Линки доступности

Россия: с Новым годом, с новой ксенофобией?

  • Виктор Васильев

Русские националисты. Архивное фото 2012г.

Русские националисты. Архивное фото 2012г.

По данным российских правозащитников, в стране растет число жертв национальной нетерпимости

МОСКВА – По итогам прошлого года, более двухсот человек пострадали в результате нападений на почве ксенофобии и национальной нетерпимости в России, передает в четверг 3 января агентство «Интерфакс» со ссылкой на директора Московского бюро по правам человека Александра Брода.

Брод, опираясь, в свою очередь, на результаты проведенного мониторинга, сообщил: «За январь - декабрь 2012 года было зафиксировано 137 нападений, итогом которых стали 40 погибших и, как минимум, 180 пострадавших».

По его данным, среди регионов, где в 2012 году произошли акты насилия на почве агрессивной ксенофобии, в частности, были Дагестан (15 погибших, 7 пострадавших), Москва и Московская область (8 погибших,57 пострадавших), Свердловская область (4 погибших, 7 пострадавших), Санкт-Петербург и Ленинградская область (3 погибших, 27 пострадавших), Самарская область (2 погибших, 4 пострадавших), Ростовская область (1 погибший, 12 пострадавших), Тульская область (1 погибший, 2 пострадавший), Северная Осетия - Алания (1 погибший, 2 пострадавших), Кабардино-Балкарская республика (1 погибший, 1 пострадавший) и Татарстан (1 погибший, 1 пострадавший).

Правозащитник отметил, что среди жертв насилия есть представители самых разных национальностей – узбеки, киргизы, азербайджанцы, таджики, армяне, татары, вьетнамцы, осетины и русские.

«Мы можем говорить о росте количества нападений на почве ксенофобии после 2011 года», – заключил он.

До самого Александра Брода Русской службе «Голоса Америки» дозвониться не удалось. Но мы попросили прокомментировать ситуацию известного специалиста – руководителя Центра этнополитических и региональных исследований (ЦЭРИ), доктора политических наук, профессора Высшей школы экономики, руководителя Центра по изучению ксенофобии Института социологии РАН Эмиля Паина.

Виктор Васильев: Скажите, пожалуйста, насколько объективна картина, полученная в результате данного мониторинга? Здесь преуменьшена величина проблемы или преувеличена?

Эмиль Паин: Есть разные источники информации. Более надежный источник, на мой взгляд, это аналитический центр «Сова», который систематически публикует и исследует такие данные. Могу сказать, ксенофобия развивается волнами. Здесь нет прямого роста – вперед и выше. Существуют ежегодные колебания этого явления.

Что касается общей тенденции, то она действительно очевидна. В том смысле, что в условиях, когда, по сути, единственной формой политического самовыражения является отношение к этносу и религии (открытые формы политического протеста в других сферах подавляются более активно), это приводит к тому, что все большая и большая часть людей, особенно молодежи, выражает свое общее недовольство условиями жизни вот в такой извращенной форме.

В.В.: Очевидно, что в мониторинге не затронута тема русофобских настроений в ряде кавказских и других республик РФ?

Э.П.: Ксенофобия не бывает сконцентрированной только на одной группе. Всякий рост ксенофобии у меньшинств вызывает рост ксенофобии большинства. Нужно сказать совершенно определенно, что с 1990-х годов тут был такой процесс – маятникообразный. Начинался рост ксенофобии меньшинской, потом раскручивался маховик ксенофобии этнического большинства, который в свою очередь опять же возбуждал ксенофобию меньшинства. Так что они друг друга «подкармливают».

В.В.: В такой атмосфере антиамериканские настроения тоже легко подогревать. К чему это может привести?

Э.П.: Думаю, что сейчас они (антиамериканские настроения) стали главными у значительной части населения. И здесь есть попытка каких-то сил объединить, скажем, и русофобов, и антикавказцев в одном порыве – антизападническом. Кстати говоря, и для русских националистов, и для антирусских националистов в России антизападничество характерно примерно в равной части. Но как показали последние события – то же обсуждение проекта «закона Димы Яковлева», существенно поднять уровень антиамериканизма (правда, и без того довольно высокий) не удалось.

Собственно, очень высокая политическая пассивность, вероятно, сдерживает и рост антиамериканских настроений. А может быть, они уже настолько высоки, что дальше некуда, трудно сказать. Во всяком случае, последние усилия, судя по тому, что можно наблюдать в опросах, да и по каким-то личным впечатлениям, к подъему тут по сравнению с прошлым годом не привели.

В.В.: Можно ли что-то сделать, чтобы снизить волну ксенофобии в стране?

Э.П.: Ксенофобия – это симптом, а не сама болезнь. И ее нельзя вылечить каким-то отдельным приемом – воспитанием, целенаправленной информацией, просвещением, пропагандой и тому подобное. Для изменения общего фона требуются довольно радикальные социально-экономические и политические перемены. Если бы были открытые сферы самореализации молодежи, если бы в политике было бы меньше зажима и было бы больше доверия к выборам, то, возможно, какая-то часть активности, которая сегодня реализуется в сфере межкультурной ненависти, могла бы быть сконцентрирована в более достойных для человека сферах.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG