграть на чувствах толпы… Если бы действительно нужно было надолго упрятать за решетку опасного для власти человека, это можно было бы сделать и без процесса длиной почти в два года – хватило бы и двух месяцев. Как юрист с опытом могу сказать, что никаких хороших целей при этом, конечно, не преследовалось, но для чего была затеяна вся эта волокита, я не знаю», – подытоживает Юрий Лучинский.

Корреспондент «Голоса Америки» обратилась также за комментарием к первому заместителю председателя Комитета Госдумы РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимиру Груздеву. Пресс-секретарь депутата после переговоров со своим шефом сообщила, что Владимир Груздев не может давать комментарий до окончания оглашения приговора.

Материалы из спецрепортажа «Приговор Ходорковскому и Лебедеву» читайте здесь

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG