Линки доступности

Сергей Рябков: в отношениях России и США больше хорошего, чем плохого

  • Виктор Васильев

Сергей Рябков

Сергей Рябков

Замглавы МИДа РФ считает, что нельзя ставить знак равенства между ПРО и российско-американскими отношениями

Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков
позитивно оценил уровень российско-американских отношений, хотя и признал существование проблем. Об этом он заявил во вторник 17 апреля на встрече с журналистами в Москве.

Дипломат сказал, что проблемы во взаимоотношениях России и США «были, есть и будут», пояснив, что речь идет о партнерстве двух держав, которые имеют глобальные интересы в мире.

«Тем более что мы с американцами работаем по проблемам, которые простыми никак назвать нельзя, – добавил он. – Вместе с тем баланс отношений, которые сложились в последние несколько лет, однозначно позитивен».

Рябков отметил, что определенный отпечаток на российско-американские отношения накладывает избирательный период, и подчеркнул, что Россия твердо привержена курсу на позитивные отношения с США.

«Не припомню другого периода в отношениях Москвы и Вашингтона, когда можно было бы (…) представить народам двух стран настолько весомые позитивные результаты. Это достояние, это уже часть истории и фундамент, на котором мы будем выстраивать наши отношения дальше», – резюмировал он.

Про ПРО и тождественность

Заместитель Сергея Лаврова признал, что ПРО и связанные с ним проблемы находятся в центре военно-политической повестки дня российско-американских отношений, но это еще «не эквивалент всей повестки дня».

«Знак равенства, тождества между ПРО и российско-американскими отношениями ставить ни в коем случае нельзя. [Наши] отношения гораздо богаче. В них есть много другого – и хорошего, и плохого. Хорошего все-таки больше», – констатировал он.

На его взгляд, перспективы для улучшения отношений двух стран есть во многих сферах, в том числе «в экономике, в контактах между людьми и в работе по региональным кризисам».

«Очень важно, что администрация Обама подтверждает такой настрой именно в подобном ключе выстраивать наши отношения», – считает Рябков.

По его мнению, при всей своей важности проблематика ПРО не должна затенять другие аспекты в целом достаточно позитивной российско-американской повестки дня.

Иранский узел

Сергей Рябков также особое внимание уделил теме иранской ядерной программы в свете завершившихся недавно в Стамбуле переговоров в формате «пять плюс один» с Тегераном. Как сообщал в этой связи «Голос Америки», государственный секретарь США Хиллари Клинтон отвергла предложение Ирана снять опасения международного сообщества в отношении его ядерной программы, после того как западные страны начнут ослаблять введенные санкции, заявив, что на Тегеране лежит «бремя» первого шага.

Комментируя по просьбе корреспондента «Голоса Америки» слова госсекретаря, Рябков сказал, что ничего нового в них не видит.

«Мы знаем, какое место в политике США на иранском направлении занимают санкции. Не секрет, что российская сторона по поводу этих санкций неоднократно высказывалась в критическом, и даже резко критическом ключе», – обобщил он.

Как ему представляется, предметом разворачивающихся сейчас переговоров с Ираном должна стать «обоюдоприемлемая схема встречного движения», с помощью которой стороны могли бы укрепить практически отсутствующее доверие друг и другу, снять озабоченность вокруг иранской ядерной программы и восстановить доверие к ее мирному характеру.

«Мы имеем неплохой трамплин в виде договоренностей в Стамбуле о продолжении совместной работы. США разделяют позицию, которую по итогам встречи в Стамбуле в сообщениях для СМИ изложила высокий представитель Евросоюза Кэтрин Эштон», – констатировал заместитель министра иностранных дел РФ.

Он не сомневается, что иранцам также очень хорошо известна линия, «представленная госпожой Клинтон», и не видит здесь причин для вывода о том, что разногласия между сторонами вновь стали нарастать.

«В данном случае мы имеем подтверждение исходных позиций США. Дальнейшее, на наш взгляд, должно стать предметом переговоров. Исходя из того, и будем работать. Именно в таком ключе мы выстраивали свою линию в Стамбуле в двусторонних контактах с американской и иранской делегациями и по ходу пленарных заседаний», – утверждает Рябков.

Одновременно он согласился, что совпадение интересов между «шестеркой» и Ираном сейчас почти отсутствует и сводится только к признанию прав и обязательств Ирана по Договору о нераспространении ядерного оружия и к признанию «принципа поэтапности и взаимности».

«Этого слишком мало для того, чтобы сказать, что мы идем в правильном направлении. Соответственно, будем работать внутри “шестерки” и с иранскими друзьями, чтобы движение в направлении решения проблем ускорилось. Действительно, темп нам нужно поднять. Не все может быть здесь отложено на потом», – заключил дипломат.

Отвечая на вопрос «Голоса Америки» относительно хода выполнения плана мирного урегулирования сирийского конфликта Кофи Аннана, Сергей Рябков дал положительную оценку принятию резолюции ООН по Сирии и началу работы в стране международных наблюдателей.

«Ситуация в целом стала значительно спокойнее. Мы хотели бы надеяться, что эта тенденция укрепится и не произойдет “откат”», – подытожил Рябков.

По его словам, в России работают в этом направлении со всеми сторонами – и с правительством Башара Асада, и с сирийской оппозицией, делегация которой приехала в Москву.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG