Линки доступности

НАТО-Россия: старые новые ПРОтиворечия


НАТО-Россия: старые новые ПРОтиворечия

НАТО-Россия: старые новые ПРОтиворечия

Позиции Вашингтона, Брюсселя и Москвы по европейской противоракетной обороне серьезно различаются, но компромисс возможен

Очередные переговоры Североатлантического альянса и России по противоракетной обороне закончились безрезультатно. Российские представители не скрывают своего разочарования результатами дискуссий в Совете Россия-НАТО. Однако эксперты считают, что не стоит ставить крест на этом проекте.

Стартовые позиции

Европейская система ПРО давно является камнем преткновения в отношениях Вашингтона, Брюсселя и Москвы. На сегодняшний момент позиции сторон таковы: Москва заинтересована в создании единой общеевропейской системы ПРО, составной частью которой станет российская система. В свою очередь, Вашингтон и Брюссель рассчитывают наладить сотрудничество независимых друг от друга систем.

«Россия не будет в восторге от появления любой системы ПРО, на действия которой Москва не сможет наложить вето, – считает Николас Гвоздев (Nikolas Gvosdev), профессор Колледжа ВМФ США (US Naval War College). – США заинтересованы в российском участии, но не хотят, чтобы Россия сделала невозможным использование этой системы в том случае, если Вашингтон посчитает это необходимым. То есть Россия желает получить в свое распоряжение “ключ” от системы европейской ПРО, а США желают, чтобы Россия была вовлечена в процесс, но не была в состоянии блокировать его».

Переговоры в рамках Совета Россия-НАТО в очередной раз продемонстрировали, что стороны пока не намерены поступаться принципами. Министр обороны РФ Анатолий Сердюков, который возглавлял российскую делегацию, подчеркнул, что «разногласия сохраняются по принципиальным вопросам, в первую очередь это касается гарантий безопасности для России, предотвращения возможности применения европейской ПРО для перехвата российских ракет» (цитируется по тексту пресс-релиза, размещенного на сайте Минобороны).

Наблюдатели отметили, что Сердюков провел пресс-конференцию для российских журналистов в то же самое время, когда свою пресс-конференцию давал генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Расмуссен сообщил мировым СМИ, а позднее повторил этот тезис в интервью российским журналистам, что создание единой системы ПРО невозможно.

Томас Валасек (Tomas Valasek), директор по внешней политике и обороне лондонского Центра европейских реформ (Centre for European Reform), напоминает, что подобные споры возникают достаточно часто.

«В принципе, спор между Россией и НАТО напоминает дебаты об американском ядерном оружии, размещенном на европейском континенте. Европейцы хотели контролировать его, а США считали, что это негативно повлияет на их безопасность. Спор закончился тем, что ядерный потенциал был переведен под совместный контроль, однако США создали отдельное командование, которое в случае необходимости способно использовать это оружие самостоятельно», – говорит Валасек.

Коллекция опасений

Россия декларирует, что ПРО представляет угрозу ее стратегическому потенциалу, по крайней мере, будет представлять ее в будущем. США и НАТО заявляют, что этой угрозы не существует.

Владимир Дворкин, генерал-майор, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, считает, что европейская ПРО сможет угрожать безопасности России только в том случае, если будет реализована в полном объеме программа «звездных войн». «Но я считаю, что это абсурд, и никакая администрация США не пойдет на это, – уточняет он. – Пока же то, что планируется создать, не будет представлять никакой реальной угрозы российскому потенциалу ни через 10, ни через 15 лет».

Относительно недавно Россия несколько смягчила свои требования к европейской ПРО: она предложила НАТО предоставить ей «четкие юридические гарантии ненанесения ущерба нашему стратегическому потенциалу» (формулировка официального представителя МИДа России Александра Лукашевича), однако альянс отказался это сделать, во всяком случае, на последнем заседании Совета Россия-НАТО.

«Позиция НАТО заключается в том, что европейская ПРО необходима, и мы не хотим идти на компромиссы, которые могут негативно повлиять на безопасность Европы», – поясняет Томас Валасек.

Заговоры

Анатолий Сердюков заявил, что несговорчивость НАТО обусловлена давлением США на их европейских союзников.

Томас Валасек считает эту оценку не вполне корректной. «Позиции различных европейских государств по вопросу ПРО различаются, – говорит он. – Франция скептически относится к этому проекту, а другие государства, например, Польша, больше заинтересованы не в защите от иранских ракет, а в размещении американских военных баз на своей территории. Появление любого предложения США приводит к тому, что некоторые европейские союзники поддерживают Вашингтон, а некоторые выступают против предложения. Но в любом случае все заинтересованы в компромиссе, и в этом плане вопрос о ПРО не отличается от любых иных. Союзники всегда находят способы достичь консенсуса».

В ходе дискуссий по ПРО, отмечают эксперты, Москва постоянно использует следующий козырь: она декларирует, что неудача в переговорах может привести к тому, что Россия выйдет выйти из американо-российского Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), который лишь недавно вступил в силу. Также подчеркивается, что провал переведет к началу новой гонки вооружений. Если это произойдет, то исчезнет наиболее известный и крупный успех политики «перезагрузки» отношений Москвы и Вашингтона.

О будущем

Пока же стороны намерены продолжать дискуссии. Эксперты считают, что без уступок – односторонних или взаимных – результатов придется ждать долго.

«Либо США пересмотрят стратегию создания европейской ПРО, чтобы удовлетворить требования России. Либо Россия примет решение, что ПРО не является серьезной угрозой ее безопасности, что она доверяет Соединенным Штатам, и что не стоит ради ПРО ставить под угрозу отношения с Вашингтоном», – полагает Николас Гвоздев.

Владимир Дворкин подчеркивает, что говорить о провале переговорного процесса явно преждевременно: «Я рассматриваю позиции сторон как исходные. Так, как обычно бывает: стороны выдвигают запросные – и иногда взаимонеприемлемые – позиции. Но в процессе дальнейших консультаций они обязаны придти к какому-то компромиссу».

После окончания заседания Совета Россия-НАТО министр обороны США Роберт Гейтс сообщил журналистам, что он уверен в успехе переговоров, но «нам требуется больше времени».

Другие новости России читайте в рубрике «Россия»

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

XS
SM
MD
LG