Линки доступности

Американские эксперты размышляют о том, как использовать противоракетную оборону для улучшения отношения с Россией

Вопрос о противоракетной обороне находился в повестке отношений Вашингтона и Москвы с 1960-х годов. Ныне ЕвроПРО стала одной из наиболее горячих тем в отношениях между Россией, США и НАТО. По мнению американских экспертов, ныне ситуация может пойти в двух направлениях: либо стороны найдут возможность для начала полноценного сотрудничества, либо спор о ПРО приведет к существенному обострению отношений России и стран Запада.

В своем нынешнем виде система ПРО начала создаваться в 1999 году, после того, как Пентагон и разведслужбы США пришли к выводу, что в обозримом будущем Северная Корея, Иран и Ирак будут способны обзавестись межконтинентальными баллистическими ракетами, способными достичь территории Соединенных Штатов. После этого был принят план создания системы ПРО, способной перехватывать единичные ракеты: изначально предполагалось, что возможностей этой системы будет недостаточно, чтобы защитить США и их союзников от многих сотен российских ракет. Эти планы неоднократно пересматривались, ныне действующая стратегия развертывания ПРО была принята президентом Бараком Обамой в сентябре 2009 года. Она, в частности, предусматривает развертывание 30 противоракет в Польше и Румынии.

Изначально Россия протестовала против развертывания ПРО в Европе, утверждая, что эти системы угрожают ее возможностям стратегического сдерживания.

Грег Тилманн, эксперт Ассоциации по контролю за вооружениями, выступивший на конференции в Институте Брукингса, подчеркнул, что и убежденность США и их союзников в необходимости развертывания ПРО, и уверенность России в том, что ПРО угрожает ее безопасности в значительной степени основаны на предположениях, а не на фактах.

Он напомнил, что Ирану и Северной Корее не удалось создать баллистическую ракету дальнего радиуса действия (северокорейцы провели несколько неудачных пусков таких ракет, Иран не достиг и этого уровня развития), и, судя по всему, не смогут этого сделать в обозримом будущем. Несмотря на это, США и НАТО тратят колоссальные средства на создание ЕвроПРО, не принимая в расчет того, что Пентагон и большинство экспертов не уверены в том, что создаваемая ПРО сможет гарантировать перехват даже ограниченного числа ракет противника. В свою очередь Россия создает новые баллистические ракеты, по ее утверждению, способные преодолевать ПРО США, и постоянно декларирует, что ПРО угрожает ее безопасности.

Дэвид Хоффман, редактор журнала Foreign Policy, считает, что США, НАТО и Россия в вопросе о ПРО ведут «долгую карточную игру». По его словам, в этом вопросе для Москвы критически важны два главных фактора – районы развертывания ПРО (для России неприемлемо, чтобы эта система располагалась вблизи ее границ) и скорость противоракет (если США добьются того, что перехватчики SM-3 будут лететь со скоростью, превышающей 5 км в секунду, то теоретически они будут способны поражать российские стратегические ракеты).

По мнению Хоффмана, особое раздражение России вызывает понимание того, что на нынешнем этапе она неспособна соревноваться с США в сфере ПРО, например, приступив к созданию своей системы противоракетной обороны – слишком велико технологическое превосходство Соединенных Штатов и их европейских союзников.

Стивен Пайфер, старший научный сотрудник исследовательского Института Брукингса , убежден, что до окончания президентских выборов в США, никаких подвижек в американо-российском диалоге по ПРО не произойдет, поскольку Москва будет ожидать результатов выборов.

«В интересах США - минимизировать негативное влияние ПРО в американо-российских отношениях, которые и без этого крайне сложны», – сказал Пайфер.
По мнению Пайфера, для этого США и НАТО должны обеспечить максимальную прозрачность процесса, например, приглашая российских наблюдателей на испытания систем ПРО, обмениваться информацией, создать общий командный центр и центр слежения и пр.

На вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки» «Стоит ли развертывать ПРО в Европе, рискуя ухудшением отношений с Москвой?» Стивен Пайфер заметил, что несколько десятков американских противоракет ни при каких условиях не могут умалить значение примерно 14 тыс российских стратегических ракет. Он добавил, что ключ к урегулированию ситуации – не соперничество и конфронтация, а активизация сотрудничества.

В свою очередь, Грег Тилманн считает, что отношения с Россией не должны приноситься в жертву противоракетной обороне.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG