Линки доступности

Пытки: проблема России и постсоветского пространства


Пытки: проблема России и постсоветского пространства

Пытки: проблема России и постсоветского пространства

По данным Страсбургского суда, применение пыток в РФ – распространенное нарушение, несвойственное Европе

Самым распространенным в России законодательным нарушением является ограничение права на справедливое судебное разбирательство. К такому выводу пришел Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), обновивший статистику обращений и вынесенных решений, которая ведется с 1959 года. В отчете проанализированы данные по всем странам-членам Совета Европы.

По данным ЕСПЧ, 21% жалоб против России, принятых на рассмотрение Страсбургским судом, относится к нарушению статьи 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Однако цифры по этому виду нарушений соответствуют общеевропейской практике.

17% решений Страсбургского суда против России связаны с нарушением статьи 1 протокола 1 к Европейской конвенции «Право на мирное пользование своим имуществом». Нарушение статьи 3 «Запрещение пыток» Европейской конвенции составляет 15% из числа жалоб, принятых на рассмотрение ЕСПЧ, тогда как в общеевропейской практике нарушение этой статьи невелико.

В 14% случаев ЕСПЧ зафиксировал нарушение статьи 5 «Право на свободу и личную неприкосновенность», а на остальные статьи Европейской конвенции приходится 33% решений.

В общеевропейской практике по всем 47 государствам наиболее распространенными нарушениями являются ограничение права на судебное разбирательство в разумный срок (26%) и справедливый суд (20%). Эти права декларируются статьей 6 Европейской конвенции. 14% решений ЕСПЧ приходится на статью о «Праве на мирное пользование своим имуществом», а 11% – о «Праве на свободу и личную неприкосновенность». Еще 29% решений Страсбургского суда против стран Европы относятся к другим статьям.

В инициированных делах против России ЕСПЧ констатирует нарушение положений Европейской конвенции в 94% случаев. В общеевропейской практике эта цифра ниже – 83%. В пользу России заканчивается 4% дел, в Европе в целом этот показатель несколько выше – 6%.

На дружественное урегулирование в делах, связанных с Россией, идет всего 1% заявителей, тогда как общеевропейский показатель достигает 6%.

Последний показатель, который был включен в статистику ЕСПЧ, это дела, которые Страсбургский суд не принимает к рассмотрению по тем или иным причинам. Доля заявлений против России, оставленных без движения, составляет 98%, в Европе в целом – 96%.

Из данных ЕСПЧ эксперты делают вывод, что ситуация с нарушением статьи 3 «Запрещение пыток» Европейской конвенции в России отличается от положения вещей в Европе в целом не в лучшую сторону, и применение пыток – это распространенное в России нарушение, которое несвойственно Европе.

Русская служба «Голоса Америки» обратилась к юристам и правозащитникам с просьбой прокомментировать отчет Страсбургского суда и объяснить ситуацию с положением дел в России по части нарушений, связанных с применением пыток.

«Пытки» в следственных изоляторах

Известный российский адвокат Анна Ставицкая говорит, что такое большое количество дел о нарушениях статьи 3 Европейской конвенции, запрещающей применение пыток, связано с тем, что в России не очень хорошие условия содержания людей в следственных изоляторах (СИЗО) и местах лишения свободы.

«Многие люди пишут заявления в ЕСПЧ с жалобами на условия содержания, – рассказывает Ставицкая. – Подозреваемые в совершении преступлений – люди, чья вина не доказана, – содержатся в жутких условиях. Это маленькие камеры, большая численность людей в них. Остро стоит проблема превышения полномочий со стороны сотрудников этих СИЗО. Именно условия содержания людей в СИЗО и местах лишения свободы попадают под статью о запрещении пыток».

По ее словам, жалобы о нарушении статьи о запрете пыток связаны с многочисленными случаями превышения полномочий со стороны сотрудников российских правоохранительных органов, которые избивают задержанных и применяют к ним физическую силу, например, с целью «выбивания» необходимых показаний.

«На мой взгляд, государству должно быть стыдно, что в отношении него применяются решения по статье 3 Европейской конвенции, что подтверждает применение пыток в стране», – отметила Ставицкая.

Большое количество дел по статье «Запрещение пыток» связано еще и с тем, что Россия достаточно часто применяет механизмы депортации людей в страны, где нарушаются права человека.

«Это Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан и другие. Европейский суд исходит из того, что если страна экстрадирует людей в государства, где применяются пытки, то эта страна и несет ответственность», – сказала Ставицкая.

Комментируя данные о разрешении споров российских заявителей путем дружественного урегулирования, Ставицкая сказала, что граждане не хотят идти на подобный шаг, поскольку не доверяют властям РФ и условиям, которые исходят от них, и предпочитают добиваться четкого решения от Европейского суда.

Проблема стран постсоветского пространства

Директор программы профессионального развития юристов Американской ассоциации юристов в России Мария Воскобитова, занимающаяся вопросами соблюдения прав человека, рассказала, что дела, проходящие по статье о запрете пыток, включают в себя различные аспекты.

«По ряду дел, поступающих в ЕСПЧ, проходят конкретно пытки, а именно насильственное причинение страданий с определенным умыслом, – говорит она. – Но дел с этой формулировкой немного. Также по этой статье привлекаются за неблагоприятные условия содержания в СИЗО и колониях. И Россия не единственная страна, против которой поступают жалобы по этой статье в Европейский суд. Много дел по аналогичным статьям против Болгарии, Литвы, Польши и Украины. Я бы не сказала, что это сугубо российская проблема. Это проблема стран постсоветского пространства, где широко применятся такая мера пресечения, как арест».

По ее словам, огромный процент заявлений против России, которые остаются без движения в Европейском суде, связан с тем, что россияне жалуются не по тем основаниям, которые рассматривает ЕСПЧ.

«Европейский суд не может пересмотреть приговор или гражданское дело по существу. Заявители обращаются, не представляя себе, что такое ЕСПЧ. Они лишь знают, что есть такой суд, который кому-то помогает. Заявители не знают ни процедуру обращения, ни риски. Отсюда такая статистика», – резюмировала эксперт.

«Запрет на пытки тотален»

Заместитель главы московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина считает, что Европейский суд провел достаточно интересный анализ, а выводы в данном случае смешно оспаривать.

«Это ключевая проблема в сфере соблюдения прав человека в России. Пытки для сотрудников правоохранительных органов – это метод дознания, метод “выбивания” признания и показаний. Для того чтобы получить необходимую информацию, правоохранители прибегают к пыткам, то есть ведут себя совершенно противозаконно. Пытки запрещены российским законодательством и международными конвенциями. Это тотальный запрет. Нет никакой ситуации, в которой отступление от обязательств по запрету на пытки может быть оправданно», – считает Татьяна Локшина.

По ее словам, именно из России в Европейский суд была направлена жалоба на исполнение статьи о запрете на пытки, по которой ЕСПЧ принял решение о самой высокой сумме компенсации – 350 тыс долларов США.

«Это было дело “Михеев против России”, – рассказывает Локшина. – Речь шла о 28-летнем жителе Нижнего Новгорода, которого задержали сотрудники правоохранительных органов и пытали током до такой степени, что когда он остался на секунду один в комнате, он выбросился из окна здания отделения милиции и сломал позвоночник. Пытки не прекратились и сейчас. Проблема стоит все так же остро, как и стояла».

«Я совершенно не хочу сказать, что пытают только в России. Я знаю, что такая проблема стоит в Турции и в других странах. Но если сравнить положение дел в России с тем, как дела обстоят дела в Европе, у нас это все еще крайне острая проблема», – резюмировала правозащитница.

XS
SM
MD
LG