Линки доступности

Экономический кризис в России был вызван теми же причинами, что и в США. В России готовится первая «прагматическая приватизация». «Сколково» – большой демонстрационный проект и хороший первый шаг для начала модернизации экономики России.

Об этом заявил на выступлении перед американскими экспертами в вашингтонском бюро РИА «Новости» Леонид Григорьев, президент фонда «Институт энергетики и финансов», ранее занимавший посты заместителя Министра экономики и финансов и Председателя Комитета по иностранным инвестициям России.
Новая приватизация России

В октябре правительство России объявило о намерении организовать крупномасштабную распродажу государственной собственности, включая пакеты акций крупнейших российских компаний – таких, как Роснефть, Сбербанк, ВТБ и РЖД.

Леонид Григорьев отмечает, что эти предприятия давно предполагалось приватизировать, однако руки до них дошли только сейчас. Причина – нехватка финансов. «Никто не хотел денег, когда цены на нефть были супервысокими», – заметил Григорьев. Процесс распродажи государственных активов может занять достаточно долгое время, поскольку российские власти намерены продать их как можно дороже.

Леонид Григорьев заметил, что с ним советовались чиновники, которые несут ответственность за эту приватизацию. По его оценкам, процесс может занять до пяти лет.
«Сколково»

В марте 2010 года президент России Дмитрий Медведев объявил о планах создать в подмосковном поселке Сколково центр разработки и коммерциализации новых технологий – российский аналог американской Кремниевой долины. В последние месяцы Дмитрий Медведев уделял значительное внимание популяризации этого проекта среди международных инвесторов.

В своем выступлении Леонид Григорьев сказал, что он на стороне скептиков, поскольку, по его мнению, «один проект не сможет изменить ситуацию в стране». Он добавил, что «Сколково» пользуется популярностью в бизнес-сообществе, поскольку этот проект может обеспечить предпринимателям престиж и хорошие связи с властью. Григорьев полагает, что, в любом случае, этот проект следует реализовать, поскольку «в последние двадцать лет в этом направлении не делалось практически ничего».

Леонид Григорьев также отметил, что если в «Сколково» будут созданы какие-то новые технологии, то ждать их внедрения придется достаточно длительное время.

Он также указал, что «качество модернизации зависит от качества работы государственных институтов. Модернизация невозможна в условиях коррупции».

Выход из кризиса

По словам Леонида Григорьева, причины экономического кризиса в России отличаются от сценария кризиса 1998 года. В гораздо большей степени он напоминает кризис, два года назад начавшийся в Соединенных Штатах. В обоих случаях, это «кризисы потребления».

В связи с этим, говорит Григорьев, ни в США, ни в России не следует ожидать быстрых темпов восстановления. «США могут вернуться к докризисным уровням примерно через год, в России в ближайшие два-три года будут наблюдаться относительно невысокие темпы экономической активности».

Напомним, что недавно Всемирный банк понизил прогноз по темпам роста российской экономики с 4,5 до 4,2 процентов. Любопытно, что официальный прогноз Минэкономразвития составлял 4 процента. По оценкам аналитиков Института энергетики и финансов, в нынешнем году этот показатель составит примерно 3,7 процента, а в ближайшие годы он будет колебаться в пределах 4,2-4,5 процентов. Леонид Григорьев подчеркивает, что «это не рост, а восстановление».

Российско-американские связи

Эксперт ответил на вопросы корреспондента «Голоса Америки».

Алекс Григорьев: Лидеры России и США активно призывают к развитию торговли между двумя странами, однако особых подвижек на этом направлении не наблюдается. Почему это происходит?

Леонид Григорьев: У нас просто не совпадают структуры экспорта и импорта. Россия покупает европейское – итальянские ботинки и германские станки, – а не американское или китайское. Экспортируем мы нефть и газ, а США борются за сокращение зависимости от экспортеров. У США нет ни нужды, ни желания закупать большое количество российских углеводородов.

Есть какие-то разговоры по участию в энергетических проектах. У России основной рынок в Европе, поэтому европейские компании приходят к нам и активно работают, а для американцев – это лишь еще одно место добычи. У России тоже нет особой потребности, например, в американских деньгах. Тем не менее, отношения у нас хорошие. Вероятно, надо искать возможности запуска совместных проектов в каких-то иных областях.

А. Г.: Может ли повлиять на американо-российские деловые связи вступление России в ВТО?

Л.Г.: ВТО – это вечная тема. Но в США еще жива поправка Джексона-Вэника. Если Россия вступит в ВТО, а поправка не будет отменена, американские компании окажутся в неудобном положении. Рассказы о том, что Конгресс вот-вот отменит поправку, я слышу уже лет двадцать. Все понятно, в США свой политический цикл. Но в России этого уже просто перестали ждать.

На мой взгляд, та часть российского бизнеса, которая желала вступить в ВТО для решения каких-то своих проблем – например, металлурги – уже решили их другими способами. То есть, у России нет внутреннего лобби, которое очень хочет вступления в ВТО. Правительство хотело, но ему не дали этого сделать. Миру было бы намного выгоднее втащить Россию в ВТО, а потом уже на этой базе обсуждать все торговые проблемы. А так России все время ставят новые задачи. В любом случае, вступление России в ВТО не особенно повлияет на ситуацию в торговле с США.

Для справки

Поправки к Разделу IV Закона о торговле 1974 года, более известные как «поправка Джексона-Вэника», приняты в 1972 году. Согласно тексту поправки, США запрещается поддерживать нормальные торговые отношения с СССР и другими странами с нерыночной экономикой, пока последние не обеспечивают права своих граждан на свободную эмиграцию. Однако с 1992 года поправка не оказывает никакого влияния на американо-российскую торговлю, поскольку ежегодно президент США подписывает приказ, приостанавливающий действие этой поправки в отношении России.

Россия ведет процесс по вступлению в ВТО с 1993 года. ВТО устанавливает общие правила игры в сфере международной торговли и по мере сил выступает в роли третейского судьи, разбирая споры между государствами-членами. Россия – единственный член Большой Двадцатки, не входящий в состав Всемирной торговой организации.

Новости экономики читайте здесь

XS
SM
MD
LG