Линки доступности

Александр Статиев: «Самый массовый партизан был советский окруженцем, который продолжил сопротивление вместо того, чтобы сдаться»

По официальным данным, 127 тысяч советских партизан было награждено медалью «Партизан Отечественной Войны», 190 из них стали «Героями Советского Союза».

В своей знаменитой речи на Красной площади 7 ноября 1941 года Иосиф Сталин обратился не только к «красноармейцам и краснофлотцам», но и к «славным партизанам и партизанкам, разрушающим тылы немецких захватчиков». Весной 1942 года был создан Центральный штаб партизанского движения, который пытался координировать действия партизан – осенью того же года партизаны и Красная Армия провели ряд скоординированных операций. Тогда же возникли крупные партизанские соединения, некоторые из которых были способны контролировать значительные территории и даже проводить глубокие рейды по вражеским тылам. Партизаны нанесли значительный ущерб врагу, многие из них проявили чудеса мужества и героизма.

Александр Статиев (Alexander Statiev) преподает историю в канадском Университете Ватерлоо, (University of Waterloo), он автор ряда исследований по истории партизанского движения периода Второй мировой войны. Александр Статиев ответил на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Алекс Григорьев: Насколько серьезный ущерб нанесли советские партизаны Германии и ее союзникам?

Александр Статиев: Непростой вопрос. В начале – в 1941-м и до начала 1942-го года – движение было абсолютно неорганизованным. Партийные органы и НКВД создали какие-то партизанские отряды, но они действовали хаотично и нецеленаправленно. В основном, эти отряды погибли или самораспустились. Потому что, изначально идея заключалась в том, чтобы создать партизанское движение на всей оккупированной территории Советского Союза, включая украинские степи, днепровские плавни, Молдавию… Но там не было ни базы для партизанского движения, ни необходимых условий – партизанам попросту негде было прятаться. Поэтому немцы их достаточно быстро уничтожили.

Начиная с осени 1942 года, наконец, в Москве начали думать о том, как утилизировать партизанское движение. Тогда ему поставили определенную цель – атаки на немецкие коммуникации. До этого, немцы были слишком сильны. И партизаны, в основном, занимались не столько борьбой с немцами, сколько предотвращением коллаборационизма: они убивали всяких старост и полицаев.

Врагов партизаны убили несколько десятков тысяч – немцев и всякого рода полицаев. То есть, это были не особо большие потери – советская историография их сильно преувеличивала. Когда партизаны начали атаковать вражеские коммуникации, они стали приносить пользу. Но эту пользу сложно оценить в каких-то количественных категориях.

А.Г.: Я с детства помню рассказы о пионерах-героях, многие из которых были партизанами. Насколько массовым было участие в партизанском движении?

А.С.: Массовым это движение стало только во второй половине 1943 года. Дети, конечно, попадали в партизанские отряды, но чаще всего от отчаяния. Лавинообразный рост партизанского движения произошел в конце 1943 года, когда стало ясно – кто побеждает, когда стало ясно, что с тех, кто сидел в тылу спросят, почему они там сидели и не сопротивлялись.

В 1941-1942 годы основными партизанами были не отряды, созданные партией и НКВД. Были три разновидности партизан: отряды, созданные партией – среднего размера; маленькие отряды, типа коммандос, созданные НКВД; а самый массовый партизан был советский окруженец, который был отрезан от своих и, вместо того, чтобы сдаться, продолжил сопротивление. О массовости здесь говорить трудно.

А.Г.: Как партизаны могли существовать во вражеском тылу?

А.С.: Москва четко заявила, что никакого снабжения партизан продовольствием не будет. Боеприпасами снабжали тех, у кого было радио – а оно было мало у кого. Даже у тех отрядов, у которых были радиостанции, они либо не работали, либо у них были необученные радиооператоры. Поэтому партизаны, в основном, существовали за счет местного населения, которое относилось к партизанам очень по-разному: где помогало, а где и нет.

Говоря о партизанском движении очень трудно говорить определенными категориями, поскольку оно было очень разнообразно. Как правило, население не особо радовалось, когда вокруг действовали партизаны. Потому что партизан не может защитить мирных жителей от регулярной армии. Он может пострелять, а потом убежать – а местное население остается. Но, в некоторых случаях, когда собирались более крупные партизанские отряды, а у немцев не хватало сил контролировать территории, там население партизан поддерживало. Поскольку политика нацистов была уж больно жестокой, вне зависимости от того – были там партизаны или нет. А если в этой местности действовали партизаны, она была абсолютно чудовищной.

Поэтому в центральной России, в восточной Белоруссии поддержка была. В северной Украине – в лесистой зоне – она тоже была, а в степях ее просто не могло быть, потому что там не было партизанского движения. На западной Украине поддержки не было никакой.

А.Г.: Что можно сказать о некоммунистическом партизанском движении – например, в Украине и странах Балтии?

А.С.: В Прибалтике партизанского движения и движения сопротивления практически не было до самого конца германской оккупации. Просоветское партизанское движение возникло только в Литве, и то – только в самом конце, и только в районах, где было русское или белорусское население. Литовцы и латыши тоже в нем начали принимать участие, когда в Литве начали призывать в вермахт, а в Латвии – в СС, что было еще хуже: тогда некоторые из призывников убежали в леса.

Истинным движением сопротивления была Украинская повстанческая армия, которая была антисоветской и – в зависимости от хронологии – антинемецкой. Там были две структуры – политическая Организация украинских националистов, и у нее были вооруженные силы – Украинская повстанческая армия. Организация украинских националистов была чисто фашистской структурой, чего нельзя сказать про ее вооруженные силы – они состояли из простых крестьян, которые были недовольны и советской властью, и нацистами.

А.Г.: Часто ли вы сталкиваетесь с заведомо ложными публикациями о партизанах?

А.С.: Конечно, много врут, но врут со всех сторон – нельзя сказать, кто больше врет. Партизанское движение – тема очень чувствительная. Потому что всплывают всякие детали о советском партизанском движении, о которых не хотят знать. Например, историк Александр Гогун опубликовал пару книг на основе украинских партизанских документов. И в них советское партизанское движение представлено, так скажем, непривычно для обычного российского гражданина.

Тоже самое происходит и на Украине. Там стали говорить, что бандеровцы боролись за украинскую независимость. Боролись-то они боролись, но с кем вместе они изначально боролись? В 1941 году их союзниками были те, кто намеревались вообще истребить все славянские народы.

А.Г.: Вам не страшно заниматься этой темой?

А.С.: Конечно страшно! Партизанская война всегда кровавое дело и всегда неприятное. Это грязная работа, которая иногда бывает необходима. Но Холокост тоже изучают…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG