Линки доступности

Мнения политиков и экспертов

Российские политики и экономические эксперты предупреждают об опасностях, сопровождающих полномасштабный выход страны на мировой рынок. И оценивают преимущества этого шага для производителей и потребителей.
Нижняя палата российского парламента одобрила протокол о присоединении России к Всемирной торговой организации. Днем ранее законность этого шага признал Конституционный Суд России. Вместе с тем, противники вступления страны в ВТО продолжают приводить аргументы, пытаясь подвергнуть сомнению необходимость членства России в этой организации.

Корреспонденту «Голоса Америки» удалось побеседовать с представителями обеих сторон.

«России это уже не нужно».

Перед началом голосования в Государственной Думе лидер фракции ЛДПР Владимир Жириновский в свойственной ему экспрессивной манере заявил, что отрицательных последствий от присоединения к Всемирной торговой организации будет для России намного больше, нежели положительных. «Мы будем волочиться в последнем вагоне этого обоза под названием ВТО, где всем верховодят транснациональные компании. В их руках все финансы мира, и они решают, какой курс… Там есть свои и чужие. Мы там чужие», – восклицал главный «либерал-демократ» в Государственной Думе.

Оказалось, что с ним вполне согласен директор петербургского филиала Высшей школы экономики Александр Ходачек: «Девятнадцатилетний путь вступления в ВТО показал, что к моменту, когда нас туда впустили, нам это уже не очень нужно», – считает он. Ходачек напоминает, что за это время Россия подписала порядка восьмидесяти международных соглашений, создала региональный Таможенный союз, внутри которого упразднены пошлины.

Малый и средний российский бизнес вследствие вступления в ВТО понесет убытки, так как теперь будут пересмотрены все внутренние регламенты, включая таможенный, налоговый и бюджетный кодексы. «Здесь нас ждут большие проблемы, – убежден эксперт, – В первую очередь, это ощутят на себе приграничные территории, а также Москва и регионы Центрального федерального округа. Для окраин и самодостаточных территорий эта ситуация будет более длительной по времени, но конкуренция усилится и там».

Вместе с тем, Александр Ходачек признает, что после вступления России в ВТО уйдут в прошлое некоторые элементы экономической и финансовой дискриминации, когда некоторых отечественных инвесторов не допускали на международные биржи для покупки тех или иных акций. Будет облегчен доступ на международные рынки и для предприятий, производящих детали для современного оборудования.

«Изначальные условия присоединения России к Всемирной торговой организации были более кабальными, – отмечает директор петербургского филиала ВШЭ. – В течение долгих лет переговоров российской стороне удалось изменить ряд позиций, что позволит смягчить ожидаемые потери».

«Возврат к плановому хозяйству вернет и тотальный дефицит».

Научный руководитель центра исследований модернизации Европейского университета Санкт-Петербурга Дмитрий Травин напоминает, что в экономике никогда не бывает идеальных решений. Далее эксперт предлагает сопоставить плюсы и минусы вступления России в ВТО.

«Во-первых, выиграют не только российские покупатели импортных товаров, но и те предприятия, которые производят что-то нужное для внешнего рынка. Они-то и нуждаются во вступлении в ВТО, нуждаются в том, чтобы их взаимоотношения с иностранными партнерами регулировались согласно четко утвержденным международным правилам», – говорит Дмитрий Травин и поясняет, что эти компании заинтересованы, чтобы на их продукцию пошлины не повышались, и чтобы против них не применялись нетаможенные меры регулирования.

«Не нужно забывать, что мы живем в мире рыночной экономики. И если мы хотим развиваться в том направлении, на котором никто не проигрывает, никто не стремится к совершенствованию своего производства, то тогда нам нужно возвращаться к плановому хозяйству», – отмечает Дмитрий Травин. И продолжает, что это означало бы и возвращение к тотальному дефициту товаров потребления, от чего российские граждане полностью отвыкли за последние двадцать лет.

При этом экономист признает, что в настоящее время российские товары имеют на внешнем рынке очень низкую конкурентоспособность. «Это связано не только с объективными обстоятельствами, но и с субъективными. Даже Владимир Путин недавно упоминал, что по инвестиционному климату мы чуть ли не позади планеты всей. И пока к нам приходит, в основном, спекулятивный капитал, а не стратегический, который может реконструировать нашу экономику, мы, конечно, будем конкурентоспособны лишь в узком круге областей», – замечает Дмитрий Травин.

И подытоживает: «Решение экономических проблем требует комплексного подхода. Если, вступая в ВТО, мы ухудшаем положение дел во всех других областях, то от этого шага, конечно, может быть много минусов. Ведь ВТО – это не панацея. Но хотелось бы надеяться, что Россия будет улучшать свой инвестиционный климат, развивать экономику в разных направлениях. И тогда вступление в ВТО даст плюсы не только в цветной металлургии, но и в отраслях высокой стадии переработки».

«Товары станут дешевле, но купить их будет не на что».

Заместитель председателя комитета по бюджету и налогам Государственной Думы РФ Оксана Дмитриева является убежденной противницей вступления России во Всемирную торговую организацию.

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» она объяснила свою позицию тем, что присоединение к ВТО отрицательно скажется на жизненном уровне россиян и на перспективах развития российской промышленности.
При этом Дмитриева признает: «Вполне возможно, что цены на некоторые импортные товары станут дешевле, поскольку будут снижены пошлины на их ввоз. Но этот выигрыш в цене может обернуться потерями ввиду свертывания отечественного производства, и, соответственно, уменьшения рабочих мест. Поэтому, по цене что-то может стать дешевле, но доходов, чтобы это купить даже по сниженной цене, у населения не будет», – поясняет Оксана Дмитриева.

По мнению члена фракции «Справедливая Россия», в наиболее уязвимом положении окажутся сельское хозяйство, легкая промышленность, большая часть станкостроения и автопром. Они окажутся неконкурентоспособными по сравнению с ввозимыми из-за рубежа более дешевыми товарами.
Но пострадают и те отрасли промышленности, которые, по мнению Дмитриевой, могли бы стать локомотивами экономического роста России. В частности – авиастроение.

С другой стороны, в выигрыше оказываются представители сырьевого сектора, которые сегодня платят большие экспортные пошлины. «Тем самым у них изымается монопольная рента, связанная со сверхвысокими ценами на сырье на мировых рыках. А это обеспечивает разницу между более низкими ценами на сырье на внутреннем рынке, и внешними ценами», – продолжает Оксана Дмитриева. Кроме углеводородов это касается цветных металлов и лесной промышленности. А после вступления в ВТО разницы между экспортными ценами и теми, что предназначены для внутреннего рынка не будет. А значит, исчезнет преимущество России, как страны, производящей сырье, – заключает депутат Госдумы.

«Проиграет только самый ленивый».

Профессор факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Евстафьев не согласен с утверждением, что вступление в ВТО автоматически делает продукцию той или иной страны неконкурентной на внешнем рынке. «Конкурентоспособность складывается из ценовой составляющей и качества товара. И оба этих фактора в значительной степени зависят от уровня исследований, разработок и технологий, которые позволяют производить товары, пользующиеся спросом в мире», – подчеркивает эксперт.

Дмитрий Евстафьев указывает, что в условиях конкуренции появляется стимул к инновационному преобразованию производства и к модификации товаров. И потому появляются новые возможности для повышения конкурентоспособности национальной экономики. «Ведь не привело же вступление в ВТО Японии и Южной Кореи к снижению спроса на продукцию этих стран на внешнем рынке», – приводит пример профессор СПбГУ.

С аргументами противников вступления России в ВТО Дмитрий Евстафьев знаком. И прежде, чем высказать свои возражения, он отмечает: «Очень показательно, что эти аргументы появляются накануне, в общем-то, технических моментов. То есть, уже после завершения переговоров (о вступлении в ВТО – “ГА”). Представляете, прошло уже девятнадцать лет с тех пор, как Россия подала документы на вступление в организацию, тогда еще носившую название GATT (General Agreement on Tariffs and Trade – Генеральное соглашение по тарифам и торговле). Сейчас, наконец, мы получили приглашение, мы согласовали все вопросы с рабочей группой, подписали соответствующие протоколы в декабре прошлого года…
И теперь нужно всего лишь ратифицировать протокол о присоединении к ВТО, к так называемому «Марракешскому соглашению». И вот на этом этапе возникают голоса противников. Хочется их спросить: а где вы раньше были, куда вы раньше смотрели?».

Профессор Евстафьев напоминает, что для ратификации протокола о вступлении в ВТО России было предоставлено 220 дней. А сторонники экономического изоляционизма активизировались лишь в последний момент перед голосованием в Государственной Думе. «С одной стороны, психологически это понятно, потому что люди явно не знакомились с ходом переговоров. С другой стороны – это очевидный внутриполитический трюк, когда люди хотят либо привлечь внимание к своим партиям и личностям. Либо намереваются отвлечь внимание публики от гораздо более насущных проблем, связанных с российской экономикой».

Переходя непосредственно к аргументам своих оппонентов, Дмитрий Евстафьев выделяет прозвучавшее в телеэфире утверждение одного из политиков: «Вступление в ВТО немедленно приведет к порабощению России». С точки зрения эксперта, такой довод просто не заслуживает серьезного обсуждения.

С другой стороны, тезис о том, что вследствие снижения пошлин российский бюджет может недосчитаться некоторых поступлений, представляется экономисту более весомым. «Но, в то же самое время, после вступления в ВТО мы можем рассчитывать, как это произошло с другими странами, на рост внешнеторговой деятельности, на рост импорта и экспорта. И те потери, кстати, не очень большие, которые недополучит бюджет, будут за этот счет компенсированы», – указывает Дмитрий Евстафьев.

В протоколе по вступлению России во Всемирную торговую организацию действительно предусмотрено снижение ввозных пошлин на подержанные и новые иномарки и уменьшение размера субсидий для сельского хозяйства. Однако, это произойдет не одномоментно, а в течение некоего срока с тем расчетом, чтобы те отрасли промышленности, которые почувствуют себя наиболее ущемленными в своих интересах смогли бы адаптироваться к новым условиям. «И этот срок – немаленький, – подчеркивает Дмитрий Евстафьев, – речь идет о пяти – семи годах, и я думаю, что только самый ленивый не захочет позаботиться о том, чтобы конкурентоспособность продукции, производимой на внутреннем рынке России, не пострадала в результате присоединения к ВТО», – подытожил собеседник «Голоса Америки».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG