Линки доступности

Будущее российской экономики остается неясным

  • Эрика Марат

Страны Европы и Центральной Азии переживают экономический кризис по-разному. Поскольку доля местных банков в России значительно превышает число иностранных банковских филиалов, а объем кредитов стремительно вырос за последние несколько лет, Россия оказалась в группе стран с высоким экономическим риском и неопределенным будущим.

Этот вопрос на нынешней неделе обсуждали ведущие экономисты во Всемирном банке в Вашингтоне. Среди экспертов были бывший министр финансов и заместитель премьер-министра Польши Лешек Бальцерович и бывший и.о. премьер-министра России и государственный советник Егор Гайдар.

Специфика российской экономики заключается в глубокой зависимости страны от мировых цен на сырье, сообщил Гайдар. Цены на сырье меняются непредсказуемо, часто отражая глобальный экономический рост или спад. «Я начал работать в российском правительстве, когда цены на нефть сильно упали. Но я понимаю, что тяжело работать, когда цены на нефть высокие, потому что именно тогда от властей ждут повышения социальных расходов». От Министерства финансов и Центрального банка ожидают более крупных вложений в национальную экономику вместо инвестиций в другие страны.

Поэтому возникает вопрос, каким образом государству с такой зависимостью от экспорта сырья, как у России, перестраиваться на новый режим работы во время экономического кризиса. «Невозможно распустить армию, закрыть университеты, больницы и снизить пенсии – политически это сложно сделать», – подчеркивает Егор Гайдар.

По мнению Лешека Бальцеровича, страны Европы и Азии с высокими расходами на социальные программы, включая Россию, имеют тенденцию увеличивать бюджетные траты в период экономических сложностей. Такая политика помогает сдержать негативный эффект кризиса, но она задерживает выздоровление экономики. Вместо этого акцент должен ставиться на создании новых рабочих мест. Россия, по определению Бальцеровича, отличается от таких стран, как Польша и Литва, где финансовый сектор в основном находится в руках иностранных банков. Обе страны достаточно легко переживут глобальный экономический кризис.

В период высоких цен на сырье российское правительство готовилось к возможным экономическим трудностям. «Мы аккумулировали бюджетный профицит, равный 4-7 процентам от ВВП, третий по величине в мире резерв твердой валюты и финансовый резерв равный 10 процентам от ВВП – то есть мы были достаточно хорошо подготовлены в финансовом секторе к экономическому кризису», – сообщил Егор Гайдар.

Тем не менее, мало кто верил, что экономический кризис коснется России, признается Гайдар. «Многие считали, что кризис поразит только США, а если он и перекинется на другие страны, то Китай и Индия будут буфером для России, – поясняет эксперт. – Тем более что бытовало убеждение, что цены на нефть останутся высокими».

По словам Гайдара, правительству России потребовалось девять месяцев, чтобы перестроиться в соответствии с новыми требованиями экономики. Правительство повысило процентные ставки, изменило курс рубля и урезало бюджетные расходы. «Но как обычно, во время кризиса нужно за что-то платить, и плата за кризис была высокая, – сказал Гайдар. – Если до кризиса рост ВВП составлял 7 процентов, то в 2009 году ВВП упадет на 10-13 процентов. Далее, если раньше внешние инвестиции росли на 20 процентов в год, то в этом году они упали на 20 процентов. Число безработных сегодня достаточно низкое, но оно быстро растет».

Егор Гайдар утверждает, что кризис повлиял и на политическую ситуацию в стране: «Одно дело управлять Россией, когда ее экономика стремительно растет в течение десяти лет, другое дело – когда реальный заработок людей быстро падает. Нам еще предстоит увидеть, как с такой ситуацией справятся российские власти».

XS
SM
MD
LG