Линки доступности

Почему Россия поддерживает режим Асада, но ведет переговоры с его оппонентами?

Визит делегации сирийской оппозиции в Москву дал несколько неожиданных результатов. Главный из них: Россия села за стол переговоров с теми, кого Дамаск считает бандитами и иностранными агентами.

Статус

Россия неоднократно выражала «глубокую обеспокоенность» продолжающейся конфронтацией в Сирии и призывала конфликтующие стороны воздерживаться от насилия. При этом Москва неоднократно подчеркивала, что в Совете Безопасности ООН не поддержит резолюцию, осуждающую действия режима президента Башара Асада.

Поэтому визит делегации оппозиционеров в Россию, которая наряду с Китаем с недавних пор считается главным покровителем Дамаска на международной арене, сам по себе стал небольшой сенсацией. 24 июня официальный представитель российского МИДа Александр Лукашевич уточнил статус делегации: «Данная поездка осуществляется исключительно по линии Российского общества солидарности и сотрудничества народов Азии и Африки (РОССНАА). Каких-либо встреч, предполагающих российское официальное участие, не планируется».

Главным событием визита изначально была названа пресс-конференция, однако в понедельник 27 июня стало известно, что оппозиционеры встретятся в Москве со спецпредставителем президента России по Африке Михаилом Маргеловым, который выступал в статусе председателя Совета РОССНАА (напомним, что ранее Маргелов встречался в Бенгази с ливийской оппозицией по поручению президента Медведева).

28 июня встреча оппозиционеров и Маргелова состоялась. В тот же день МИД России сообщил, что прошла встреча заместителя министра иностранных дел России Михаила Богданова с временным поверенным в делах Сирии в Москве Абу Диябом.

Тексты заявления Маргелова о результатах дискуссии с оппозиционерами и сообщения МИДа о результате встречи с сирийским посланником практически идентичны. Маргелов заявил, что «Россия выступает за скорейшее прекращение в Сирии любых форм насилия и перевод решения политического кризиса в этой стране в формат политических диалогов» (цитируется по сообщению агентства «Интерфакс»). МИД подчеркнул, что «с российской стороны был сделан акцент на скорейшем проведении демократических преобразований в Сирии в контексте диалога властей со всеми конструктивно настроенными общественно-политическими силами страны».

Визит сопровождался еще двумя беспрецедентными событиями: оппозиционеры сообщили российским журналистам, что при подавлении народных волнений в Сирии погибли граждане России (эта новость немедленно стала сенсацией), а сторонники президента Асада впервые в истории провели несанкционированный митинг в Москве.

Об оппозиции

Чуть ранее съезд сирийской оппозиции прошел в отеле «Семирамида» в Дамаске, а президент Асад пообещал начать диалог со своими оппонентами. На прошлой неделе глава МИДа России Сергей Лавров призвал оппозицию принять участие в этих переговорах.

В состав делегации, посетившей Москву, вошли представители групп и движений самого широкого спектра – от религиозных до либерально-демократических. Члены делегации заявили, что рассчитывают на то, что Россия примет активное участие в разрешении кризиса и встанет на сторону сирийского народа.

Георгий Мирский, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, считает, что причины появления в Москве противников Асада легко объяснимы. «Сирийские оппозиционеры понимают, что просить помощи у Запада бесполезно: никто не будет воевать против режима Асада, – говорит он. – Кроме того, народ негативно относится к европейцам и особенно к американцам. А с Россией другое дело, к России хорошо относятся».

Джошуа Лэндис (Joshua Landis), директор Центра ближневосточных исследований в Университете Оклахомы (Center for Middle East Studies at the University of Oklahoma), поясняет: «Сирийская оппозиция фрагментирована. Многие из ее зарубежных лидеров весьма критически отнеслись к собранию в “Семирамиде”. Это подчеркивает растущий раскол между теми оппозиционерами, которые находятся в Сирии и за ее пределами».

«Большинство лидеров оппозиции живут в Вашингтоне, Лондоне или Париже, – продолжает Лэндис. – Некоторые из них тесно связаны с правительствами стран Запада. России будет очень сложно сделать их союзниками».

О результатах

По мнению Георгия Мирского, программой-минимум делегации оппозиции было получить заявление России о том, что Москва не одобряет действия Асада.

Однако результаты визита оказались намного более серьезными. «Я думаю, что оппозиционеры даже не ожидали, что с ними будут встречаться в Москве, – говорит эксперт. – Но их приняли, а следовательно в российском руководстве считают, что они большая политическая сила. Ведь Асад, как и Каддафи, утверждал, что ему противостоят исключительно бандиты и иностранные агенты. Раз встреча произошла, значит, в России смотрят на сирийскую оппозицию как на людей, с которыми можно вести переговоры».

Георгий Мирский напоминает, что Турцию с Сирией всегда связывали теплые отношения, однако в последнее время Анкара жестко критикует действия Башара Асада. «Складывается впечатление, что сирийский лидер теряет значительную часть международной поддержки», – резюмирует он.

Марк Катц (Mark Katz), профессор Университета Джорджа Мэйсона (George Mason University), объясняет действия российских властей следующим образом: «Россия страхует себя на случай, если Асад окажется не в состоянии удержать власть. Поэтому Москва поддерживает отношения с сирийской оппозицией. Нельзя говорить о том, что Россия поддерживает оппонентов Асада – она с ними только разговаривает. Она не хочет, чтобы эти силы негативно относились к ней в случае, если придут к власти. Впрочем, точно таким же образом Россия действует и в отношении Ливии».

Джошуа Лэндис не ожидает, что позиция России в целом претерпит серьезные изменения в результате этого визита. Он напоминает, что Россия очень заинтересована в военно-морской базе Тартус, расположенной в Сирии, которая потенциально позволит проецировать российское влияние в Средиземноморье. Кроме того, хорошие отношения с режимом Асада дают России очень важную стратегическую карту для участия в урегулировании израильско-палестинского конфликта и проведения политики в арабском мире.

«Политика России – еще с советских времен – традиционная: Москва предпочитает поддерживать существующий в том или ином государстве режим, каким бы он ни был», – резюмирует Георгий Мирский.

Ближний Восток: стремление к демократии

XS
SM
MD
LG