Линки доступности

США и Россия на Ближнем Востоке – новый расклад сил


Фиона Хилл, Збигнев Бжезинский, Федор Лукьянов и Маргарет Уорнер

Фиона Хилл, Збигнев Бжезинский, Федор Лукьянов и Маргарет Уорнер

Збигнев Бжезинский, Фиона Хилл и Федор Лукьянов о том, где интересы двух стран совпадают, а где – сталкиваются

Вернулась ли Россия на Ближний Восток? Этим вопросом шеф-корреспондент телеканала PBS по международным делам Маргарет Уорнер открыла дискуссию «США, Россия и Ближний Восток» в университете Джонса Хопкинса в Вашингтоне.

«Россия никогда не уходила с Ближнего Востока – он находится рядом с ее мягким подбрюшьем на юге», – ответил Збигнев Бжезинский. Помимо самого известного политолога современности в дискуссии принимали участие директор Центра США и Европы в Институте Брукингса Фиона Хилл и председатель президиума Совета по внешней и оборонной политики России Федор Лукьянов.

Россия – игра возможностей и лимитов

Серия неудачных решений и ошибочной политики Кремля на Ближнем Востоке и, в частности, в Сирии негативно отражается на ситуации на юге России. В краткосрочной перспективе это может означать, что России придется попрощаться с Олимпийскими играми 2014 года в Сочи, в более широком смысле может способствовать дальнейшему объединению и отчуждению российских мусульман, прогнозирует Збигнев Бжезинский. Согласно его выводам, Россия заинтересована в восстановлении влияния на Ближнем Востоке до уровня периода СССР и хотела бы минимизировать присутствие США в регионе. Вместе с тем Россия не готова к «драматическим» усилиям, чтобы вытеснить Америку с Ближнего Востока.

«Москва осознает свои лимиты и пытается играть в свою игру – где-то с вероятностью выигрыша, где-то на оборонных моделях. Однако сохраняющаяся схема предполагает участие России на высшем уровне в переговорных процессах в регионе», – сказал Бжезинский.

Одновременно Россия понимает, что утратила роль одного из главных и потенциально – доминирующего игрока на Ближнем Востоке, полагает Збигнев Бжезинский.

По мнению Федора Лукьянова, восстановление влияния России на Ближнем Востоке – не цель будущего, а процесс, стремительно происходящий в течение последнего года, «благодаря постоянству политики России в регионе, мотивированной даже не стратегическими интересами России, а ключевыми принципами, основанными на стремлении препятствовать превращению интервенции в привычное средство решения проблем региона».

Россия сохраняет заинтересованность в преобладании секулярных режимов в регионе, а предотвращение экспорта/импорта религиозного экстремизма остается для интересов Кремля доминантой, считает Фиона Хилл: «Россия сталкивается с внутренними экстремистскими вызовами не только в связи с Олимпиадой в Сочи, но и в связи с продолжающимся мятежом на Северном Кавказе».

Эксперт отметила положительные тенденции в развитии российско-израильских отношений, ставших, по ее убеждению, следствием «российских корней» политической элиты в Израиле.

США – новое начало

Специфика настоящего момента в том, что на Ближнем Востоке нет доминирующей силы, говорит Збигнев Бжезинский: «Присутствие США в ближневосточном регионе уменьшается, локальным антиамериканским настроениям способствуют несчастливые эпизоды из недавнего прошлого».

Китай, между тем, «тихо, но уверенно» наращивает свое присутствие в регионе, возвращаясь на Ближний Восток впервые после девятивекового отсутствия, по мнению Бжезинского, в ущерб интересам России.

«С геополитической точки зрения, – поясняет он, – от этого больше всего проигрывает Россия, потому что Китай также наращивает влияние в Центральной Азии, в странах бывшего СССР, которые наконец получают шанс на реальную независимость от России благодаря китайским инвестициям. Присутствие Китая не ограничивается экономикой, Китай выстраивает фундамент политического участия в регионе, разрушая при этом российское влияние».

Как полагает Бжезинский, попытки России перегруппироваться и восстановить контроль несостоятельны, и в Кремле это понимают.

По его словам, не только Россия, но и другие бывшие колониальные державы не в состоянии больше доминировать в ближневосточном регионе: «Ближний Восток находится в начале новой эры, и на переходном этапе ни одна сила не обладает преимуществом, потери равно вероятны для всех, хотя мы все сохраняем пусть и маргинальные, но интересы в регионе».

По прогнозам Бжезинского, в конце этого периода расклад доминирующих сил на Ближнем Востоке будет «абсолютно отличаться» от того, что наблюдалось в 20 веке.

Россия последовательно выступает против насильственной смены режимов в странах Ближнего Востока, в целом – против внешнего вмешательства во внутренние дела этих стран, и это привлекает союзников, заявил Федор Лукьянов. По мнению российского политолога, «в отличие от США, Россия в своей ближневосточной политике руководствуется не понятиями о том, кто плохой, а кто хороший, с последующим свержением плохих парней, не собственными интересами, а принципом: чего не следует делать/что следует делать». В этом, считает он, причины успеха России. Ливия, по словам Лукьянова, была «совершенным позором», а Сирия стала «поворотным пунктом в глобальной миссии России».

«Стратегия США на Ближнем Востоке ставит Россию в тупик, мы совершенно не понимаем, какие цели преследует Америка в этом регионе. США абсолютно растеряны, а Европа там вообще не присутствует», – сказал Лукьянов.

«Европа играет важнейшую роль в переговорах по Ирану и по Сирии и незаменима в мирном процессе на Балканах», – возразила российскому политологу Фиона Хилл.

Она подчеркнула, что «США продолжают рассматривать Россию как важного участника переговорных процессов на Ближнем Востоке, в частности в Сирии и в Иране». При этом, по мнению Хилл, одна из отличительных черт российской внешней политики под лидерством Владимира Путина – «самоутверждение через угрозы», и эта тактика позволяет России воспользоваться упущениями других игроков для продвижения собственных интересов – в том числе и для увеличения продаж военной техники и оружия как в Сирии, так и на Ближнем Востоке в целом. Фиона Хилл также отметила, что не все страны Ближнего Востока находят действия России в регионе «привлекательными», в частности, Катар не забыл убийства на его территории чеченского президента Зелимхана Яндарбиева. Подобные действия на Ближнем Востоке вызывают долговременные последствия, заметила эксперт.

«Россия больше не сверхдержава. Путин хотел бы вернуть России старые позиции, но это невозможно ни на Ближнем Востоке, ни где-либо в другом регионе мира», – полагает Збигнев Бжезинский.

Причины, по его мнению, больше внутренние, чем внешние: «Чтобы поднять свои позиции на внешней арене, Россия должна сначала восстановить свою экономику, модернизироваться и минимизировать последствия политики возрастающего национализма, приведшей к отчуждению от нее всех соседей».

Эксперты отметили, что в поле общих интересов США и России находятся усилия по недопущению терроризма и распространению радикальных элементов.
  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG