Линки доступности

Вашингтон – Москва: двусторонние отношения после второй инаугурации Обамы


Дискуссии российских экспертов

Вторая инаугурация президента Обамы назначена на 20 января. Членам 113-го Конгресса США достанется больше 250 тысяч билетов на церемонию для широкой публики, которая пройдет днем позже; законодателям надлежит безвозмездно распределить их среди своих избирателей. А в интернет-магазине Ebay билет на инаугурацию стоит 2620 долларов. По оценкам СМИ, ожидается до миллиона посетителей – разместятся они на Национальном моле, прилегающем к Капитолийскому холму. Для остальных предусмотрена прямая трансляция, которая будет идти в течение всего мероприятия.

Новый старый президент?

В российском экспертном сообществе вторая инаугурация Барака Обамы рассматривается как своеобразная отправная точка в отношениях между США и Россией. Какие тенденции в «российской» политике США возобладают после второго официального вступления президента в должность?

Вот мнение замдиректора Института США и Канады Валерия Гарбузова: «Идет процесс совершенно нехороший, и мне кажется, что он должен быть остановлен. Все это проистекает, хотя многие об этом и не помнят, из отмены поправки Джексона-Вэника». По словам Гарбузова, недавняя отмена антироссийской поправки «никакой радости ни в российской прессе, ни в правящих кругах не вызвала», а точнее, «об этом вообще речи не было». При этом «логичное», по словам эксперта, появление американского закона-замены поправки, а именно акта Магнитского, стало одной из главных международных тем.

Принятие «закона Магнитского» Гарбузов назвал «формальностью». «США, – заявил замдиректора Института США и Канады, – и так будут давать визы или отказывать в них любым людям, не объясняя причин. Но ряд американских сенаторов, которые мыслят в черно-белом духе «холодной войны», настояли на том, чтобы акт Магнитского был принят как политическое средство давления на Россию».

Российскую реакцию на принятие закон эксперт находит, однако, «чрезмерной», а запрет на усыновление американскими семьями российских детей – оценивает негативно. «Мы же двигались к Гаагской конвенции, к подписанию договора, и все это рухнуло, теперь прогресс в наших отношениях в этой сфере сведен к нулю», – уточняет Валерий Гарбузов.

Как же следовало реагировать российской стороне? По мнению Гарбузова, «как первый вариант этот шаг вообще можно было оставить без ответа». «Но это, – признает эксперт, – нереальный вариант. Реальный вариант – зеркальный ответ, перевод акта Магнитского в обратную сторону в виде какого-то «антимагнитского» закона. Это все было бы «беззубым» ответом, но это был бы нормальный обмен дипломатическими любезностями».

У члена Общественной палаты РФ Максима Григорьева – иное мнение. «Акт Магнитского», – подчеркивает он, – позволяет отнять активы любого гражданина РФ на территории США без каких-либо постановлений суда и с помощью непонятных никому судебных процедур». По словам Григорьева, список, названный именем погибшего юриста Hermitage Capital, содержит имена людей, которые никак не могли быть непосредственно причастны к его смерти.

«Там, – поясняет член Общественной палаты, – есть судья из Казани, судья из Татарстана. Если у них есть на территории США активы, то они сейчас заморожены. Таким образом, настоящий смысл закона Магнитского в том, что он создает внесудебную процедуру, которая позволяет отнять частную собственность с помощью какого-то непонятного механизма».

В вопросе о «зеркальном ответе Григорьев, однако, солидарен с Гарбузовым. «Я выступаю,– так сформулировал он свою мысль, – за принятие такого «закона Гуантамо», который был бы всем понятен и выступал бы против нарушения прав человека, в том числе и российских граждан. «Акт Магнитского» и принятый в России закон не равноценны – в том числе и по степени охвата. Мы говорим о тех, кто нарушает права российских граждан, а США – в целом обо всех нарушениях».

В отличие от Григорьева и Гарбузова, председатель Совета российского общественного избирательного права Игорь Борисов находит принятые в РФ меры против «закона Магнитского» вполне адекватными. «Мы показываем, – считает Борисов, – что мы уже не та держава, какой мы были в конце 90-х, когда все, кто мог, нас «пинали». Мы возвращаемся к временам мощной супердержавы типа СССР и действуем по принципу «кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет».

Впрочем, предсказать развитие взаимоотношений между Вашингтоном и Москвой после недавних законодательных инициатив не берется и Игорь Борисов. «Российское и американское руководство могут просто перевернуть эту страницу и продолжить строить отношения, забыв об этом инциденте», – сказал председатель Совета российского общественного избирательного права.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG