Линки доступности

Иностранные усыновления: нельзя закрывать шлюзы

  • Виктор Васильев

Как сообщила пресс-служба уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка, с 14 по 16 июня в Вашингтоне пройдет очередной, третий по счету раунд российско-американских консультаций по подготовке двустороннего договора по усыновлению. Российская сторона очень надеется, что это будет финальный этап переговоров. После скандала с 7-летним Артемом Савельевым, от которого отказалась приемная мать-американка Тори Хансен, процесс усыновления между странами приостановлен. На ближайший понедельник также запланировано заседание суда (Йорк, Пенсильвания) по делу Вани Скоробогатова, в убийстве которого обвиняются приемные родители из США.

Напомним, что весной этого года Соединенным Штатам был передан подготовленный российской стороной текст договора. А в начале июня американские коллеги сделали ответный ход, доработав вариант соглашения. По мнению уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, поправки, внесенные американцами в текст договора, незначительны и «не выходят за рамки ранее достигнутых договоренностей в ходе переговоров в Москве».

Стороны сходятся на том, что надо запретить независимое усыновление, которое практиковалось в России до недавнего времени, а процедуру усыновления должны проводить только аккредитованные организации. «Такая встреча, – заявил Павел Астахов, – могла бы ознаменовать полное урегулирование вопроса и одобрение главами государств достигнутых договоренностей по американскому усыновлению российских детей».

Это соглашение, как следует из релиза пресс-службы уполномоченного, создаст правовую основу для продолжения международного усыновления, а главное – предоставит возможность российской стороне требовать от усыновителей соблюдения законных прав и интересов ребенка, «вплоть до привлечения к уголовной ответственности нарушителей».

Александр Романов, глава представительства американского агентства по усыновлению детей в России World Links, комментируя событие, сказал «Голосу Америки»: «Ключевая проблема здесь, на мой взгляд, такая. Американская семья, заключая соглашение с агентством, берет на себя много обязательств: зарегистрировать ребенка в российском консульстве, осуществлять мониторинг, контроль за условиями жизни и воспитания ребенка».

Но, к огорчению господина Романова, подписанные бумаги на деле так и остаются бумагами. «Если в конкретной семье есть добрая воля – как правило, так и происходит, – все обязательства выполняются, – говорит он. – Но ведь люди могут просто встать в позу и заявить, что они против какого-либо вмешательством в их частную жизнь. А поскольку все этапы усыновления уже пройдены, ребенок в соответствии с законом, едва вступив на американскую землю, уже в аэропорту, автоматически становится американским гражданином, и от агентства уже фактически ничего не зависит. Если же будет достигнуто межгосударственное соглашение, то за строгим выполнением обязательств проследит американская сторона».

Актуальность темы, причем для обеих сторон, подчеркивает и Марьяна Безруких, директор Института возрастной физиологии РАН, профессор, академик Российской академии образования. С ее точки зрения, в России до последней поры усыновлением детей занимались люди, не вполне понимавшие суть вещей. «Ну, а то, что сейчас этот процесс приостановлен, тоже на пользу никому не идет – ни детям, ни родителям, – отмечает Марьяна Безруких. – Любое замораживание отношений – вещь негативная. Нужно преодолевать разногласия, искать компромиссы».

Профессор Безруких особенно подчеркивает ответственность взрослых в этом вопросе. «Психологические раны детей очень долго сглаживаются и бесследно не проходят, – убеждена она. – Они могут проявиться в самый неожиданный момент, и взрослые окажутся в тупике. То есть это своего рода бомба замедленного действия. Последствия тут могут быть очень серьезными. Я знаю детей, которых возвращают в детдом. Мы работаем с педагогами этих учреждений. Это тяжелейшая ситуация. Ее сгладить практически невозможно».

Случаи жестокого обращения с усыновленными детьми получили необычайно широкий резонанс в российском обществе, практически никого не оставив равнодушным. «Меня эта тема волнует как любого другого нормального здравомыслящего человека и как мать, – говорит Татьяна Пискунова, кандидат педагогических наук, преподаватель МГУ и мать четверых детей. – Однако в нашей стране, где де-факто существует многотысячное сиротство при живых родителях, процесс усыновления детей иностранными гражданами ни в коем случае нельзя прерывать. Шлюзы должны быть открыты. Это совершенно очевидно, тем более что иностранцам, как правило, отдают тяжело больных детей, для которых это, возможно, единственный шанс на спасение и благополучную жизнь».

Что касается резко негативного освещения в российских масс-медиа известных случаев убийств российских детей-сирот, то здесь нередко есть своя подоплека. Тот же Александр Романов полагает, что часто это преследует спекулятивные цели. «Несколько лет назад замгенерального прокурора России в открытом эфире откровенно врал, что мы не можем никак узнать, что происходит с ребенком, – вспоминает он. – Хотя кто как не он должен знать, что агентство проводит мониторинг и направляет отчет о его результатах в строго определенное законом время. Естественно, спекуляций много с разными целями – нажить политический капитал».

Романов привел еще пример. Некоторое время назад в Америке умер усыновленный российский ребенок. «В России об этом раструбили всюду, – сказал Александр. – Следствие же показало, что малыш умер от врожденной неизлечимой болезни, прожив в той семье около трех лет. И вот об этом ни одна российская газета не сообщила». По мысли главы представительства агентства World Links, гораздо важнее консолидировать мнение общества на этот вопрос, а не вносить смуту.

XS
SM
MD
LG