Линки доступности

Десталинизация России: третья волна

  • Петр Черемушкин

Десталинизация России: третья волна

Десталинизация России: третья волна

Российское общество остается разделенным в отношении роли Сталина в истории и в необходимости десталинизации страны, однако, руководство России стремится дистанцироваться от прославления сталинизма. К такому выводу пришли участницы дискуссии «Движение вперед через историю: наследие Сталина в сегодняшней России», организованной во вторник, 19 октября, Центром евразийских, российских и восточноевропейских исследований Джорджтаунского университета в Вашингтоне.

«Треть российского общества придерживается сталинистских убеждений, четверть общества придерживается антисталинских взглядов, а оставшиеся сорок процентов совершенно не интересуются этой темой», - об этом сообщила Хизер Конли (Heather Conley), директор Европейских программ Вашингтонского центра стратегических и международных исследований (CSIS).

По её словам, в российском обществе существует потребность узнать как можно больше о сталинском времени. «Более 80 процентов опрошенных заявили, что правительство должно делать больше для увековечивания памяти жертв сталинских репрессий», - сообщила она. – «У 14 процентов опрошенных есть родственники, которые были расстреляны, отправлены в ГУЛАГ в результате сталинских репрессий» - проинформировала она. «И, как правило, эта категория граждан придерживается антисталинских взглядов», - сообщила Хизер Конли.

Проект

Конференция завершила долгосрочный проект изучения роли Сталина в современной российской жизни, проводившегося Вашингтонским центром стратегических и международных исследований (CSIS). Проект был начат известным экспертом по правам человека Сарой Мендельсон, которая полгода назад перешла на работу в американское правительство и стала одним из руководителей Агентства США по международному развитию (USAID).

Проект получил название «Шаги по преодолению «отсутствующей памяти» в истории России». Хизер Конли пояснила, что «отсутствующая память» означает ситуацию, когда одни исторические факты и сюжеты выделяются, а другие замалчиваются.

В рамках этого исследования в июле 2009 года были проведены опросы в Москве и в Ярославле, а в феврале 2010 года – в масштабах всей России. Были опрошено 2 тысячи человек, у которых спрашивали об их отношении к Сталину, репрессиях и необходимости ответственности за репрессии, а также о вопросах связанных с соблюдением прав человека. Организаторы проекта собрали вместе историков из России, США, Латинской Америки и Европы и сравнивали процессы отторжения и переосмысления наследия тоталитаризма в разных странах.

Неподведенные итоги

Конли сказала, что в 1990-е годы многие на Западе считали, что на смену советскому поколению придет новое поколение, отторгающее «советские ценности». Однако, по данным опросов, проведенных американскими исследовательницами, «большинство молодых людей с энтузиазмом реагировало на идеологическую «воздушную кукурузу», придуманную Путиным, и подхватило идею ностальгии по СССР».

Проявления сталинистских настроений в российском обществе не являются результатом государственной пропаганды, считает известная российская публицистка Маша Липман, главный редактор журнала Pro et Contra, издаваемого Московским Центром Карнеги. По её словам, в средствах массовой информации, в литературе, школьном образовании, в официальных высказываниях, включая высказывания высших руководителей России, нет попыток прославления Сталина. На официальном уровне скорее проявляется иная тенденция – высшие руководители России не хотят выглядеть поклонниками Сталина. «И эту тенденцию можно считать третьей волной десталинизации России», - считает Липман.

По мнению Маши Липман, наиболее ярким примером осуждения сталинизма в России стали мероприятия, связанные с 70-й годовщиной преступления в Катыни в апреле 2010 года, где премьер-министры России и Польши преклонили колени у могил жертв НКВД.
Она также сообщила, что есть все основания считать, что во время предстоящего визита в Польшу президент России может объявить о том, что поляки-жертвы катынского преступления будут реабилитированы. «От этого шага российское руководство уклонялось продолжительное время», - напомнила Липман.

«Когда в мае этого года Кремль твердо сказал «нет» и положил конец дискуссии в отношении появления портретов Сталина на московских улицах ко Дню победы – это стало еще одним проявлением новой волны десталинизации», - отметила она. По словам Маши Липман «весьма симптоматично, что новый глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов назвал десталинизацию одним из приоритетов в своей деятельности».

Мировоззрение россиян

«В тоже время все ранее сказанное не должно заслонять того факта, что восхищение Сталиным является частью российского мировоззрения и ментальности», - подчеркнула Маша Липман – «Происходит это, прежде всего, потому, что для многих Сталин является воплощением великого государства и триумфа победы над фашистской Германией». Признание этого факта является уникальным примером национального консенсуса и самым сильным символом, интегрирующим Россию, отметила МашаЛипман.

«Если осуждение Сталина идет из-за границы – Польши или стран Балтии это воспринимается как обычное западное желание ослабить Россию», - считает Липман. – «Если критика Сталина исходит изнутри, это также воспринимается как антипатриотические устремления агентов Запада».

«Восхищение Сталиным может восприниматься как символическая компенсация за нацию, переживающую синдром потери статуса великой державы», - сказала она. - «Для многих восприятие Сталина больше имеет отношение к природе российской государственности, нежели к реальной фигуре, потому что до наших дней Сталин – это синоним государственной власти, в большей степени даже символ, чем реальная историческая фигура».

«В этом замкнутом круге Россия должна разобраться со своим прошлым и определиться, в каком направлении она движется» - считает М.Липман. - «Подлинная десталинизация, которая может помочь освободить Россию от сталинского наследия и способствовать росту, развитию и модернизации, будет означать отказ от традиционной концепции российской государственности, и не может исходить «сверху», - отметила она.

Участницы дискуссии выразили сожаление в связи с тем, что в России так и не создан памятник жертвам политических репрессий времен сталинизма. Профессор Джорджтаунского университета Кэтлин Смит (Kathleen Smith) продемонстрировала присутствовавшим различные эскизы проектов этого памятника, созданные в 1990-е годы.

Другие новости читайте здесь

XS
SM
MD
LG