Линки доступности

Годовщина гласности

  • Василий Львов

В Центральном доме журналиста открылась международная конференция «Уроки гласности: журналистика и СМИ на постсоветском пространстве». Она приурочена к 20-летию с того дня, когда 12 июня 1990-го года был принят легендарный закон СССР «О печати и других средствах массовой информации», написанный тремя почти никому тогда не известными и никак не связанными с властью юристами – Юрием Батуриным, Михаилом Федотовым и Владимиром Энтиным.

В тот же день, 12 июня, Первый Съезд народных депутатов РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете России. Уже 27 декабря 1991 года появился действующий и поныне закон РФ «О средствах массовой информации» – наследник Закона о печати. Чтобы дать представление о его важности, достаточно сказать, что впервые цензуру запретили именно в этом документе и только потом – в Конституции 1993 года.

«Долгим событием» Юрий Батурин назвал этот закон, который стал моделью для аналогичных правовых актов на всем постсоветском пространстве и который по сей день защищает права российских журналистов.

Любопытна история этого закона. 10 июня 1988 года в газете «Московские новости» проходил круглый стол о необходимости принятия закона о печати. На нем были Федотов, Батурин и Энтин. Все вышло случайно. «Мы сказали, - рассказывает Батурин, - «Хватит говорить о том, каким должен быть закон о печати. Надо его написать». Нам сказали: «Вот, значит, вы и напишете».

Ни одна газета в РСФСР не решилась опубликовать проект закона, и только в октябре в Эстонии спортивная газета «Спордилехт» напечатала его на эстонском языке. За ней последовала «Молодежь Эстонии» - уже на русском. В ноябре проект закона занял первую полосу «Известий». Если бы не эта случайность, считает Батурин, закон могли бы никогда и не принять.

Среди прочих гостей на форум пришел Ясен Засурский, знаменитый президент факультета журналистики МГУ. Закон о печати он назвал «мощным, долговечным документом».

Впрочем, отметил он, в законе не оказались затронутыми проблемы взаимодействия собственников и журналистского коллектива. «Наш тогдашний опыт, - пояснил Засурский, - заставил установить отношения между главным редактором и журналистом и позволил журналистам не соглашаться с главным редактором, но, что касается собственника, никаких защитных элементов там не было». По мнению Засурского, это упущение не было полностью восполнено, что привело к неограниченной концентрации СМИ и к этатизму, «который чужд свободе печати». «Совершенствование закона о печати давно должно как раз идти по пути преодоления подчинения средств массовой информации государству – прямого или косвенного», - считает Засурский. Будь в России решена эта проблема, убежден Засурский, «у нас была бы самая свободная печать в мире». «К сожалению, этого нет, и наша печать – одна из самых зависимых от государства», - заключил он.

Ясена Засурского поддержала Дуня Миятович, представитель ОБСЕ по свободе СМИ: «Именно сами журналисты, а не правительство должны осуществлять разработку этических ценностей. Я твердо верю, что самое лучшее регулирование – это минимальное регулирование и что самые эффективные положения разрабатывают органы, которые часто называют советам по делам прессы».

Сегодня ОБСЕ поддержала принятое вчера пленумом Верховного суда РФ постановление №16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Принятию документа предшествовали горячие дискуссии. Спорили, в частности, о том, следует ли обязать Интернет-СМИ нести ответственность за читательские комментарии, если последние нарушают российское законодательство, например, статьи об экстремизме. Это настораживало многих экспертов, которые уже неоднократно заявляли о расплывчатости понятия экстремизм в том виде, в каком оно сформулировано российскими законодателями. Между тем не секрет, что в России Интернет-форумы – одна из главных площадок для выражения мнений. Решение Верховного суда гласит, что читательские комментарии на сайтах Интернет-СМИ приравниваются к словам, произнесенным в прямом эфире, а за это журналисты ответственности не несут.

Впрочем, решение имеет свои нюансы. О них «Голосу Америки» рассказал Виктор Монахов, профессор Кафедры ЮНЕСКО ГУ-ВШЭ, один из участников рабочей группы, обсуждавшей поправки. «Самым сложным была позиция с форумом, - сказал он, – как действовать, если там размещена асоциальная информация? Мне кажется, мы нашли разумный компромисс. Обязанность разбираться и указать нежелательный комментарий возникает только после того, как Роскомнадзор обратит на это внимание. И, соответственно, ответственность возникает для редакции СМИ, только если СМИ не подчинится этому требованию». «Само по себе требование, я хочу подчеркнуть, не абсолютно, то есть его можно обжаловать в суде», - заключил Монахов.

На конференции Михаил Федотов, один из авторов знаменитого закона, представил доклад на тему «Российское законодательство о СМИ и практика его применения: формирование, развитие, деградация». Михаил Федотов сосчитал законодательные акты, которые, по его мнению, способствуют свободе или несвободе. Получилось, что в начале 90-х было больше свободы, к концу нулевых годов– больше несвободы. Счет 33-26 в пользу несвободы.

О периоде гласности, в который началась работа над проектом закона, генеральный секретарь Международной федерации журналистов Айдан Уайт, прибывший на конференцию, сказал: «Нам следует помнить, что тот закон появился в период гласности. Это было не просто национальный феномен. Гласность открыла дверь для политических перемен и вдохновила защитников демократии и прав человека по всему миру».

Айдан Уайт видит «три вызова», стоящие перед современным обществом: создать «критичную и независимую журналистику», «безопасность для применения журналистики» и «согласие среди журналистов и в самой журналистике». Для этого, подчеркнул Уайт, «нам надо выстроить новые режимы для диалога в гражданском обществе с политиками, общественными организациями, официальными лицами, чтобы возросло уважение к журналистам».

Об эпохе гласности в письменном обращении к участникам форума рассуждает и экс-президент Советского Союза Михаил Горбачев: «Никогда не соглашусь с теми, кто говорит, что «гласность все погубила». Несмотря на то, что в последующие годы были и обретения, и потери, гласность, свобода слова привели к таким переменам, которые уже необратимы. Люди стали другими: они избавились от страха, и это – реальный и прочный результат перестройки, который продолжает работать сегодня».

Иная позиция у известного тележурналиста, первого президента Академии российского телевидения Владимира Познера: «Времена Перестройки сформировали журналистов особого толка, поскольку для народа именно журналист был героем. И у журналиста возникло ощущение, что он больше чем журналист, что он спасающий рыцарь на белом коне. И это убеждение, на мой взгляд, в конечном итоге сильно навредило журналистам».

Говорилось на конференции и о такой актуальной, по мнению специалистов, проблеме российской журналистики, как самоцензура. Бывший спикер Госдумы Геннадий Селезнев долго об этом рассуждал. Познер ответил, что нет ничего удивительного в том, что так распространена самоцензура, поскольку журналистам угрожают местные власти, особенно после отмены губернаторских выборов. «Закон самоцензуры – это самосохранение, это самозащита», - сказал Познер.

На конференции были и представители стран бывшего СССР, рассказывавшие о проблемах журналистики у себя дома. Журналист из Туркменистана сказал, что, хотя в его стране и существует хороший закон о печати, практикуется «вербальное право», когда любое слово президента выше всех законов. Показательно, что журналист настоятельно просил не только не называть его имени, но и не фотографировать его. Все познается в сравнении, и в России, сказал журналист, он может дышать свободой.

XS
SM
MD
LG