Линки доступности

Российские и польские интеллектуалы – о взаимоотношениях Европы, России и Украины

Настоящее и будущее Европы, самоидентификация различных европейских наций, место России, Украины и других стран постсоветского пространства в мировой системе координат – эти и другие вопросы затрагивались в ходе российско-польской конференции, которую ее устроители назвали международной встречей интеллектуалов «Европа как наследие и как задание».

Встреча прошла в Европейском университете Санкт-Петербурга, а ее соучредителем выступило Генеральное консульство Республики Польша.

«У России проблемы не с Европой, а самой собой»

Профессор Европейского университета Никита Ломагин считает, что за последние 20 лет Россия значительно приблизилась к Европе. Страна вступила в большинство общеевропейских структур, обеспечивающих экономическое и финансовое сотрудничество, вырабатывающих общую политику в сфере безопасности. Она восприняла европейские образовательные стандарты, являясь членом «Болонского процесса», большинство российских школьников и студентов изучают европейские языки. Российские бизнесмены предпочитают вести дела в Европе, инвестировать в европейские предприятия и перенимать передовые технологии. Наконец, именно страны Европы россияне предпочитают посещать в качестве туристов.

В состав Европейского Союза Россия не входит, но, по словам профессора Ломагина, ЕС – это очень специфическое объединение: «Россия видит себя частью Европы, и не считает ЕС и Европу синонимами. Если Европа откажется от “экстремального либерализма” и вернется к традиционным ценностям, а Россия откажется от великодержавных претензий, процесс интеграции пойдет быстрее». Он подытоживает: «Да, в России присутствует ситуативная антиевропейская риторика. Но нужно учитывать и двадцатилетний опыт сближения России с Европой».

Заведующий кафедрой политического поведения Высшей школы экономики Марк Урнов считает, что Россия находится в странной ситуации. В разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» он пояснил: «Конечно, культурно мы – Европа. Мы переняли европейскую философию, европейскую стилистику в искусстве, в архитектуре, в литературе».

С другой стороны россияне, по мнению Марка Урнова, очень болезненно переживают утрату сверхдержавного статуса своей страны. И для того, чтобы компенсировать боль этой утраты, начинают громогласно заявлять о самобытности российской системы ценностей. Вместе с тем политолог считает, что особого выбора у России нет: «У нас с одной стороны – Европа, с другой – Китай, кстати сказать, с претензиями на территорию. А “под брюхом” у нас – источник мусульманского радикализма. И вдобавок у нас целый ворох проблем – демографических, технологических, духовных – которые надо решать, в том числе и огромным количеством инвестиций. Сами мы это решить не в состоянии», – указывает Марк Урнов.

Этой же точки зрения, в целом, придерживается еще один участник конференции – писатель, историк, соредактор журнала «Звезда» Яков Гордин. Он считает, что о том, чтобы повернуться к Европе спиной и начать двигаться в азиатском направлении, речи идти не может: «Это – нечто гораздо более чуждое, чем Европа. Хотя и Европа – не совсем то же самое, что Россия. Но мы – очень значительная часть общеевропейской культуры, а не азиатской. И даже наши исламские республики в культурном смысле европеизированы».

Проблема, с точки зрения Якова Гордина в том, что России необходимо осознать опыт своей государственности, по крайней мере, последних трехсот лет. И перестать совершать роковые ошибки. В частности – пересмотреть непомерные для бюджета страны военные расходы, которые периодически оказываются губительными для развития России. «Так что проблемы у нас не с Европой, а прежде всего с самими собой», – подчеркивает писатель.

О пользе расставаний

О том, что Россия не желает расставаться со своим имперским прошлым и стремится оказывать влияние на политику соседних стран, в частности – Украины, говорили многие польские участники конференции. Профессор Католического университета в Люблине Анна Бараньска отметила, что жители России издавна считали свою страну великой империей, а Польшу и Украину – «странами второго сорта».

«Исторически Украина всегда занимала промежуточное положение между Россией и Польшей. Она испытывала влияние и со стороны латинской, католической традиции, и с восточной стороны – православной. И эта двойственность осталась до сих пор», – указывает профессор Бараньска.

Директор центра Исследований Восточной Европы Варшавского университета Ян Малицкий побывал в Ивано-Франковске и во Львове после начала массовых протестов в Украине. Сразу после конференции пан Малицкий направился в Киев. В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» он отметил, что считает итоги вильнюсского саммита Восточного партнерства убедительной победой Владимира Путина, который по его словам «добился поставленной цели», а именно – сорвал подписание Украиной соглашения об ассоциации с Европейским Союзом.

«Я считаю, что это – победа Путина в одной битве, но еще не во всей войне», – подчеркнул Ян Малицкий, добавив, что основные события вокруг выбора внешнеполитического вектора Украины еще впереди.

«Политика России всегда была наступательной, не изменилась она и после саммита в Вильнюсе. И если задача России – вернуть хотя бы часть имперского влияния, то она поступает абсолютно логично. Это – моя личная точка зрения, а не государственная, но я считаю, что мы должны это учитывать и как-то противодействовать», – замечает Ян Малицкий, который во времена Польской Народной Республики был оппозиционным деятелем и печатался в подпольных изданиях.

В свою очередь, Марк Урнов считает стремление значительной части украинского общества дистанцироваться от России вполне объяснимым с точки зрения поисков самоидентификации: «Мы слишком похожи, а для того, чтобы, скажем, младший брат понял, что он собой представляет как индивид, он должен уехать от старшего брата, дети должны уехать от родителей, ну, и так далее. Это абсолютно естественно, но почему-то мы воспринимаем это чересчур болезненно».

А оскорбительные для народа соседней ток-шоу на российском телевидении, по словам политолога «словно специально сделаны для того, чтобы максимальное количество украинцев обидеть, указать им на то, что они – неполноценные и поэтому должны слушаться нас». Однако, на деле подобные передачи имеют обратный эффект.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG