Линки доступности

Россия стремится сохранить свое влияние в Сирии в случае падения Асада


Башар Асад

Башар Асад

Однако повстанцы настроены весьма критично по отношению к Кремлю

МИД России заявляет, что политика Москвы в отношении Сирии не изменилась, несмотря на цитируемые в СМИ высказывания высокопоставленного российского дипломата о том, что сирийская оппозиция может одержать победу в борьбе с президентом Башаром Асадом.

Кремль заявил, что заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов в последние несколько дней не делал никаких заявлений в отношении Сирии и не проводил «специальных интервью» с журналистами. Это противоречит сообщениям в российских и международных СМИ, которые цитируют его слова о том, что Асад теряет контроль над все большей территорией Сирии, по причине чего нельзя исключать победу оппозиции.

Комментарии Богданова были восприняты как первое признание влиятельными союзниками Асада в Москве того, что его правительство, возможно, падет после более года борьбы с антиправительственными силами.

Российский МИД заявил, что Богданов процитировал «известные утверждения представителей непримиримой сирийской оппозиции и ее внешних спонсоров, предрекающих свою “скорую победу над режимом в Дамаске”». Как сообщается, Богданов сделал этот комментарий во время дискуссии по вопросам Ближнего Востока и Северной Африки в Общественной палате.

Москва и Пекин неоднократно блокировали усилия Совета Безопасности ООН по решению сирийского кризиса.

Несмотря на то, что Кремль отрицает изменение своей политики, аналитики отмечают, что комментарии Богданова, судя по всему, отражают сильное стремление России сохранять влияние в Сирии, независимо от судьбы сирийского президента.

Богданов оставил открытой возможность того, что Асад переживет восстание и останется у власти. Российский президент Владимир Путин неоднократно «прикрывал» сирийского лидера от требований уйти в отставку со стороны США и ряда других стран.

Защищая Асада

Путин пообещал противостоять какой-либо интервенции США и НАТО в Сирии, аналогичной воздушной кампании, которую западные союзники провели в прошлом году в Ливии, и которая помогла ливийским повстанцам свергнуть Муаммара Каддафи.

Павел Фельгенгауэр, аналитик по вопросам обороны из российской «Новой газеты» заявил, что Путин занял твердую позицию по Сирии при поддержке российских военных и разведки: «Россия с Асадом до кровавого конца, а может и после него».

Однако Москва, судя по всему, также выбирает позицию, которая позволит ей иметь право голоса в Сирии в будущем, если повстанцы заменят Асада временным правительством, которое, вероятно, будет в большей степени ориентироваться на США.

Владимир Ахмедов, научный сотрудник Московского института востоковедения, говорит, что видит в заявлениях Богданова признаки того, что Россия готова к компромиссу с Соединенными Штатами по вопросу политического перехода в Сирии.

«В России это не секрет. Все понимают, что дни Асада сочтены, – заявил Ахмедов. – Москва желает знать, кто [в правительстве, которое будет сформировано после ухода Асада] может сохранить российские интересы в будущей Сирии», – считает Ахмедов.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров встретился с госсекретарем США Хиллари Клинтон и спецпосланником ООН Лахдаром Брахими в Дублине на прошлой неделе, чтобы обсудить политическое решение сирийского конфликта.

Москва добивается реализации достигнутого шесть месяцев назад соглашения международной рабочей группы по Сирии, которое призывало к участию всех сирийских организаций в национальном диалоге с правительством и переходном процессе.

Соединенные Штаты заявили, что реализацию женевского коммюнике требует отставки Асада, однако Россия не согласна с такой интерпретацией.

Истоки союза

Ахмедов говорит, что стремление России сохранить свое влияние в Сирии обусловлено несколькими фундаментальными факторами, среди которых – договор о дружбе между СССР и Сирией, подписанный в 1980 году.

Это соглашение привело к формированию тесных связей между российскими и сирийскими военными, разведслужбами и политическими кругами.

Российский флот использует маленькую базу материально-технического снабжения в сирийском порту Тартус уже несколько десятилетий.

Россия также пользуется влиянием в сирийских делах благодаря тому, что в этом арабском государстве есть много русскоговорящих жителей – по словам Ахмедова, до начала текущей гражданской войны их число составляло более 100 тысяч человек.

«Многие сирийцы, даже политики и бойцы повстанцев, говорят по-русски, потому что они учились в России или в странах советского блока, таких как Армения, Азербайджан, Казахстан, Украина и Узбекистан», – говорит он.

Тысячи россиянок также осели в Сирии после 1970х годов, выйдя замуж за сирийцев. Ахмедов говорит, что многие из российских граждан в Турции были заняты созданием сирийской инфраструктуры.

«После восстания Сирии потребуется восстановить свои разрушенные поселки и города, и сирийцы знают [из опыта], что Россия может им вновь в этом помочь», – отмечает эксперт.

Однако не все сирийцы желают получить такую помощь.

Россия подвергается остракизму

Многие активисты сирийской оппозиции выражают гнев в связи с тем, что Москва непреклонно поддерживает правительство Асада. Некоторые повстанцы даже предупредили, что россиянам следует покинуть Сирию, иначе они могут подвергнуться нападению.

Оппозиционная Сирийская национальная коалиция также обратилась к западным и арабским державам в поисках помощи в восстановлении страны. Германия и Объединенные Арабские Эмираты согласились взять на себя управление фондом, созданным для этих целей.

Павел Фельгенгауэр заявил, что, по его убеждению, Россию в Сирии ждет мрачное будущее.

«Судя по всему, все это влияние будет утрачено с падением Асада», – говорит он.

Научный сотрудник Московского института востоковедения Владимир Ахмедов говорит, что у Москвы есть повод для надежды.

«Сирийская ментальность характеризуется стремлением к балансу. Не думаю, что сирийцы желают разорвать все отношения с Россией и “положить все яйца в одну корзину”, принадлежащую Западу», – отмечает он.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG