Линки доступности

Российскую сторону в «Поединке» представляет Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, американскую сторону - Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса.

Взгляд из Москвы:
Россия и США: пятерка событий-2011



Взгляд из Вашингтона:
Перезагрузка зависла?



Россия и США: пятерка событий-2011

2011 год был не очень ярким в отношениях России и США. Особенно это было заметно на фоне успехов, которые были достигнуты в 2010 году. Подвести однозначный итог трудно, в целом баланс довольно ровный. Пять главных событий выглядят примерно так.

Вступление России в ВТО. Окончание беспрецедентно долгой эпопеи, в которое никто уже не верил, стало неожиданно приятным сюрпризом на фоне в целом стагнирующих отношений Москвы и Вашингтона. В минувшем году обе стороны предприняли финальный рывок, очевидно, придя к выводу, что более выгодных условий не добиться, а лучшего момента не будет. Наличие доброй воли особенно проявилось в грузинском вопросе. США оказали заметное давление на Тбилиси, а России пошла на смягчение своей позиции.

Вступление в ВТО едва ли приведет к немедленным переменам в экономических связях России и остального мира, но дает больше гарантий предсказуемости для инвесторов.

Неудавшиеся переговоры по ЕвроПРО. На протяжении нескольких месяцев российские и американские представители пытались найти формы совместной работы над проектом противоракетной обороны, однако диалог закончился безрезультатно. Это не стало сенсацией, поскольку с самого начала многие предсказывали несовместимость позиций.

Отсутствие даже минимального прогресса сделало невозможным визит в Россию Барака Обамы, который предполагался в 2011 году. Сам факт переговоров полезен, поскольку обсуждались предметные аспекты. Однако очевидно, что вопрос вернется в повестку дня, обойти или проигнорировать его не удастся. Первым испытанием станет саммита НАТО в Чикаго в мае 2012, затем – приход в Белый дом новой администрации в 2013 году, которая первым делом столкнется все с той же проблемой. Россия настаивает на обсуждении принципов стратегической стабильности, которые напрямую связаны с проблемой ПРО.

Уход Дмитрия Медведева и возвращение Владимира Путина. Политическая рокировка в России стала большим разочарованием для американской администрации, которая рассчитывала на продолжение работы с Медведевым. Во-первых, сам характер смены подтвердил худшие опасения тех, кто считает Россию безнадежным режимом исключительно персоналисткого авторитарного типа. Во-вторых, у многих возникло впечатление, что роль Дмитрия Медведева в предшествующие годы была еще менее значительной, чем предполагали, так что президент Обама имел дело фактически с второстепенным представителем России. События, которые последовали за объявлением о возвращении Путина, заставили, однако, многих в Америке говорить о вероятности скорых перемен в России.

Голосование России по Ливии. Москва воздержалась во время голосования резолюции СБ ООН, разрешавшей силовое вмешательство в гражданскую войну в Ливии, заняв тем самым крайне непривычную для себя позицию. Так и не стало до конца понятным, чем руководствовался Кремль, принимая такое решение, и было ли они согласовано во властном тандеме или нет. Как бы то ни было, именно позиция Москвы во многом определила дальнейшее свержение режима Каддафи при активном участии сил НАТО.

Правда, в самой России воздержание подвергалось резкой критике, в целом оно было признано ошибкой, что впоследствии сказалось на позиции по сирийскому вопросу. Тем не менее, создан прецедент российского благожелательного отстранения от факта вмешательства в чьи-то внутренние дела.

Полемика по делу Магницкого и прочим внутриполитическим делам России. Хотя администрация Барака Обамы не очень охотно втягивается в обсуждение внутренних проблем России, нараставший резонанс, связанный с делом Сергея Магницкого и угрозой принятия Конгрессом обширного списка «невъездных», заставил Госдепартамент действовать на опережение. Внешнеполитическое ведомство США объявило о наличии собственного списка, ту же меру принял и российский МИД, впрочем, состав списков обнародован не был. Россия при этом обвиняла Америку в произволе в отношении российских граждан, находящихся под судом в США – летчика Ярошенко и бизнесмена Бута. После думских выборов в России произошел обмен критическими высказываниями между Хиллари Клинтон и Владимиром Путиным, который обвинил госсекретаря в поддержке дестабилизации страны. Вероятно, полемика по проблемам демократии станет более активной по мере интенсификации соответствующих протестов в России.

Следующий год, вероятнее всего, будет весьма сложным для отношений двух стран. Позитивная повестка дня исчерпана, а избирательные политические страсти в обоих обществах будут выносить на поверхность конфликтные темы. Новый старт отношений возможен не ранее весны 2013 года.

Перезагрузка зависла?

Чуть больше года назад инициированная администрацией Обамы перезагрузка отношений с Россией казалась весьма многообещающим проектом. Стороны пришли к согласию относительно использования Северной распределительной сети, позволяющей НАТО осуществлять поставки в Афганистан. Президенты Обама и Медведев подписали новое соглашение по стратегическим наступательным вооружениям. США и Россия совместно работали над ужесточением санкций против Ирана. Да и по многим менее значительным вопросам велось куда более конструктивное сотрудничество, чем в предшествующие годы.

Как отмечает украинский эксперт Володимир Дубовик, идея перезагрузки основывалась на ряде допущений. Во-первых, считается, что и России, и США заинтересованы в стратегическом диалоге по таким проблемам, как контроль над вооружениями и нераспространение ядерного оружия. Во-вторых, Москва якобы может помочь Вашингтону в отношениях с такими странами, как Афганистан, Северная Корея и Иран. В-третьих, предполагается, что если США смягчат свой подход к России, то последняя начнет более ответственно вести себя на международной арене и станет для Америки надежным партнером – несмотря на свой авторитарный режим.

На мой взгляд, основные вехи в развитии российско-американских отношений за 2011 год заставляют вновь усомниться в каждом из этих предположений. Новый договор по СНВ вступил в силу в феврале после ожесточенных дебатов в американском Сенате. Абстрагировавшись от достоинств самого соглашения, стоит отметить, что подобный договор мог быть заключен и без перезагрузки – поскольку стратегический диалог по этому вопросу велся еще при администрации Буша, и значительная часть предварительной работы была сделана еще до 2009 года. Перезагрузка, с другой стороны, не принесла существенных сдвигов в плане устранения существующих между сторонами разногласий по поводу противоракетной обороны, которые угрожают свести на нет достигнутые благодаря соглашению результаты.

В том, что касается Афганистана, Северной Кореи и Ирана, поведение России в 2011 году было неоднозначным. С одной стороны, сотрудничество по Северной распределительной сети продолжалось, однако присутствие американских войск в Афганистане в любом случае выгодно России, поскольку это держит в узде исламистских радикалов. В конце года и Россия, и США выразили свои соболезнования северокорейскому народу в связи со смертью их лидера Ким Чен Ира, однако Москва в Пхеньяне не имеет особенного влияния. Россия продолжает поддерживать экономические и военные связи с Ираном, несмотря на опасения по поводу угрозы, которую может представлять для нее ядерная программа Тегерана. По всей видимости, никаких новых санкций против Ирана с российской стороны в ближайшее время не последует.

События в Ливии, Сирии и странах постсоветского пространства со всей очевидностью продемонстрировали, что более ответственным игроком в международной политике Россия не стала. С одной стороны, воздержавшись от голосования в Совбезе ООН по Ливии, Россия позволила войскам НАТО начать операцию, которая способствовала победе повстанцев над силами диктатора Каддафи. С другой стороны, Москва заявила, что НАТО превышает полномочия, предоставленные резолюцией ООН, вместо обеспечения бесполетной зоны над Ливией занявшись напрямую свержением действующего режима.

В конце концов Россия предупредила о намерении блокировать любые санкции ООН против Сирии, где в ходе антиправительственных протестов за год погибли 5000 человек. Тем временем в последние месяцы Москва усилила давление на Украину в стремлении добиться своего в ходе газовых переговоров, а также попыталась укрепить экономические и военные связи с другими государствами бывшего СССР.

Пока же наиболее важными достижениями этого года в российско-американских отношениях являются сдвиги, обусловленные переменами внутри самой России. Неоднократные критические замечания Белого дома по поводу несоблюдения прав человека в России, похоже, мало кем были восприняты всерьез, поскольку российские власти убеждены, что из опасений поставить под угрозу результаты перезагрузки США все равно не пойдут не сколько-нибудь решительные меры.

Впрочем, в последние месяцы риторика Белого дома тем не менее стала жестче. Во-первых, Конгресс, несмотря на колебания администрации, готовится принять законопроект о визовых и экономических санкциях против российских чиновников, замешанных в нарушении прав человека. Во-вторых, Владимир Путин объявил о намерении сменить Дмитрия Медведева на посту президента. В американском правительстве многие предпочитали Медведева, считая, что при нем в России более вероятны демократические преобразования. Наконец, после декабрьских выборов в Госдуму страну охватила волна массовых протестов против фальсификаций в ходе голосования. Это вызвало критику в адрес Кремля со стороны Вашингтона, на которую Москва ответила в весьма резких выражениях.

К концу 2011 года состояние двусторонних отношений неожиданно начинает все больше зависеть от неустойчивой и запутанной внутриполитической ситуации в России. Как отметил Томас Грэхем, администрация США, без сомнения, рассчитывает, что преимущества перезагрузки окажутся для Путина важнее, чем жесткая политическая риторика Вашингтона. Впрочем, учитывая неожиданно всплывшие сомнения в легитимности власти самого Путина, говорить об этом пока еще рано.
XS
SM
MD
LG