Линки доступности

Усыновления российских сирот в США продолжаются

  • Инна Дубинская

Ричард Биэр

Ричард Биэр

Необходимость обеспечения безопасности и защиты прав усыновленных детей – главный принцип, который лежит в основе будущего американо-российского договора об усыновлении. Об этом в эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки» заявил генеральный консул США в России Ричард Биэр. Г-н Биэр выразил надежду, что двустороннее соглашение будет подписано уже в нынешнем году.

Инна Дубинская: Господин Биэр, в конце января уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов заявил, что американцы не смогут усыновлять российских детей, если не будет подписан двусторонний договор об усыновлении. Прошло уже четыре этапа переговоров по этому вопросу. Когда планируется подписание договора?

Ричард Биэр: У нас пока нет точной даты. Представители Госдепартамента и Министерства внутренней безопасности США неоднократно встречались с официальными лицами из Министерства образования и науки РФ. Мы близки к завершению работы над документом. Большинство вопросов решено. Возможно, состоится еще один раунд переговоров, прежде чем будет подписан договор об усыновлении.

И.Д.: Каковы основные моменты обсуждаемого договора об усыновлении?

Р.Б.: Главное, в чем мы достигли полного консенсуса, – это необходимость обеспечения безопасности и защиты прав усыновленных детей. Вопрос в том, как лучше всего это сделать. В правовых системах США и России есть различия, и нужно найти общий для них язык. Например, в России этот процесс централизован, находится в ведении государства и его министерств. В США же он более децентрализован, многими вопросами социального положения детей в Америке занимаются местные власти.

И.Д.: Какие предлагаются варианты решения этой проблемы?

Р.Б.: Этим занимаются юристы. По-моему, они близки к выработке единого подхода. Весной у нас состоится еще один раунд переговоров, и после этого, я надеюсь, договор будет подписан. Полагаю, что это произойдет в нынешнем году. Разумеется, чем раньше, тем лучше.

И.Д.: Американцы усыновили рекордное число детей из России в 2004 году – 5862. С тех пор количество таких усыновлений пошло на спад. С чем это связано?

Р.Б.: Российское правительство инвестирует крупные ресурсы в работу служб, занимающихся детьми. Об этом не раз говорил президент Медведев. Думаю, что отчасти это объясняет появление в России альтернатив иностранному усыновлению. Именно поэтому, я считаю, сократилось число российских детей, которых усыновляют в США.

И.Д.: Между тем, по разным оценкам, от семисот тысяч до миллиона детей в России – сироты или беспризорные…

Р.Б.: Это действительно так. Однако нельзя забывать, что у некоторых из этих детей есть родители, которые временно отдали их на воспитание в государственные детские дома. По закону таких детей не усыновляют ни в самой России, ни за ее пределами. Вместе с тем количество сирот велико, и российское правительство занимается этой проблемой.

И.Д.: Согласно ежегодному докладу Госдепартамента США о международных усыновлениях, в 2010 году американцы усыновили и удочерили 1082 ребенка из России. Это третий показатель по количеству усыновлений – после Китая и Эфиопии, – несмотря на то, что усыновление российского ребенка, по данным Института социально-политических исследований РАН, обходится в 50-70 тысяч долларов – от трех до десяти раз дороже, чем в других странах. Как вы это объясните?

Р.Б.: Возможно, существует 1082 причины, по которым американцы предпочли усыновить российских сирот. Безусловно, все они хотят, чтобы эти дети были счастливы.

Что касается расходов на усыновление, то мне неизвестно, сколько это стоит в других странах, но не уверен, что в десять раз меньше, чем России. Однако я помню времена после распада СССР. Я тогда работал в консульском отделе Москве и занимался делами об усыновлениях. Запад был заинтригован и увлечен Россией, которая внезапно стала открытой страной. До этого никто и подумать не мог о том, чтобы усыновить ребенка из Советского Союза! Так что, я думаю, рост количества иностранных усыновлений в России в тот период был связан с усилением внимания к этому региону. Для некоторых американцев это также было символом их участия в новых преобразованиях, которые начали происходить в России.

И.Д.: Россия не присоединилась к Гаагской конвенции 2008 года о защите детей и сотрудничестве в межгосударственных усыновлениях. Как это отражается на процедуре усыновления американцами российских сирот?

Р.Б.: Не думаю, что эффект этого столь уж значителен. Речь идет о некоторых процедурных требованиях Гаагской конвенции, которые не распространяются на страны, ее не подписавшие. Например, в том, что касается скрининга потенциальных приемных родителей. Однако в двустороннем американо-российском договоре, который сейчас находится на завершающей стадии согласования, будет предусмотрено многое из положений конвенции. Договор будет не таким же, но аналогичным Гаагской конвенции.

И.Д.: В чем конкретно будет сходство?

