Линки доступности

Российскую сторону в «Поединке» представляет Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, американскую сторону – Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса.

Взгляд из Москвы:
Почему перезагрузки больше не будет



Взгляд из Вашингтона:
Обама выезжает на внешней политике



Почему перезагрузки больше не будет

Известный российский журналист и политический комментатор Виталий Третьяков написал на днях в своем «Живом журнале»: «Больше доверяю тем американцам, которые прямо говорят о своей нелюбви к России и сразу жёстко стелют. Спать-то всё равно будет жёстко, если даже какой-нибудь перезагрузчик мягко будет стелить. Словом, я за Ромни». Не рискну оценить, сколь распространена такая точка зрения в российских околополитических кругах, но основатель «Независимой газеты» не одинок. Консервативно настроенные россияне традиционно предпочитают республиканцев, поскольку считают их прагматичными и прямолинейными. Что касается второго, спорить трудно, а вот насчет прагматизма уверенность была поколеблена годами президентства Джорджа Буша, когда накал идеологической пропаганды достиг очень высокой отметки.

Владимир Путин в телеинтервью на днях воздержался от комментариев по ходу кампании в США и ограничился корректной фразой о том, что готов работать с любым избранным президентом. При этом, по общему мнению, российское руководство все-таки предпочтет Обаму – он лучше Ромни понимает, насколько изменился мир и демонстрировал способность корректировать позицию. Однако второй срок Обамы, если он состоится, будет совсем другим в отношениях с Россией, чем первый.

Прагматизм Обамы выражается в том, что его видение России – вполне нейтральное и инструментальное. В его линии меньше идеологии, отсутствует масштабное видение роли и места двусторонних отношений на перспективу, зато четко формулируется набор конкретных задач на ближайший период. Подчеркивается важность России для США и мира, но лишь по ряду вопросов, ради решения которых и нужно поддерживать с ней деловой предметный разговор.

В команде Обамы не видно никакой повестки дня двусторонних связей за пределами того, что уже имелось в перезагрузке и относительно удачно реализовано. Белый дом захочет продолжать переговоры по сокращению ядерных вооружений, прежде всего тактических, оказать давление на Иран и активизировать взаимодействие вокруг Афганистана. В 2009 – 2010 годах это сработало, но после 2013 вряд ли дела будут обстоять так же.

Сокращать ядерные арсеналы Москва в ближайшие годы не собирается, нынешнее количество рассматривается как необходимый гарант безопасности. Новых санкций против Тегерана Россия не поддержит, тем более позиция будет негативной в случае войны. Афганистан остается сферой, где подходы совпадают в наибольшей степени, но и здесь вероятны сложности. США намерены сохранить различные формы военного присутствия в Афганистане и Центральной Азии, а это вызовет очевидное недовольство Москвы и Пекина.

Обама готов быть гибким, в тех отдельно взятых областях, где Россия, по его представлениям, полезна. И тогда он готов на компромиссы и сделки по конкретному кругу тем. Собственно, в этом и состояло содержание перезагрузки. Но как прагматик, он не пытается определить место России в долгосрочной стратегии Америки и вообще в мировом развитии. И он не имеет фундаментального долгосрочного видения.

Другой повестки дня для России у демократов нет, они надеются на продолжение прежней. Но «перезагрузка-2» с углублением того же содержания невозможна. И не из-за того, что в Кремле теперь не Медведев, а Путин. Момент, когда интересы совпадали, прошел. Для нового этапа нужен новый взгляд, например, понимание того, что главные события будут разворачиваться в Азии. Но в азиатском контексте американские стратегии Россию пока вообще не видят, нужным инструментом не считают. Ни в одном из программных документов, касающихся азиатской политики США, Россия вообще не упоминается. Что довольно странно, учитывая наличие схожих проблем (необходимость реагировать на рост Китая) и тот факт, что Россия все-таки крупнейшая тихоокеанская держава. При всех благих намерениях второй срок Обамы может оказаться много более сложным для отношений, чем сейчас можно себе представить.

Обама выезжает на внешней политике

Послужной список нынешней Администрации по поддержанию экономики оставляет в лучшем случае смешанные впечатления, и проходящий на этой неделе национальный съезд Демократической партии стремится сфокусировать внимание избирателей на внешнеполитических достижениях Барака Обамы.

Согласно представленной 3 сентября платформе Демократической партии-2012, глобальная мощь и влияние Соединенных Штатов растут благодаря руководству Обамы. В документе также отмечается, что десятилетие войны, последовавшее за терактами 11 сентября, подходит к концу. Кроме того, подчеркиваются заслуги президента Обамы в связи с окончанием конфликта в Ираке, уничтожением Усамы бин Ладена и шагами по выводу войск из Афганистана. Эти успехи, отмечается в платформе, позволяют Соединенным Штатам сконцентрировать усилия на развитии собственной страны и решении приоритетных задач за рубежом – таких как распространение ядерного оружия, угрозы кибератак и применения биологического оружия, изменение климата и транснациональная преступность.

Между тем, демократы представляют Ромни как фигуру, не имеющую соответствующего опыта, потерявшую связь с простыми американцами и без необходимости стремящуюся к конфронтации. Они также попытались запугать не определившихся с выбором избирателей, приписав его взгляды влиянию «закоренелых неоконсерваторов», которые, по их словам, окружают кандидата от республиканцев и настойчиво подталкивают его к воинственной позиции, которая привела к войне в Ираке и ненужной напряженности в мире в годы правления Буша.

Демократам нет нужды несправедливо демонизировать своих оппонентов-республиканцев (что, к сожалению, является одним из излюбленных занятий этой партии) для того, чтобы подчеркнуть достижения Обамы. Помимо успешного преодоления трудностей, упомянутых в платформе партии, Обама продемонстрировал тонкое чутье на пределы американского влияния в меняющемся мире. Это нашло отклик у американцев, уставших от продолжительных и дорогостоящих войн за рубежом. Впервые за целое поколение Демократическая партия занимает политический центр. Опросы регулярно свидетельствуют о том, что избиратели оценивают способности Обамы к ведению внешней политики выше, чем способности Ромни. Именно республиканцам сейчас необходимо завоевывать народное доверие (хотя в некоторых случаях достижения Обамы были основаны на не получивших огласки усилиях администрации Буша).

Несмотря на гиперболу, Обама оступился в нескольких сферах. Он не добился существенного прогресса в урегулировании израильско-палестинского конфликта. Он также во многом оставил без внимания европейских союзников США, а Иран значительно приблизился к получению ядерного оружия с момента вступления Обамы в должность президента. На более фундаментальном уровне, как отметил недавно Лесли Гелб, хотя Обама увидел пределы американского могущества, ему не удалось оценить, что Америка может сделать. Гелб справедливо обвиняет действующую администрацию в том, что она не смогла «сформулировать стратегию и понять ее взаимосвязь с могуществом». Стратегия Обамы по Афганистану, как отмечает он, «напоминает собой не что иное, как бессвязный список тактик». В действительности, проблема еще глубже. Обама не смог понять взаимосвязь влияния страны и традиционно важных для США вопросов, таких как права человека. Он также пока не осознал, что экономическая мощь США обеспечивает национальную безопасность страны.

Сильные и слабые стороны внешней политики Обамы нигде не проявляются столь очевидно, как в ставшей уже притчей во языцех «перезагрузке» отношений с Россией. Сам порожденный тем убеждением, что охлаждение отношений между Вашингтоном и Москвой во время второго президентства Джорджа Буша-младшего стало опасным, Белый дом попытался заняться продвижением общих интересов с Россией и выстроить более крепкие двусторонние отношения. Это принесло положительные, хотя и чересчур восхваляемые, результаты в некоторых сферах – особенно, в области контроля за вооружениями, сотрудничества по обеспечению кампании в Афганистане и общего укрепления отношений. Однако подход администрации Обамы основывался на ложных предпосылках, которые в последние месяцы подорвали его с ростом непопулярности режима Путина в его собственной стране. Первое из них – что Кремль позволит Соединенным Штатам взаимодействовать и с правительством, и с российским обществом на фоне расширения бреши между ними. Второе – что «перезагрузка» с Россией будет проводиться без вреда для отношений США с другими странами (и действительно, отношения Вашингтона с Польшей в первое время пострадали от щедро расточаемого России внимания; США также попытались, с переменным успехом, поддерживать хорошие отношения с Грузией и Украиной). Третье – что США смогут избежать увязывания «посторонних» вопросов, таких как права человека и борьба с коррупцией в крупных российских международных компаниях, с продвижением общих интересов.

Обама также допустил несколько тактических промахов. Демонстративно обхаживая бывшего президента Медведева, он вызвал раздражение Путина и осложнил путь к сотрудничеству. Ослабив внимание к опасениям в связи с несоблюдением прав человека, он настроил против себя значительную часть демократически настроенной и традиционно проамериканской аудитории россиян. Наконец, сделав улучшение отношений самостоятельной целью, Обама подал Кремлю сигнал, что он слаб, и им можно манипулировать.

Владимир Путин заявил, что готов работать как с Обамой, так и с Ромни, хотя российские власти открыто предпочитают Обаму. Известный российский аналитик Алексей Пушков заявил на этой неделе, что даже в случае победы Ромни Соединенные Штаты не смогут существенно повредить России, так как ухудшение отношений обойдется Америке гораздо дороже. По его словам, после вступления в ВТО Россия «особенно не нуждается в поддержке Белого дома». Соединенным же Штатам, отмечает он, Москва нужна гораздо больше: этого требуют усилия по ядерному нераспространению, Ирану и Северной Корее.
XS
SM
MD
LG