Линки доступности

Тероризм: Россия и Северный Кавказ

  • Джудит Лэтем

Российские следователи идентифицировали смертниц, устроивших взрывы в московском метро. Ими оказались 17-летняя вдова исламского боевика из Дагестана, убитого федеральными войсками, и 28-летняя учительница, также из Дагестана. Это привлекло пристальное внимание к ситуации в республике и выявлению причин появления там шахидов.

На самом деле, указывает американский эксперт по проблемам Евразии Пол Гобл, канонаду терактов на Северном Кавказе нельзя считать феноменом последнего времени - она не смолкает уже долгий срок: «Этнические националисты чеченского типа начала 90-х никуда не делись, и их мотивы оказывают влияние на тех, кто борется с российскими властями в регионе. Все чаще ими становятся члены исламских движений, желающие установить исламское государство на юге России».

Гобл полагает, что Кремль и, в частности, премьер-министр Владимир Путин проглядели складывающуюся ситуацию, которая вылилась в рост насилия:

«Игнорирование идеологии, когда вы имеете дело с идеологическими оппонентами, - большая ошибка. Плодить мучеников – не самый лучший способ борьбы с движением, которое рассматривает мученическую смерть как высшую добродетель. Это- первое. Во-вторых, в течение последних 15 лет российское правительство продемонстрировало свою полную неспособность установить порядок на Северном Кавказе, подтвердив тем самым нежелание населения жить под контролем российских властей. Если бы власти смогли убедить народы Северного Кавказа, что к ним относятся как к полноправным гражданам России, это значительно снизило бы влияние исламистов. Но именно этого правительство Путина не сумело сделать за все эти годы. Постоянно демонстрируемое презрение и пренебрежение к народам Кавказа только усиливает гнев и злость в этих людях».

Фатима Тлисова из Карачаево-Черкессии также считает, что проблема является частью 300-летней истории взаимоотношений России и народов Северного Кавказа:

«У народов Северного Кавказа долгая история страданий и сопротивления. С российской стороны были и депортации, и этнические чистки, и проявления жестокости. Сейчас сложилась ситуация, когда борьба за свободу, начавшаяся в начале 90-х в Чечне, превратилась в джихад против России. В борьбе с повстанцами, мечтающими отдать жизнь за святое дело, Кремль прибегает к обычному решению – больше насилия, больше войск. Но это совершенно не решает проблему, а только усугубляет ее, что мы и наблюдаем на примере взрывов в Москве на прошлой неделе. Насилие на глазах расползается за пределы Чечни по всему Северному Кавказу».

Российский журналист Маша Липман из московского Центра Карнеги согласна с оценкой Тлисовой политики Кремля:

«Политика в отношении Северного Кавказа менялась с течением времени, но в последние годы она сводилась к тому, чтобы посадить московских ставленников в руководящие кресла, дать им деньги, а затем полагаться на них в обуздании насилия на подопечных территориях. От этого насилие в регионе только росло. Методы, которые применяли местные власти, были неуклюжими и жестокими, а статистика нарушений прав человека на Северном Кавказе просто ужасна. Я думаю, большинство граждан России старались просто не думать о том, что там происходило. Они считали: мы в безопасности, а тот регион безнадежен, и в этом смысле его нельзя считать частью страны. Теперь пришло понимание, что такая политика и восприятие действительности – неправильные. Но справится ли Кремль с таким вызовом? Едва ли».

Липман говорит, что Путин, фактически, игнорирует народы Северного Кавказа. И это, по ее мнению, ведет к их дальнейшей изоляции: «С учетом того, что это преимущественно мусульманские территории, а влияние радикального ислама растет во многих регионах мира, Северный Кавказ становится легкой добычей радикальных исламских течений. Здесь мы видим переплетение целого клубка проблем – социальные вопросы, преступность, межэтнические распри, феодальные кланы… И радикальный ислам – одна из этих проблем, которая становится все более серьезной».

Фатима Тлисова указывает на одну важную особенность:

«Существует огромная проблема недоверия, огромная проблема недопонимания. На Кавказе живут 18 миллионов человек, которые лишены основных прав человека – права на судебную защиту и свободу выражения. Ситуация ухудшается, потому что независимых СМИ, которые сообщали бы об этих нарушениях, просто нет».

Тлисова говорит, что жителям Северного Кавказа приходится полагаться на другие страны, особенно западные, в деле распространении информации о ситуации в их регионах.

США осудили недавнюю серию взрывов в России, которые унесли жизни невинных людей, и выразили глубокие соболезнования российскому народу.

XS
SM
MD
LG