Р.Б.: Более тщательным будет процесс изучения соответствия усыновителей и детей, чтобы они оптимально подходили друг другу. Как известно, эта проблема привлекла много внимания в апреле прошлого года, когда приемная мать из штата Теннеси Тори Хансен отправила своего усыновленного семилетнего ребенка Артема Савельева одного на самолете обратно в Россию. Хансен утверждала, что была не в состоянии справиться с этим ребенком. Очевидно, что когда такое происходит, возникает вопрос о соответствии. Мы все хотим быть уверены в том, что все стороны, участвующие в усыновлении, наилучшим образом подходят друг другу. Это предусмотрено проектом договора – создание надежных гарантий защиты детей, их прав, безопасности и благополучия.

И.Д.: За последние 16 лет американцы усыновили 60 тысяч российских сирот. Известны случаи жестокого обращения приемных родителей с усыновленными детьми, 17 из них – погибли. Менее месяца назад вновь разгорелся скандал, когда выяснилось, что жительница Анкориджа (Аляска) Синтия Франклин пыталась воспитывать своего семилетнего приемного сына Даниила Бухарина, обливая холодной водой и заставляя полоскать рот жгучим соусом «Табаско». Госдума не раз обвиняла Министерство образования РФ в коррупции и торговле российскими детьми. Проводились многочисленные расследования деятельности российских агентств по международным усыновлениям. Этот как-то улучшило ситуацию?

Р.Б.: Я считаю, что все стороны искренне пытаются делать все возможное в интересах каждого ребенка, который подлежит усыновлению. Пример тому – наша работа над двусторонним договором об усыновлениях. Обе стороны прилагают к этому большие усилия. К сожалению, время от времени в США происходят такие случаи, о которых вы упомянули. Это трагично. А значит, мы должны удвоить наши усилия, чтобы в будущем приемные родители и усыновленные дети оптимально подходили друг другу.

И.Д.: Вы много лет занимаетесь делами об усыновлениях. Какие конкретные шаги сделали Соединенные Штаты для решения проблемы жестокого обращения с приемными детьми?

Р.Б.: Сделано очень многое. К примеру, приемные родители в течение трех лет обязаны отчитываться перед агентством по усыновлению о том, как они воспитывают своих детей, в каких условиях они живут. Мы напоминаем об этом людям, которые хотят усыновить сирот за границей, когда выдаем им визы. Мы им говорим: «Когда вы привезете ребенка в США, обязательно пишите регулярные отчеты, информируйте агентство по усыновлению о том, как у вас идут дела, как ребенок привыкает к жизни в новых условиях. Это необходимо для того, чтобы возникающие проблемы не остались без внимания агентства, и вашему ребенку своевременно была оказана необходимая помощь».

И.Д.: Не так давно в российских СМИ появились сообщения о том, что усыновленных российских детей, от которых отказались приемные американские родители, отправляют на какую-то ферму. С какой целью? Что происходит с детьми в случае аннулирования международного усыновления?

Р.Б.: Я слышал об этой ферме в штате Монтана. И мне приходилось беседовать с людьми, которые работают в системе таких детских воспитательных учреждений в США. Насколько я понимаю, приемные родители, которые не могут справиться с усыновленными детьми, временно отправляют их на такие фермы. Это мера, направленная на то, чтобы помочь детям адаптироваться. Через какое-то время ребенок возвращается в приемную семью. Это не всегда работает. Тогда, в соответствии с американским законодательством, ребенка усыновляет другая семья, либо его отдают на воспитание патронатным родителям, с которыми он живет до тех пор, пока не будет найдено оптимальное решение, отвечающее интересам ребенка.

И.Д.: Консульская служба выдает российским сиротам, усыновленным американскими гражданами, визы для въезда в США. Какая разница между визами IR3, IH3, IR4, IH4?

Р.Б.: Обычно весь процесс иностранного усыновления проходит в России. Здесь оформляются все документы. Визы детям выдаются только для того, чтобы они въехали в США, потому что по приезду они сразу же становятся американскими гражданами. Визы с буквами IH выдаются в странах, подписавших Гаагскую конвенцию. В России в 99 процентах случаев мы выдаем визы IR3 – если усыновление оформлено в России – и чрезвычайно редко – IR4, когда процесс усыновления происходит в США.

Раньше мы оформляли в Москве визы для усыновленных американцами детей из других стран бывшего Советского Союза. Теперь все страны сами занимаются этим – Украина, Казахстан, Туркменистан и т.д.

И.Д.: Что вы считает необходимым уточнить относительно усыновления российских сирот в Америке?

Р.Б.: Процесс усыновления американцами российских сирот продолжается, несмотря на периодически возникавшие проблемы и текущее обсуждение двустороннего договора об усыновлениях. Моратория не было. Возможно, усыновлений было бы больше, если бы не произошло то, что произошло. Не знаю. Надеюсь, что скоро будет завершена работа над договором, и это укрепит основу усыновлений российских сирот американскими гражданами.

И.Д.: Господин Биэр, спасибо за интервью.

Новости России читайте здесь

Перейти на главную страницу

XS
SM
MD
LG