Линки доступности

Российскую сторону в «Поединке» представляет Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, американскую сторону - Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса.

Взгляд из Москвы:
Зачем России Сирия?



Взгляд из Вашингтона:
Почему упорствует Москва?



Зачем России Сирия?

Россия продолжает жестко противодействовать принятию жестких мер против Дамаска, причем упорство Москвы приводит всех в недоумение. Ведь шансы Башара Асада на политическое выживание все более призрачны. Считается, что Россия руководствуется меркантилистскими соображениями, цепляясь за возможность продавать вооружения. При этом Москва не пытается выстроить отношения с потенциальными властями для защиты интересов в будущем.

Теоретически это правильный упрек, практически – едва ли так. Опыт Ливии свидетельствует о том, что рассчитывать на благодарность новых властей не приходится. Ведь в ливийском случае именно неожиданное решение Москвы не препятствовать принятию резолюции, санкционирующей вмешательство, по сути, сделало возможным все последующие события, включая свержение Каддафи. Однако практически сразу после прихода к власти Переходный национальный совет заявил, что контракты с Россией и Китаем нежелательны. Даже если сейчас Россия сменит позицию по Сирии, любым новым правителям партнерство с Москвой не нужно, ее в любом случае станут воспринимать в качестве пособника диктатора.

Правда, одновременно обостряются отношения России с арабским миром, который в массе своей на стороне противников Асада. Но и тут отступление ничего не даст. Лидеры монархий Персидского залива, которые формируют мировое общественное мнение о Сирии, – люди деловые, так что неуступчивость оппонента скорее подвигнет их к тому, чтобы делать какие-то предложения, чем его соглашательская позиция. Намеки, кстати, уже прозвучали от представителей Лиги арабских государств, мол, Россия может найти других клиентов в арабском мире, если перестанет поддерживать Асада.

Вообще, конфликт в Совбезе связан еще и с тем, что Россия иначе видит генезис сирийского кризиса. Борьба свободолюбивых граждан против зарвавшейся диктатуры, а такая картина доминирует на Западе и продвигается ведущими арабскими СМИ, в России мало кого убеждает. Российские комментаторы склонны видеть в происходящем большое геополитическое противостояние суннитских монархий и шиитской иранской теократии, полем которого и стала Сирия.

Неясно, зачем легитимировать это при помощи СБ ООН. Компромисс теоретически возможен. Россия дает понять, что отстаивать персонально Башара Асада она не будет – вопрос не в том, чтобы сохранить его власть. Правда, и ультиматум Совбеза Россия отвергает, причем определенная логика в этом есть. Если Асад не выполнит ультиматум и откажется уходить, СБ не останется ничего иного, кроме как ужесточать давление, а это уже прямой путь к силовой акции. Пусть не сразу, но неизбежно.

Последние российские заявления позволяют предположить, что Москва могла бы согласиться с резолюцией, если в ней четко и недвусмысленно будет сказано, что какая-либо военная акция извне исключена. Нечто подобное содержалось в резолюции 2010 года о санкциях против Ирана, которую Москва поддерживала. Впрочем, тогдашнее согласие было элементом пакетной сделки в рамках перезагрузки. Сегодня ни сделок, ни какой-то программы сближения не намечается. Да и с противоположной стороны – от западных и арабских держав – едва ли можно ждать согласия на формальный отказ от военной опции, она подспудно по-прежнему имеется в виду.

Может ли Сирия стать предметом глубокого и серьезного конфликта России и США? Едва ли. Америка по-прежнему заинтересована в России по критически важным вопросам, прежде всего по Ирану и Афганистану. К тому же реальная ситуация вокруг Сирии, на самом деле, много сложнее, чем кажется на первый взгляд, и все чаще возникает ощущение, что Запад в данном случае играет по правилам, установленным не им, а нефтяными монархиями залива, прежде всего Саудовской Аравией. Так что определенная политическая диверсификация не помешала бы, иначе есть риск втравиться в очередную мутную историю с непредсказуемым финалом.

Почему упорствует Москва?

