Линки доступности

Разделение Роскосмоса: «вперед, к Марсу!», или застой «под копирку»?

  • Юрий Караш

Новому главе Роскосмоса предстоит поднять космонавтику на качественно новый уровень

У российской космонавтики появился новый «начальник». Генерал-полковник Олег Остапенко сменил на должности главы Роскосмоса генерала армии Владимира Поповкина. Но это еще не все новшества.

Принято решение разделить Роскосмос на два больших блока. Первый так и останется Роскосмосом, а другой получит название «Объединенной ракетно-космической корпорации» (ОРКК). Выведут ли эти изменения российскую космическую отрасль из состояния застоя, одновременно повысив качество выпускаемой космической техники, или же в лучшем случае все останется, как было, а в худшем - процесс деградации российской космонавтики еще больше усилится? Попробуем разобраться.

Генерал генералу рознь

На первый взгляд Олег Остапенко – это «калька» с Владимира Поповкина. Оба родились в 1957 году, оба возглавляли один и тот же род войск. Правда, при Поповкине он назывался Космические войска, а при Остапенко – Войска воздушно-космической обороны. Поповкин покинул вооруженные силы в звании генерала армии, а Остапенко - генерал-полковника.

Но есть и отличия, причем те, которые могут сыграть критически важную роль в работе нового руководителя Роскосмоса. «Остапенко очень инновационно мыслящий человек, имеет степень доктора технических наук. В Министерстве обороны он отвечал за перспективные военные исследования и разработки», – сказал в интервью Русской службе «Голоса Америки» бывший первый руководитель пресс-службы Роскосмоса Сергей Горбунов, в прошлом – полковник военно-космических сил.

«Кроме того, – подчеркнул Горбунов, – Остапенко досконально знает космическую отрасль: ее систему управления, космодромную и промышленную инфраструктуру, конструкторские коллективы, профессионально разбирается не только в военной, но и в гражданской космической технике».

Как трехглавый «дракон» одну «голову» потерял

Раньше космическая отрасль России, объединенная в рамках Роскосмоса, представала в виде трехглавого «дракона». Одна «голова» – заказчик, вторая – исполнитель, а третья – приемщик и одновременно контролер качества. Естественно, если вторая «голова» – исполнитель делала свою работу не на должном уровне, но две другие «головы», если и покусывали ее за это, то не больно – все-таки все они были частью одного «тела».

Глядя на эту ситуацию со стороны, в особенности в свете ряда весьма серьезных космических неудач России, происшедших со старой и испытанной техникой, руководители военно-промышленного комплекса страны решили выделить «голову» – исполнителя в самостоятельный организм. Мол, теперь-то ей «мало не покажется»: если что-то сделает не так, то две других «головы» – заказчик и контролер ей пощады не дадут.

Сказано-сделано. Теперь российская космическая отрасль имеет следующую структуру: Роскосмос заказывает технику и услуги и проверяет их качество, а исполняет заказанные работы ОРКК, в которую должны войти все предприятия космической отрасли, за исключением некоторых оборонных.

Но не приведет ли подобная вивисекция к тому, что новообразованный одноглавый «дракон» почувствует себя ровней «двуглавому» и не станет указывать ему, что заказывать и как контролировать? Вспомним, что похожее двоевластие уже было в российской космонавтике в середине 1990-х годов.

В то время вся российская космическая деятельность вращалась вокруг программы «шаттл-Мир» и, понимая это, Юрий Семенов, тогдашний глава РКК «Энергия», пытался проводить свою политику без оглядки на Российское космическое агентство. Управление космонавтикой это не упрощало.

Дублирование без дублеров

Объясняя причины реформирования, вице-премьер Дмитрий Рогозин сказал в интервью «Российской газете»: «Мы избавим промышленность от дублирования, от создания систем, которые избыточны. Мы будем вести дело к тому, чтобы принимались единые конструкторские, технические универсальные решения. Это позволит загрузить предприятия не на 40%, как сейчас, а поднять эту планку значительно выше».

Не совсем понятно, о каком «дублировании» говорил вице-премьер. Какое предприятие дублирует РКК «Энергия», или Космический центр имени Хруничева? Ведь космическая отрасль России была унаследована от Советского Союза, а там, в условиях командно-административной системы и в свете лозунга «Экономика должна быть экономной» старались избегать ситуации, при которой разные предприятия, выпускавшие «эксклюзив» (например, ракетно-космическую технику) производили в принципе одну и ту же продукцию.

Впрочем, можно допустить, что на уровне подрядчиков и субподрядчиков дублирование в российской космической отрасли существует, а потому создание ОРКК возможно действительно поспособствует концентрации сил и средств данной отрасли на более эффективном и скором решении задач, поставленных перед ней.

А нужна ли реформа?

По мнению академика Российской академии космонавтики им. Циолковского Александра Железнякова, с которым согласны многие эксперты в области космонавтики, не с этого нужно было начинать подъем российской ракетно-космической отрасли.

«Начать реформы, мне кажется, нужно с того, чтобы определить нашу основную цель освоения космического пространства, – сказал Железняков в ходе онлайн-конференции в РИА «Новости». – Будем ли мы по-прежнему заниматься освоением околоземной орбиты, то есть развертывать систему дистанционного зондирования Земли, метеоисследования, метеоспутники, навигационные космические аппараты. Или все-таки мы ориентируем наши основные усилия на освоение дальнего космоса, начиная с Луны, Марса и дальше».

«Когда эта цель будет сформулирована, – подчеркнул Железняков, – тогда станет ясно, и сколько денег на это требуется, и станет понятно, что за космические средства надо будет разработать для реализации этой программы».

Комаров, да не тот

Но оставим сейчас размышления о непростой взаимосвязи между разделением Роскосмоса и выводом космической отрасли из кризиса. Посмотрим, кого прочат на должность главы ОРКК.

В настоящее время наиболее вероятный и уже одобренный правительством кандидат на роль «главного производственника» российской космонавтики – Игорь Комаров. С космосом его роднит только то, что он является однофамильцем космонавта Владимира Комарова, погибшего в первом испытательном полете корабля «Союз» в 1967 году.

Игорь Комаров – «чистый» экономист, закончивший экономфак МГУ им. Ломоносова. Был заместителем главного бухгалтера, потом главным бухгалтером и, наконец, вице-президентом Инкомбанка. После этого занимал руководящие должности в ряде других крупных российских банках.

Поработал Комаров и в горнодобывающей промышленности (был заместителем генерального директора «Норильского никеля» по экономике и финансам). После этого его трудовой путь стал приобретать технический уклон. В октябре 2008 года Комаров был назначен советником гендиректора «Ростехнологий».

Но уже через полгода, в мае 2009-го он стал исполнительным вице-президентом по стратегии, финансам, экономике и корпоративному управлению «АвтоВАЗа». В августе того же года Комаров уже президент «АвтоВАЗа», а в октябре одновременно занял должность председателя совета директоров ЗАО «GM-АвтоВАЗ».

Каков поп, таков и приход

Если этот известный принцип окажется применимым к российской космической отрасли, то ее будущее может оказаться еще более сумбурным и неопределенным, чем сейчас. По данным газеты «Коммерсант», кандидатуру Игоря Комарова активно продвигал глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов.

«Он давно присматривался к активам космической отрасли, а тут появился шанс поставить на ОРКК исторически лояльного себе человека, – сказал источник «Коммерсанта». – Основным доводом в пользу назначения Комарова стал тот факт, что он сумел исправить ситуацию с “АвтоВАЗом”».

В чем же заключалось это исправление? Согласно «Коммерсанту», получив предприятие в 2009 году с чистым убытком в 49,2 млрд рублей и долгами перед банками в объеме 38 млрд, Комаров, хоть и при помощи государственных субсидий, смог оптимизировать производство.

О том, насколько эта «оптимизация» смогла повысить качество «Лад» и сделать их более конкурентоспособными на внутреннем и мировом рынках, судить автовладельцам и автодилерам. Но очевидно, что Игорь Комаров – это так называемый «эффективный менеджер», который хорошо овладел некоторыми общими управленческими подходами.

Эти подходы, в сочетании с качествами экономиста и финансиста, безусловно помогли ему в его работе на посту президента «АвтоВАЗа». Но не будем забывать, что главной задачей Комарова на этой должности было продать, как можно больше автомобилей.

В качестве главы ОРКК перед ним будет стоять принципиально другая цель – руководить созданием революционных технологий и техники, то есть процессом, который не только потянет за собой вверх науку и технику России в целом, но также должен поднять авторитет и престиж государства.

Готов ли к этому Игорь Комаров – покажет время. Пока же остается только надеяться, что главным направлением деятельности ОРКК при нем и его команде не станут попытки «оптимизировать» космическое производство и повысить его «рентабельность» за счет поиска клиентов, желающих купить устаревшие советско/российскую технику и технологии.

Судьба генерала

Владимир Поповкин возглавил Роскосмос в апреле 2011 года. «Начальником» российской космонавтики он был около двух с половиной лет.

Во многих космических неудачах, случившихся при нем, не было его вины. Космические аппараты, разгонные блоки и носители имеют длительный цикл изготовления. Дефекты, приведшие к их отказу, были заложены в них на том этапе их изготовления, когда Роскосмос еще возглавлял Анатолий Перминов.

Но в одном и очень важном аспекте российской космической деятельности вина Поповкина есть. При нем отрасль так и не начала выход из состояния застоя. Принятые космические программы – одна до 2020-го, а другая до 2030-го года представляли собой, по меткому выражению экспертов, не более, чем «подшивку» федеральных целевых программ в области космонавтики.

Какое-либо движение вперед в области пилотируемого исследования и освоения внеземного пространства – основы основ космической деятельности России, обуславливалось «вилами на воде писанной» международной кооперацией, в которую после завершения полета МКС, никто не собирается приглашать Россию по причине наличия у нее лишь старой техники и до сих не продемонстрированной способности создавать технику новую.

Вначале появилась информация о том, что Поповкину после ухода из Роскосмоса будет предложена должность советника президента РФ по космосу, потом, что он займет одну из руководящих должностей в ОРКК. Второй вариант, видимо, будет более щадящим для российской космонавтики, ибо трудно представить себе, что отличного от «беззубых» и никуда конкретно не ведущих программ до 2020-го и до 2030-го годов мог бы насоветовать бывший глава Роскосмоса нынешнему главе государства.

Подводные рифы и обещающие горизонты

По мнению Горбунова, одна из проблем, с которой придется столкнуться Остапенко, – это найти общий язык и наладить эффективное взаимодействие с командой «эффективных менеджеров» во главе с Комаровым. Но это то, что можно отнести к категории «подводных рифов», которые придется огибать, или сравнивать новому главе Роскосмоса.

Главных проблем, стоящих перед ним, две. Первая: как сделать так, чтобы перестала падать давно устаревшая, но в то же время давно находящаяся в эксплуатации космическая техника. Вторая: куда российской космонавтике двигаться дальше.

Не нужно метать в Остапенко «громы и молнии», если в течение года после начала его работы на новом месте случится (не дай Бог!) еще один, или несколько отказов космической техники. Как уже отмечалось, они могут произойти из-за дефектов, заложенных при сборке в то время, когда Отапенко еще не возглавлял Роскосмос.

Но о том, насколько справляется Остапенко с возложенной на него задачей качественного технологического подъема космонавтики, можно будет судить уже через пару месяцев после его назначения на должность гендиректора Роскосмоса. В течение этого срока ему и его команде следует подсказать президенту и правительству те цели в космосе, достижение которых привело бы к данному подъему, а заодно помогло бы решить задачу восстановления науки и техники страны вместе с ее авторитетом и престижем, как научно-технической державы.

И не нужно бояться предлагать по-королевски смелые проекты. Следует помнить, что именно такие проекты обеспечили с одной стороны инновационное и интенсивное развитие космонавтики, а с другой – ее поддержку со стороны высшей государственной власти.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG