Линки доступности

Почему Россия выступает в защиту правительства Башара Асада?

В то время как почти весь мир выступает против действий сирийских властей, Россия остается фактически единственной страной, выступающей в защиту правительства Башара Асада.

Члены Лиги арабских государств обсуждают дальнейшие действия в отношении Сирии, где в результате подавления антиправительственных протестов, по сообщениям правозащитников, погибли уже 5 400 человек. Глава российского МИД Сергей Лавров тем временем предупредил, что Россия категорически против новых санкций и введения иностранных войск в Сирию.

Министр также ясно дал понять, что Россия использует свое право вето в Совете безопасности ООН, чтобы заблокировать резолюцию, дающую разрешение на введение иностранных войск в Сирию.

Российские дипломаты склонны возлагать ответственность за происходящее в стране насилие как на силы безопасности, так и на оппозицию, представленную преимущественно гражданским населением.

Лавров обвинил западные державы в пристрастности, заявив, что они игнорируют насилие со стороны активистов. Некоторые аналитики полагают, что Россия приняла сторону сирийского правительства.

На прошлой неделе единственный российский авианосец «Адмирал Кузнецов» вместе с еще восемью военными кораблями зашел в сирийский порт Тартус, где расположена российская военно-морская база. Два дня спустя российское грузовое судно доставило в сирийский порт 60 тонн боеприпасов и оружия.

По мнению эксперта Московского центра Карнеги Петра Топычканова, Кремль занял в Сирии вполне определенную позицию: «В результате смены власти в Египте, Ираке и Ливии Россия потеряла множество контрактов, в том числе на поставки оружия».

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский полагает, что арабские политики используют Запад, чтобы избавиться от правительств, симпатизирующих Ирану: «Мы стараемся поддерживать стабильность и эволюционное развитие в противовес тому, что происходит сейчас в Ливии, поскольку ливийский сценарий продемонстрировал, что Запад – не более чем инструмент в руках Катара и Саудовской Аравии. Мы не хотим играть эту роль».

Сатановский, как и многие россияне, весьма скептически относится к революциям: «С точки зрения России проблема в том, что уничтожение этого режима приведет не к демократии и стабильности, а к гражданской войне. Появятся миллионы беженцев. Погибнут сотни тысяч человек, в том числе члены сирийской христианской общины, судьба которой очень беспокоит Русскую православную церковь».

Топычканов, однако уверен, что охватившая россиян боязнь смены режима отражает лишь беспокойство Кремля по поводу своей собственной участи: «Когда началась так называемая “арабская весна”, была создана специальная межправительственная комиссия, призванная оценить влияние этих перемен на ситуацию в России. Это свидетельствует о том, что московская политическая элита испытывает сильнейший страх».

Однако многие полагают, что теперь, на фоне зарождения собственного протестного движения и в преддверии мартовских президентских выборов, Россия может проявить к «арабской весне» большую симпатию, чем год назад.

О событиях в Сирии читайте в спецрепортаже «Ливия и Сирия: стремление к демократии»

XS
SM
MD
LG