В среду 1 февраля представители стран-членов Совета безопасности собрались в Нью-Йорке, чтобы обсудить план Лиги арабских государств, цель которого – положить конец кровавым репрессиям сирийского лидера Башара Асада против участников многомесячных протестов. Речь идет не только о судьбе самого режима, но о реальной угрозе гражданской войны. На рассмотрение Совбеза был внесен проект резолюции, призывающий Асада сдать полномочия своем заместителю, и сформировать правительство народного единства для подготовки к будущим выборам.

28 января ЛАГ приостановила свою наблюдательную миссию в Сирии в связи с продолжающимся применением насилия со стороны властей. Ранее несколько наблюдателей покинули страну в знак протеста против отказа Асада соблюдать условия соглашения по прекращению репрессий. По подсчетам некоторых наблюдателей, с марта прошлого года в результате беспорядков в Сирии уже погибли более 6000 человек. Продолжающиеся столкновения угрожают дестабилизировать ситуацию на Ближнем Востоке. Саудовская Аравия и Турция оказывают поддержку оппозиции, в то время как Россия и Иран приняли сторону Асада.

Россия подвергается все возрастающему давлению со стороны ЛАГ и западных государств, которые призывают ее не блокировать резолюцию. Москва заявила, что категорически против любой резолюции, которая предполагает санкции против Сирии и не исключает возможности военных действий. Западные дипломаты пытаются развеять беспокойство России, однако пока безуспешно. В понедельник сирийская оппозиция отвергла предложение российских властей приехать в Москву на переговоры с представителями действующего режима, потребовав, чтобы сначала Асад подал в отставку, что и в Дамаске, и в Кремле считают неприемлемым.

Москва упорно сохраняет столь жесткую позицию, поскольку уверена, что Запад в прошлом году превратно истолковал резолюцию по Ливии, воспользовавшись разрешением на предоставление гуманитарной помощи в качестве предлога для оказания давления на режим. Россия также стремится продемонстрировать свою способность дать отпор проамериканским силам. Владимир Путин в декабре отреагировал на попытку Вашингтона обойти сопротивление России словами: «США не нужны союзники, им нужны вассалы». Подобные комментарии в преддверии выборов у многих россиян, похоже, вызывают одобрение. Нынешнюю тупиковую ситуацию с резолюцией российские лидеры с видимым удовольствием используют возможность покуражиться. На этой неделе представитель Госдепартамента США оказался в неловкой ситуации, будучи вынужденным объяснить прессе, почему министр иностранных дел России Сергей Лавров, не нашел времени, чтобы перезвонить Хиллари Клинтон, намеревавшейся обсудить с ним сирийский кризис.

На мой взгляд, преданность России интересам сирийского режима проистекает из следующих экономических, геополитических и внутреннеполитических соображений: Во-первых, Сирия является одним из крупнейших импортеров российского оружия, в том числе истребителей и ракетной техники. Россия инвестирует в сирийскую инфраструктуру, энергетику и туризм около 20 миллиардов долларов в год. Российские власти, пользуясь отсутствием соответствующих санкций ООН, заявили, что намерены и впредь поставлять Сирии оружие.

Во-вторых, в сирийском порту Тартус расположена российская военно-морская база – единственная в Средиземноморье, что делает Сирию ключевой позицией для поддержания авторитета России на Ближнем Востоке. В январе три российских военных корабля побывали здесь, стремясь, по словам бывшего главы ВМС, продемонстрировать готовность предотвратить интервенцию НАТО в Сирию.

Наконец, поддерживая Дамаск, российское руководство посылает недвусмысленный сигнал потенциально мятежным силам на собственной территории – в особенности на Северном Кавказе, давая понять, что любые проявления смуты будут жестоко подавлены.

Официальный представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд недавно заявила, что странам, все еще поставляющим оружие Сирии, стоит «хорошенько подумать», поскольку они «находятся не на той стороне истории». В любом случае, очевидно, что история вскоре обернется против Асада. И хотя Путин ясно выразил свою позицию в отношении Вашингтона и НАТО, Россия вполне может принять участие в мирных переговорах – возможно, после его переизбрания. Тем не менее, пока Асад остается у власти, Москва, по всей видимости, не намерена отказывать в помощи его режиму.
XS
SM
MD
LG