Линки доступности

Способна ли Москва отказаться от поставок оружия Сирии?

  • Виктор Васильев

Способна ли Москва отказаться от поставок оружия Сирии?

Способна ли Москва отказаться от поставок оружия Сирии?

Игорь Коротченко, директор Центра анализа мировой торговли оружием, считает, что России невыгодно отказываться от сирийского рынка

В пятницу 12 августа госсекретарь США Хиллари Клинтон в интервью телекомпании CBS обратилась к России с призывом прекратить поставки оружия режиму сирийского президента Башара Асада.

Заявление Клинтон прокомментировал директор Центра анализа мировой торговли оружием, главный редактор журнала «Национальная оборона» и член общественного совета при Министерстве обороны РФ Игорь Коротченко.

Виктор Васильев: Каков масштаб российских военных поставок в Сирию?

Игорь Коротченко: Сирия – важнейший партнер России в сфере военно-технического сотрудничества со странами Ближнего Востока и занимает по всем показателям первое место среди покупателей российских вооружений в регионе. За период с 2003 по 2010 годы объем российского военного экспорта в Сирию составил по реализованным контрактам примерно 1,5 млрд долларов.

Из наиболее важных контрактов отмечу следующие. В 2008 году был подписан контракт на поставки экспортного варианта зенитно-ракетных комплексов среднего радиуса действия «Бук- М2». В 2010-м завершен контракт на поставку 36 зенитных и ракетных комплексов «Панцирь». В стадии завершения находится контракт на модернизацию около тысячи сирийских танков Т-72. Непосредственно на ближайшие четыре года, с 2010-го по 2014-й, объем подписанных к реализации контрактов составляет порядка 600 млн долларов.

В.В.: То есть перспективы сотрудничества двух стран в данной сфере выглядят более чем заманчиво?

И.К: Сирия рассматривается Центром анализа мировой торговли оружием в качестве покупателя двух дизельных подводных лодок. Мы рассчитываем на модернизацию сирийского парка зенитно-ракетных комплексов С-125 «Нева». Это несколько десятков комплексов. Сирия также рассматривается как покупатель истребителей МиГ-29 СМТ – до 50 штук. Потенциальный объем сирийского рынка по учебно-боевым самолетам С-130 - до 36 машин. Весьма существенен и общий объем возможных закупок самолетов ЯК-130 .

Кроме того в Сирию возможна поставка зенитно-ракетных комплексов С-300. Очевидно, это будут не новые системы, но прошедшие технический ремонт, с продленным ресурсом. Сирия рассматривается как потенциальный покупатель нескольких десятков единиц оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер» и танков Т-90С. Отмечу, что по «Искандерам» имеются категорические возражения со стороны Израиля. Но это оборонительное оружие, и Сирия имеет на него полное право.

В области модернизации военно-морских сил для Сирии актуальна закупка ракетных катеров, оснащенных комплексами ударного оружия. В стадии реализации находится контракт на поставку Россией береговых ракетных комплексов «Бастион» с противокорабельными ракетами «Яхонт». По этому моменту также идут категорические возражения Израиля и США.

В.В.: Есть ли вероятность того, что Кремль откажется от сирийского рынка?

И.К.: Добавлю, что для России Сирия важна еще и в плане базирования кораблей российских ВМФ. Порт Тартус – единственная опорная точка российского флота в Средиземном море. В целом по объему поставок российского оружия Сирия находится на седьмом месте в списке крупнейших покупателей. Объем перспективных поставок на ближайшие годы Центр мирового анализа оружием оценивает от 3 до 4 млрд долларов. Все это свидетельствует о том, что Сирия – ключевой покупатель российского оружия и важнейшей геополитический союзник РФ в регионе. Поэтому думаю, что инициативы США по введению эмбарго на российские вооружения в Сирию будут рассматриваться в Москве с отрицательной точки зрения.

В.В.: Интересы ВПК США в Сирии нулевые?

И.К.: Сирия относится к категории стран-изгоев, с точки зрения Госдепартамента США. Поэтому ни о каких поставках американского вооружения в страну и речи нет. Здесь идет чисто геополитическая игра. Со стороны Вашингтона очевидно стремление надавить на Москву, чтобы она ввела эмбарго. Но в данном случае уже были разъяснения и заявления со стороны ряда высокопоставленных российских представителей относительно того, что развитие ситуации в Сирии по ливийскому сценарию не повторится. Кремль не будет вводить против Сирии санкции. Он будет настаивать, чтобы проблема была урегулирована другим путем.

В.В.: Как все это способно отразиться на «перезагрузке»?

И.К.: «Перезагрузка» как таковая на политическом уровне существует, учитывая, что подписан договор СНВ-3, что Обама и Медведев регулярно обмениваются реверансами в адрес друг друга. На уровне двух лидеров элементы «перезагрузки» действуют. Но в США существует разделение властей. Точка зрения президента относительно сотрудничества с Москвой, допустим, отнюдь не означает, что такого же мнения придерживаются законодатели. «Перезагрузка» где-то идет, где-то пробуксовывает. Политических осложнений в отношениях между Россией и США с каждым месяцем становится все больше и больше, к сожалению. Есть ощущение, что идеи «перезагрузки» во многом носят политико-декларативный характер, не получая практического наполнения.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG