Линки доступности

«Список ЮКОСа» передан в Сенат США


«Список ЮКОСа» передан в Сенат США

«Список ЮКОСа» передан в Сенат США

Российские правозащитники требуют ввести санкции в отношении чиновников, причастных к преследованию Ходорковского и Лебедева

Российские правозащитники, оппозиционные политики и деятели культуры обратились к Сенату США с просьбой применить аналогичные делу Сергея Магнитского санкции к российским чиновникам, причастным к преследованию руководителей ЮКОСа. Об этом в понедельник 19 сентября сообщает «Коммерсантъ».

На данный момент в «черный список» включено 305 человек. Ознакомиться с полным списком можно на сайте движения «Солидарность».

Наиболее известными лицами, в отношении которых предлагают ввести санкции, являются бывший генеральный прокурор России Владимир Устинов, нынешний глава ведомства Юрий Чайка, его заместители Виктор Гринь и Александр Звягинцев, руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин, председатель Мосгорсуда Ольга Егорова.

В список также включены представители гособвинения, участвовавшие в рассмотрении дел ЮКОСа, – Дмитрий Шохин, Валерий Лахтин, Гюльчехра Ибрагимова, десятки судей, прокуроров и следователей, в том числе 13 судей Верховного суда России, а также конкурсный управляющий Эдуард Регбун, осуществлявший процедуру банкротства нефтяного гиганта.

Письмо, адресованное руководителю группы большинства Сената США Гарри Риду и председателю комитета по международным отношениям Джону Керри, подписали председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, руководитель движения «За права человека» Лев Пономарев, писатель и член Русского ПЕН-центра Нина Катерли, актриса Лия Ахеджакова, режиссер Эльдар Рязанов, оппозиционные политики Борис Немцов, Владимир Рыжков и другие.

Русская служба «Голоса Америки» побеседовала с подписантами и независимыми экспертами о «списке ЮКОСа» и его возможных последствиях.

Обращение «от безысходности»

Председатель старейшей российской правозащитной организации – Московской Хельсинкской группы – Людмила Алексеева рассказала, что обращение, под которым она и ее соратники подставили подписи, появилось от безысходности.

«Мы не можем надеяться на российское правосудие», – сказала Алексеева, отметив, что все же надеется на реакцию со стороны Сената США.

По словам писателя и члена Русского ПЕН-центра Нины Катерли, которая является одной из организаторов обращения правозащитников в американский Сенат, в список не были включены фамилии премьер-министра России Владимира Путина и вице-премьера Игоря Сечина.

«Мы не можем включить этих людей, потому что присутствие в списке первых лиц усложнит утверждение документа Госдепом США и принятие закона, ведь Америка не может прекратить дипломатические отношения с Россией», – заявила Нина Катерли.

По ее словам, инициатива письма исходила исключительно от правозащитников.

«Наша работа – бескорыстна. Мы считаем, что исполнители преследования руководителей ЮКОСа – судьи, прокуроры, недобросовестные свидетели – должны быть наказаны», – сказала она, отметив, что список будет пополняться новыми фамилиями по мере необходимости.

«Мы будем следить за этим процессом», – резюмировала Катерли.

«Список ЮКОСа» – «неприятность» для российских властей, но не смертельная

По мнению генерального директора Центра политической информации Алексея Мухина, российские власти не должны недооценивать инициативы правозащитников и несистемной оппозиции в данных вопросах. В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» он особо отметил, что в отношении подписантов «списка ЮКОСа» и других общественных защитников Михаила Ходорковского со стороны российских властей могут быть применены «симметричные меры воздействия».

«То есть деятельность некоторых правозащитников, возможно, будет затруднена из-за подобных списков», – сказал Мухин.

Политолог уверен, что «список ЮКОСа» – это неприятность для властей, но не смертельная, ведь документ пока еще не является официальным.

«Список может быть угодным для сведения визовых служб США, чтобы те знали, кого можно пускать, а кого нет. Угроза заморозки счетов российских чиновников в Америке при их обнаружении маловероятна, потому что для этого необходимы конкретные судебные решения. “Список ЮКОСа” для России – это имиджевая неприятность. Власти не заинтересованы в появлении подобных перечней, но при этом в Кремле к ним относятся философски», – сказал Мухин.

«”Список ЮКОСа” имеет шансы быть воспринятым в США, и вполне вероятно, что он будет поддержан и принят», – подчеркнул политолог.

«Политический демарш»

Член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров рассказал Русской службе «Голоса Америки», что данный список является демонстрацией позиции в ситуации, когда несколько событий, связанных с делом ЮКОСа, сошлись вместе. Эксперт имеет в виду интервью Михаила Ходорковского агентству «Рейтер» от 19 сентября, в котором, бывший бизнесмен предрекает в России кризис вскоре после 2015 года.

Кроме того, отмечает Петров, во вторник 20 сентября ожидается решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по заявлению компании ЮКОС, которая требует признать незаконным взыскание налогов и штрафов и отсудить у России свыше 98 миллиардов долларов.

Николай Петров называет обращение правозащитников и оппозиционных деятелей «политическим демаршем».

«Россия и Америка вступают сейчас в период, когда многие действия определяются внутриполитическими расчетами, связанными с предстоящими президентскими выборами. Само наличие или рассмотрение Сенатом просьбы правозащитников по делу ЮКОСа – это достаточно серьезный элемент в американской политике в связи с “перезагрузкой” и в российской политике в связи с выборами президента», – сказал эксперт Московского центра Карнеги.

Отвечая на вопрос о том, может ли письмо в защиту Михаила Ходорковского способствовать усилению антироссийских настроений в США в целом и в Сенате в частности, Николай Петров сказал следующее: «Мы столкнемся с тем, что модель перехода власти от президента Дмитрия Медведева к, скорее всего, Владимиру Путину будет сопряжена с ухудшением психологического климата в российско-американских отношениях».

По мнению политолога, это связано существованием «достаточно мощной мифологии», в рамках которой Медведев рассматривается как хороший президент, а Путин – как человек из КГБ.

«Переход власти от одного к другому может рассматриваться как существенное ухудшение ситуации в России, – констатирует Петров. – Такого рода мифы существуют в американском сознании и достаточно прочны. Любые доводы в ту или иную сторону, а в данном случае, в пользу мифа о том, что при Путине Россия превратится в тюрьму или что-то подобное, могут быть востребованы и в американской политической игре».

Дело Ходорковского «политизировано»

Заместитель главы московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина выразила скептицизм по поводу реалистичности применения санкций к такому большому количеству лиц.

«Мне кажется, что бесконечно расширяемые списки не являются выходом из этой ситуации. Дело в том, что визовые, и особенно имущественные, санкции применяются, как правило, к очень ограниченной группе людей. В таких случаях должна существовать абсолютная уверенность в их причастности к страшным нарушениям. "Список ЮКОСа" состоит из более трехсот человек. Возникает вопрос: каким образом весь этот список может быть принят американским Сенатом к рассмотрению? У американских законодателей должны быть проверенные данные по каждому человеку, чье имя попало в список», – отметила в интервью «Голосу Америки» Локшина

Правозащитница согласна с мнением Алексея Мухина о том, что «список ЮКОСа» – скорее имиджевая, нежели политическая или экономическая неприятность для России. Однако, как считает заместитель главы московского бюро Human Rights Watch, санкции такого рода должны быть исключительными и применяться к небольшому количеству высокопоставленных чиновников, против которых есть «неоспоримые доказательства причастности к крайне тяжким преступлениям».

«Если же санкции будут применяться в таких масштабах, то сам механизм их применения может не сработать в будущем, так как он сейчас эксплуатируется в имиджевом формате», – заметила правозащитница.

Говоря о правомерности дела ЮКОСа и уголовном преследовании Ходорковского и Лебедева, Локшина заявила, что процесс был однозначно политизирован.

«Я хотела бы подчеркнуть, что с точки зрения Human Rights Watch дело Ходорковского и Лебедева было, безусловно, политизировано. Мы отслеживали этот процесс с самого начала и можем сказать, что здесь речь идет о политическом преследовании фигурантов дела. Это стало особенно очевидно из последнего приговора. Поэтому дело ЮКОСа – это одно из ключевых уголовных дел в современной России, которым на Западе должны уделять пристальное внимание», – заключила Локшина.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG