Линки доступности

Американские эксперты размышляют: как будут строиться отношения между новым президентом России и неформальной оппозицией

Впервые в современной истории президент России будет вынужден учитывать «голос улицы» при проведении своей политики, считают американские эксперты. В интервью с корреспондентом Русской службы «Голос Америки» аналитики размышляют над тем, как это противостояние может повлиять на будущее России.

Выйти на площадь

Многие наблюдатели отмечали, что в уличных протестах последних месяцев принимали участие представители российского среднего класса, которые ранее не были замечены в увлечении политикой.

Впрочем, профессор Университета Эмори Томас Ремингтон (Thomas Remington, Emory University) напоминает, что в последние годы протесты наблюдались по всей России – причем эти акции носили подчеркнуто локальный характер. Общероссийский масштаб – относительно новый феномен.

«На мой взгляд, подобная активность продолжится, – говорит Ремингтон. – Понятно, что эти люди не составляют большинства населения России, однако это достаточно заметная политическая сила».

Дмитрий Шляпентох, профессор Университета Индианы (Dmitry Shlapentokh, Indiana University in South Bend), утверждает, что это не просто средний класс, а новая его генерация.

«У этих людей нет особого пиетета перед правящим режимом. В отличие от предыдущего поколения, эти люди не особенно циничны. У них уже есть некое – скорее утопическое – видение будущего. Будущее России они считают европейским или воспринимают Россию будущего как некий идеализированный Запад. В этом плане взгляды “нового среднего класса” даже напоминают взгляды советской интеллигенции», – говорит Шляпентох.

Однако Дмитрий Шляпентох призывает не забывать о другой России – российских «низах»: «Это, к примеру, молодежь, которая протестовала на Манежной площади в прошлом году. У нее, конечно, тоже есть свой образ светлого будущего, но это другие люди – они не боятся столкновений, они не боятся власти и, по большому счету, не боятся крови».

Дэниел Трисман, профессор политологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (Daniel Treisman, University of California, Los Angeles), считает, что «выборы сделали очевидным раздел между “современной Россией”, базирующейся в крупных городах, и “зависимой Россией”, находящейся в депрессивных регионах, где большое количество людей зависит от государственной поддержки».

«Путин пользуется поддержкой “зависимой России”. Однако в сложных экономических условиях он наиболее нуждается в привлечении инициативного и инновационно настроенного городского населения, – продолжает Трисман. – Для Путина победа на выборах – или декларация победы на выборах – наиболее легкая задача. Намного сложнее для него будет найти способ править страной в предстоящие годы, когда часть россиян будет считать результаты выборов нелегитимными».

«Судя по всему, мы наблюдаем настоящий раскол в российском обществе, – говорит директор Центра России и Евразии исследовательской корпорации RAND Эндрю Вайсс (Andrew Weiss, RAND Center for Russia and Eurasia). – Опросы, проведенные перед выборами, показывали, что более трети россиян ожидали, что их результаты будут подтасованы. То есть значительное число жителей России скептически оценивают чистоту победы Путина. Большая проблема для Путина, когда большая часть россиян – причем наиболее образованная, инициативная и наиболее успешная – негативно оценивает все его действия, вне зависимости от того, какие они. Последствия этого крайне сложно предсказать».

Сценарии

С недовольством значительной части населения – иногда наиболее влиятельной и финансово независимой части – сталкивались практически все государственные лидеры. Каждый из них находил свой путь решения этой проблемы. Впрочем, история знает множество примеров, когда действия глав государств оказывались неэффективными, и они теряли власть.

Дэниел Трисман считает наиболее вероятным, что «в ближайшие несколько лет мы станем свидетелями психологической войны между Путиным и оппозицией. Существует пока небольшая, но вполне реальная возможность, что развитие режима пойдет неожиданным путем».

Томас Ремингтон предполагает, что ближайшее будущее России будет зависеть и от поведения власти и от действий неформальной оппозиции.

«Движение за честные выборы, Лига избирателей и другие продемократические движения действовали крайне аккуратно, – говорит он. – Однако существует вероятность того, что некоторые их лидеры изберут конфронтационную тактику. Если это произойдет, то властям будет проще арестовывать лидеров и подавлять акции протеста, обвиняя демонстрантов в организации беспорядков».

Согласно прогнозу Ремингтона, если протесты будут оставаться ненасильственными, то постепенно неформальные оппозиционные структуры начнут превращаться в нечто другое – в постоянные политические ассоциации или даже партии, которые начнут участвовать в выборах муниципального и регионального уровней.

Однако Ремингтон считает маловероятным, что в России начнется эпоха честной политической конкуренции.

Он объясняет это взглядами нового старого президента.

«В своих статьях Путин декларирует, что гражданская активность – это позитивное явление, и более того, она стала возможной благодаря его политике. Это очень патерналистский, если хотите, очень российский взгляд на вещи, – поясняет профессор Ремингтон. – Путин согласен с тем, чтобы в политическом процессе участвовали различные силы, но он намерен сохранять контроль над ситуацией. Он не верит в то, что гражданская активность должна принять форму многопартийной конкуренции. В этом плане он напоминает Михаила Горбачева, который разрешил гласность, но никому не собирался предоставить право бороться за власть с Коммунистической партией. То есть, возможно, что Путин изберет такую модель: репрессии и одновременное привлечение оппозиции к сотрудничеству».

По мнению Дмитрия Шляпентоха, у Путина есть два варианта действий.

«Первый – закручивание гаек, – полагает эксперт. – Другой вариант: пойти по пути Николая Второго и провести ограниченные реформы. Возможна и комбинация того и другого».

Шляпентох уточняет, что репрессии могут затронуть не столько либеральную оппозицию, сколько русских националистов, потому что «либералы только раскачивают лодку, но не пойдут на баррикады».

Однако профессор Шляпентох отмечает, что варианты российского будущего зависят не только от Владимира Путина и оппозиции.

Он предлагает вспомнить о прошлом: «Революция 1917 года началась в результате событий, которые происходили за тысячи километров от России: в Сараево был застрелен какой-то Франц-Фердинанд. В 1914 году еще никто не знал о Ленине. Ленин, а также Гитлер, Муссолини и им подобные, были наподобие млекопитающих, живущих в эпоху господства динозавров. Но в землю врезался метеорит, и ящеры исчезли».

«На Россию будет влиять то, что происходит не внутри нее самой, а на Западе. Если западная экономика будет развиваться, то у Москвы будут деньги от продажи нефти и газа и, следовательно, возможности заглушить протесты – через выплату пособий или через наем омоновцев. Но если денег не будет, то расклад будет совсем другим», – резюмирует Дмитрий Шляпентох.

О других событиях в России читайте в спецрепортаже «Президентские выборы в России»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG