Линки доступности

Российские и американские эксперты размышляют о том, могут ли шариатские суды появиться в России

Предложение о создании шариатских судов в России, озвученное известным российским адвокатом Дагиром Хасавовым в интервью телеканалу REN-TV, стало причиной бурной реакции в российских СМИ и блогосфере. МВД РФ сообщило о начале проведения расследования на предмет содержания в словах Хасавова экстремистских заявлений.

В интервью (вывешено на сайте REN-TV) Дагир Хасавов говорит: «Мы у себя дома. И мы будем устанавливать те правила, которые нас устраивают, хотите вы этого или нет. Любые попытки изменить это обольются кровью. Тут будет второе Мертвое озеро. Мы зальем город кровью».

Известный российский писатель и философ, выходец из Чечни Герман Садуллаев в комментарии «Голосу Америки» предостерег от «поспешных выводов», предположив, что это, возможно, «провокация масс-медиа».

Получить комментарий у Дагира Хасавова «Голосу Америки» не удалось – офисный телефон возглавляемого им адвокатского бюро «Драконта» не отвечает, мобильный телефон Хасавова выключен, без ответа осталось и направленное на его электронный адрес письмо.

Гордон Хан

Гордон Хан (Gordon Hahn), профессор Монтерейского института международных исследований (Monterey Institute of International Studies), автор книги «Исламская угроза России» (Russia’s Islamic Threat) уверен, что какими бы ни были цели заявления Хасавова, форма в которой он высказал эту инициативу, обрекла идею на провал.

«Возможно, мотивом действий Хасавова было стремление привлечь внимание к проблемам мусульман в России. Известно, что в стране существуют политические проблемы в отношениях между разными группами мусульман и желание объединить всех в одну организацию, и Хасавов действительно пытался организовать такой исламский союз для защиты прав мусульман в России. Однако какой бы ни была его цель, я не думаю, что после такой угрожающей презентации она может найти какую-то поддержку даже среди мусульман, – говорит Хан. – Российское общество стремительно взрослеет, его политический спектр представлен всевозможными радикальными движениями – националистами, радикальными христианами, коммунистами – все они периодически делают скандальные заявления, о которых очень быстро забывают. Если же рассматривать российско-исламские отношения, то здесь происходили намного более страшные вещи. К примеру, Беслан, который потенциально мог привести к столкновениям между мусульманами и христианами. Однако ничего подобного не произошло. Поэтому я не думаю, что стоит ожидать каких-то серьезных последствий и сейчас».

«Угрозы Дагира Хасавова нельзя приравнивать к заявлениям джихадистов, которые убивают людей ради установления шариата в России и по всему миру. Однако меня не удивило бы, если бы Хасавову предъявили обвинения в экстремизме, так как мы видели, что люди в России наказывались за гораздо более мягкие политические высказывания», – резюмирует эксперт.

Суфьян Жемухов

Аналитик Университета Джорджа Вашингтона и блогер «Эха Москвы», выходец из Кабардино-Балкарии Суфьян Жемухов указывает на различия в религиозных традициях между народами восточного и западного Кавказа, и рассуждает о том, насколько осуществима и применима «шариатская реформа» в кавказском регионе.

«Как специалист по западному Кавказу, я могу утверждать, что шариатские суды не имеют перспектив в черкесских республиках – Карачаево-Черкесии, Адыгее, Кабардино-Балкарии. Ни в одной из более 50-ти стран, где проживает черкесская диаспора, нет института шариатского судопроизводства. Этому не способствует современная национальная идеология западного Кавказа, основанная на этническом самосознании. В отличие от восточного Кавказа, народы западного – черкесы, осетины, абхазы – не являются монорелигиозными, они состоят из исламских и христианских компонентов, поэтому среди этих народов невозможно формирование самоидентификации исключительно на религиозной платформе. Соответственно, и судопроизводство у этих западно-кавказских народов всегда будет оставаться светским», – говорит Жемухов.

«Шариатское судопроизводство существовало в Кабарде, но уже в начале 19 века оно стало принимать светский характер. В 1807 году всеобщий съезд кабардинского народа заменил шариатские суды – светскими, в которых кадий (шариатский судья) был всего лишь одним из 12 светских заседателей. Такие же изменения произошли в Адыгее и Черкесии. В 20 веке все элементы шариата были исключены из системы судопроизводства и замещены светскими судами», – отмечает Суфьян Жемухов.

Сергей Маркедонов

Старший научный сотрудник вашингтонского Центра стратегических международных исследований (Center for Strategic and International Studies) Сергей Маркедонов расценивает идею Дагира Хасавова, как радикально деструктивную и пропагандирующую религиозную и этническую рознь в России, что, как полагает аналитик, представляет угрозу российской государственности.

«Меня настораживает то, что это заявление сделало не духовное лицо или представитель мусульман, а юрист, близкий к Совету Федерации, то есть, человек государственный по определению. Это предложение в значительной степени противоречат российскому законодательству. Россия – светская страна. Какие могут быть шариатские суды, или какие могут быть другие судебные инстанции, не базирующиеся на светском законодательстве?! – говорит Маркедонов. – Хочу напомнить, что такой опыт у России уже был – в сепаратистской Чечне. Если это пример для подражания, то где тогда укрепление единства и целостности страны?»

«Обратила на себя внимание не столько сама инициатива, сколько ее интерпретация разными духовными лидерами. В этой связи тревожно заявление со стороны православного деятеля Чаплина, который практически поддержал идею. Идея, поддержанная Чаплиным, заключается в том, чтобы существовало апартеидное общество, где русские отдельно, мусульмане – отдельно. Это путь к развалу страны», – подчеркивает Сергей Маркедонов.

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG