Линки доступности

В Нью-Йоркском университете прошла конференция «Русская диаспора и культурная дипломатия»

В США давно прошли те времена, когда проявление повышенного интереса к России или русской диаспоре со стороны американских ученых вызывало подозрение. Сегодня при многих университетах США действуют институты и научные центры, специализирующиеся на российской тематике. Ведущие сотрудники и руководители трех из них приняли участие в состоявшейся в Нью-Йорке конференции «Русская диаспора в США и культурная дипломатия».

В работе форума, совместно организованного Российско-Американским центром «Культурное Наследие» (РАКСИ) и Центром Йордана по изучению России при Нью-Йоркском университете, приняли участие более ста представителей иммигрантских организаций, ученых, священнослужителей и деятелей культуры США и России.

По словам директора Центра русских и евразийских исследований имени Дэвиса Гарвардского университета профессора Терри Мартина, американцы стали интенсивно изучать Россию во второй половине 20-го века, когда обратного интереса – со стороны Советского Союза к Америке – не было.

«Сейчас положение изменилось – российское общество стало открытым и динамично развивающимся, участвующим в глобальных мировых процессах, – отметил профессор Мартин. – Большое количество российской молодежи приезжает учиться в Америку и, в частности, в Гарвардский университет».

Профессор Нью-Йоркского университета, директор Центра Йордана, историк Янни Коцонис добавил к этому, что процесс общения и обмена знаниями стал гораздо более динамичным в современном глобализованном мире. «Часто проводимые нами конференции транслируются в режиме он-лайн, и в них принимают участие люди на разных континентах, что значительно расширяет нашу аудиторию», – сообщил он.

Профессор Мартин высказался за расширение научных и гуманитарных контактов между США и Россией и призвал представителей властей к большей открытости. Он отметил, что научное сообщество сможет «эффективно выполнять работу, направленную на сближение США и России» только в результате «взаимодействия с открытыми для контактов представителями властей».

Еще «одной из важнейших задач» американских университетов директор Центра Дэвиса считает укрепление сотрудничества «с многочисленной в США русскоязычной диаспорой». Профессор Мартин выразил готовность «оказывать содействие ее представителям в приобретении необходимых в бизнесе и повседневной жизни знаний».

«Русская диаспора разобщена и плохо организована»

Президент РАКСИ и главный вдохновитель конференции Ольга Зацепина напомнила, что русская диаспора зародилась в Америке в середине 18-го века. Сегодня, по ее данным, в США живут более 3 млн носителей русского языка и культуры, а «это уже, как минимум, один процент от населения». Только в Нью-Йорке живут более 400 тыс выходцев из бывшего Советского Союза.

«Русскоговорящие американцы внесли огромный вклад в науку и культуру Соединенных Штатов, но, к сожалению, в Америке об этом знают единицы, – сказала Зацепина в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Нам хотелось понять, в каком формате можно донести этот огромный багаж до американских студентов, изучающих Россию и русскую диаспору, что бы американцы больше знали о том, какую роль сыграли русские в истории этой страны».

Зацепина сетует на низкий уровень влияния и политического представительства русской диаспоры: «Даже меньшие диаспоры имеют своих представителей в самых высоких структурах власти США. К сожалению, русской диаспоре в этом смысле похвалиться нечем» (Несколько русскоязычных политиков работают в законодательных органах различных штатов, включая Нью-Йорк – М. Г.).

Профессор Коцонис, причисляющий себя к «друзьям русской общины», отметил, что русская диаспора разобщена и плохо организована. И у этой разобщенности есть последствия – не только в плане политического представительства.

Как заявил, выступая на прошедшем на Нью-Йоркской фондовой бирже ежегодном «Дне России» главный исполнительный директор Barclays Russia Боб Форсман, «стереотипы и двойные стандарты» по отношению к России применяются в политике, в бизнесе и в общественной сфере. По его словам, 85% американцев вообще не думают о России, 10% относится к ней негативно, и только 5% – позитивно.

«Сейчас, по сравнению с Бразилией, Индией и Китаем, Россия не привлекает внимания инвесторов», – констатировал американский банкир, уже много лет работающий в России.

Форсман объяснил это отсутствием «сильной диаспоры» эмигрантов из России в США и других странах. «Диаспора за рубежом не объединилась в политическую силу, которая выступила бы защитником интересов России», – подчеркнул он.

Метрополия нам поможет?

Янни Коцонис констатировал, что каждая состоявшаяся диаспора в США «получает по-крайней мере культурную поддержку» метрополии. В последнее время Россия делает определенные шаги в этом направлении. Одним из таких шагов, очевидно, стала поддержка конференции в Нью-Йоркском университете со стороны Генерального консульства РФ.

Правда, как предупредил профессор Коцонис, в этом вопросе следует быть осторожным, иначе «поддержка диаспоры может вылиться в попытки диктовать, какой она должна быть». Как бы предвосхищая опасения эксперта, генеральный консул РФ в Нью-Йорке Игорь Голубовский на приеме в честь участников конференции категорически отверг предположения о том, что Россия заинтересована в создании «пятой колонны» и подчеркнул, что целью Москвы в данном случае является поддержка русского языка и культуры за рубежом.

Впервые на конференции, посвященной русской диаспоре, выступили эксперты, изучающие другие этнические диаспоры в США – греческую, еврейскую, африканскую, испаноязычную. Каждая из них сталкивалась во время своего становления в Америке с проявлениями ксенофобии и внутренней разобщенности, но со временем каждой из них удалось преодолеть внешний и внутренний негатив. Каждая из них сегодня обладает определенным весом и влиянием в американской общественной и политической жизни. И каждая из них по-своему решает вопросы самоидентификации.

Ольга Зацепина в интервью Русской службе «Голоса Америки» сказала, что эти эксперты были приглашены, потому что «нам хотелось выйти на научный уровень для того, чтобы услышать историю состоявшихся других диаспор в США с тем, чтобы сравнить, узнать, поучиться и понять».

«Интересно было услышать, что проблемные вопросы, стоящие сегодня перед русской диаспорой, стояли и продолжают стоять в других диаспорах в США, – продолжила она. – Мне кажется, что сегодня для русской диаспоры наступил новый интересный этап в ее самосознании и самоидентификации, когда надо понять, в какую сторону двигаться дальше».

Куда упадет зерно?

На конференции прозвучали разные точки зрения относительно того, «в какую сторону двигаться дальше». Президент Ассоциации русского дворянства в Америке Кирилл Гиацинтов и глава организации «Русские скауты в США» Михаил Йордан (брат бизнесмена Бориса Йордана, основателя Центра по изучению России при Нью-Йоркском университете) указали на роль созданных эмигрантами организаций в сохранении русских культурных традиций в США. При этом, по словам Михаила Йордана, «Русские скауты» сегодня объединяют подростков, родившихся в Америке, но сохраняющих русские культурные традиции.

Президент Ассоциации русского дворянства в Америке Кирилл Гиацинтов и правнук Петра Столыпина Николай Случевский

Президент Ассоциации русского дворянства в Америке Кирилл Гиацинтов и правнук Петра Столыпина Николай Случевский

Управляющий Патриаршими приходами Русской Православной Церкви архиепископ Наро-Фоминский Юстиниан говорил о роли православия в сохранении русской культуры за рубежом в советский период. «Зарубежная часть Руси видела свой долг в старательном сбережении русского духовного и культурного наследия», – сказал он, выразив уверенность, что вера и сегодня «естественно объединит все слои русской диаспоры».

Еще один священнослужитель, протоиерей Свято-Николаевского Патриаршего собора в Нью-Йорке Александр Голубов рассказал об истории Русского объединенного общества взаимопомощи в Америке (РООВА), просуществовавшего с 1926-го по 1965-й год. В 1930-е годы РООВА на 1400-х акрах земли близ городка Джексон, штат Нью-Джерси, основало русское поселение, численность которого доходила до 800 человек. Там силами добровольцев были построены библиотека имени Толстого, дом для престарелых имени Пушкина, две церкви и парк, в котором позднее был открыт памятник ветеранам, погибшим во время Первой и Второй мировых войн. На расположенном там Свято-Владимирском кладбище похоронены генерал Антон Деникин, главнокомандующий «белой армии» во время гражданской войны против большевиков, генералы и атаманы донского и кубанского войск, композитор Александр Гречанинов, певец Сергей Жаров и еще свыше двух тысяч русских эмигрантов.

Сейчас территория так называемой «Фермы РОВА» объявлена штатом Нью-Джерси «историческим объектом», но она закрыта, так как РООВА вынуждена была прекратить свое существование. Протоиерей Голубов предложил направить усилия русской диаспоры на возрождение этой организации и поселения, отметив, что это «наше историческое и духовное наследие».

В интервью Русской службе «Голоса Америки» протоиерей Голубов отметил, что он «уже третье поколение за рубежом». Его мать родилась в Польше, а сам он – в Германии. При этом он прекрасно говорит по-русски и считает себя русским. В то же время, есть иммигранты, быстро забывающие русский язык и традиции. «Есть такие и среди моих прихожан, – констатирует священнослужитель. – Конечно, они не будут себя чувствовать русскими».

Протоиерей Голубов рассуждает об этом философски: «Диаспора – это рассеяние. Идет сеятель – сеет, разбрасывает зерно. Но дело не в зерне, а в том, куда оно попадет и что вырастет. Это старый церковный разговор. У кого зерно попало на хорошую почву, там что-то хорошее вырастет. У кого-то зерно попало на дорогу и его затоптали. А у кого-то зерно попало в бурьян и там заглохло. Так и с идентификацией. Если зерно упало на камень – они себя не будут считать ни русскими, ни русскими американцами».

Возвращение к корням

По мнению Николая Случевского, вопрос самосознания – ключевой не только для диаспоры, но и для самой России. Случевский – правнук Петра Столыпина, родившийся в Сан-Франциско. Два года назад он переехал в Россию и основал в Москве «Столыпинский центр регионального развития» с целью развития идей своей прадеда.

«В 1899 году Столыпин создал первый так называемый “народный дом”, – напомнил Случевский. – При советской власти это превратилось в ДК (дом культуры – М. Г.). И та, и другая идеи – совершенно правильные. С “народным домом” связано появление понятия “сельскохозяйственный кооператив”».

Случевский отметил, что в России в 1917 году 80% населения составляли крестьяне. «Сегодня в России – 305 тысяч фермеров; в Америке – 3,5 миллиона, при том, что Америка занимается гораздо более интенсивным видом сельского хозяйства, – продолжил он в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки». – В этой статистике и в разговорах о “продовольственной безопасности” зачастую теряется культурный вопрос. Сознание человека идет от земли. Сегодня, живя в виртуальном пространстве, мы забыли наши истоки. Сегодня в России на селе люди спиваются, колятся, пропадают. За последние 20 лет около двадцати тысяч поселений вообще исчезли с карты страны. Россия, которая могла бы прокормить полтора миллиарда человек в мире, сегодня не может прокормить саму себя. Это просто позор»!

«К сожалению, в России нет такого понятия, как community development, – сказал Николай Случевский. – Это английское словосочетание невозможно перевести на русский язык. Когда мы говорим о community development, мы говорим о возрождении села, о наших истоках, о духовном начале в самом хорошем смысле этого слова, без всякой пафосности. Это возрождение самосознания: кто ты, русский человек? Это не вопрос русского шовинизма. Все мы, принадлежащие России, одни и те же – у нас одна земля».

«Я давно понял, что в России ничего сверху поменять невозможно, потому что система не позволит. Всю эту работу можно проводить только снизу: это регионализация, развитие местной культуры и возрождение малой родины», – резюмировал он.

Николай Случевский, посвятивший себя возрождению русского села, при этом говорит, что «очень гордится» тем, что он американец. «Я всегда спрашиваю: что можно сделать? – сказал он. – Не потому что я оптимист. Я инженер по профессии, я люблю строить. В России я часто сталкиваюсь с тем, что первая реакция на любое предложение: “Нет, это невозможно. Это бред”. Но зачастую все заканчивается другим вопросом: “Почему нет”? До тех пор, пока россияне не преодолеют эту свою особенность, Россия не сдвинется с мертвой точки».

Глас феминизма

На конференции прозвучало еще одно, более радикальное предложение изменить то, что многие считают частью «русской традиции» и культуры – патриархальный уклад, отношение к женщинам, как к слабому полу. Его озвучила Элизабет Йордан – фотохудожник, супруга Бориса Йордана и соосновательница Центра по изучению России при Нью-Йоркском университете. «Женщины должны быть услышаны и получить место за столом, за которым принимаются решения, касающиеся их жизни – не только в России, но и в русской диаспоре», – заявила она.

«Женщины составляют 50% населения и я считаю, что они должны принимать участие в принятии важных решений, особенно касающихся их жизней, – пояснила свою мысль Элизабет Йордав в интервью Русской службе «Голоса Америки», – по таким вопросам, как право на аборт, права сексульных меньшинств, и так далее. Я не призываю женщин отказаться от своих обязанностей. Я сама – мать пятерых детей, и я понимаю, что нет ничего важнее этого. Но я считаю, что женщины должны иметь право голоса во власти и в бизнесе».

Элизабет Йордан считает, что «русские культурные традиции и православная церковь подавляют женщин». «Я 11 лет прожила в России, – сообщила она, – и видела это своими глазами каждый день. Считается, что раз это такая традиция, то так оно и должно быть. Но мир развивается и мы, находясь в диаспоре, можем оглянуться и признать, что это неправильно. Женщины в Америке достигли гораздо большего прогресса, чем в России. Я думаю, что и россиянам пора по-взрослому отнестись к этому вопросу. Потому что это ужасно для женщины – ежедневно ощущать свое бессилие. И это не служит ничьим интересам, а только тормозит развитие России».

Элизабет Йордан работала в Африке, в Индии, на Гаити и в других странах третьего мира. Считается, что там женщины поражены в правах из-за отсутствия образования. Однако, отмечает она, женщины в России хорошо образованы, что, однако, не помогает им добиться прогресса. «В России образование лишь добавляет женщине обязанностей, – пояснила она. – Даже если женщина занимает высокую должность, она все равно должна дома приготовить обед мужу, пока тот сидит на диване. Лучший пример этого – Женский день, 8 марта. Некоторые женщины в этот выходной весь день стоят на кухне и готовят праздничный обед, а к концу вечера их мужья оказываются в стельку пьяными. Должна сказать, что эта ситуация постепенно меняется в последние годы. Но, когда я впервые приехала в Россию в 1993-м году, это считалось нормальным, «потому что такая традиция». Я считаю, что такие традиции пора менять».

Известный культуролог, профессор Нью-йоркского университета Борис Гройс, подводя итоги конференции, выразил уверенность, что самоидентификация русских американцев должна меняться с каждым поколением. Если этого не будет происходить, считает он, диаспора перестанет быть живым организмом и превратится в исторический феномен.

Правильно поставленные вопросы

На состоявшейся в Нью-Йорке конференции собрались представители различных волн эмиграции, носители разных мировозрений, которые раньше в одном мероприятии никогда не участвовали. «Впервые они хотя бы выслушали друг друга и даже если не согласились, то по-крайней мере как-то повзаимодействовали», – с удовлетворением отметила Ольга Зацепина.

«Мы не можем давать рекоммендации о том, как община должна развиваться, – продолжила она. – Может быть, в этом и заключалась научность подхода нашей конференции: в том, чтобы посмотреть, в каком состоянии находится община.

Да, проблема комплексная, и сложность вопроса неоднократно обозначалась на конференции. Возможно, идея в том, что бы каждый попытался для себя ответить на вопрос: что такое русская община? Причисляете ли вы себя к этой общине или нет? Достаточно ли русского языка, на котором говорите вы и ваша семья, что бы вы считали себя причастным к русской общине? Является ли русский язык достаточной и единственной частью культуры, которая объединит людей, или все-таки в основе объединения общины должна быть некая базовая культура»?

Конференция стала одной из первых площадок, на которой прозвучали все эти непростые вопросы. «Может быть, пройдет 50 – 20 – 30, а может, и сто лет – но надеюсь, что все таки раньше – когда люди, живущие в Америке и говорящие по-русски, смогут ответить на эти вопросы сами для себя, – сказала Зацепина. – Если мы говорим о нашем наследии и культуре, то нужно, что бы те дети, которые сегодня в семьях говорят по-русски – неважно, какой они национальности, ведь все равно мы здесь все Russian-Americans – знали о вкладе русских американцев в историю этой страны, что бы они могли гордиться своей причастностью к этой общине. Надеюсь, что эта конференция станет нашим небольшим вкладом в эту работу».

По мнению Николая Случевского, есть еще один позитивный аспект конференции, прошедшей в Нью-йоркском университете: эта площадка, в частности, Центр Йордана, может стать механизмом взаимодействия между диаспорой и Россией. «Я не могу перечислить всех молодых русских ученых и бизнесменов, которые в 1990-е годы оказались в Америке и которые хотели наводить мосты с Россией, предлагая конкретные проекты, – сказал он. – Но они сталкивались с закрытой дверью. Их там никто не хочет. Ни в одной стране в мире такого нет. Посмотрите на Индию или Израиль – какие у них отношения с диаспорой! А что мы делаем? Мы наших соотечественников унижаем и отстраняем. России давно пора задуматься об этом».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG