Линки доступности

Аналитики считают, что митинги в России удались, однако власти не удержались и прибегли к административному ресурсу

Российские и американские политологи единогласны во мнении, что субботние демонстрации в ряде российских городов удались как провластным, так и оппозиционным силам. И тем, и другим в страшный мороз удалось вывести на площади крупнейших населенных пунктов страны десятки тысяч своих сторонников. Однако, по мнению аналитиков, в случаях с прокремлевскими выступлениями было очевидно злоупотребление административным ресурсом: путем уговоров и угроз людей «сгоняли» в города для участия в митингах поддержки действующей власти.

Тем не менее, как отмечают российские СМИ, демонстрации прошли без эксцессов и откровенной конфронтации политически полярных сил.

Из России

«Оппозиция согласилась с требованиями властей относительно маршрута шествия, формата митинга, мер безопасности, которые были согласованы с властями, – заметил в комментарии «Голосу Америки» российский журналист Александр Подрабинек. – В этом смысле можно говорить, что оппозиции удалось осуществить то, что она планировала».

Однако, по мнению Подрабинека, в протестных кругах было много людей, недовольных уступками, на которые пошли организаторы демонстраций, чтобы не вступать с открытое противостояние с властями.

«Среди протестующих было много людей, считавших, что нужно было идти по тому маршруту, по которому шло подобное шествие в этот день 22 года назад. Эти люди убеждены, что нужно меньше считаться с мнением власти, о том, как должны проводиться митинги протеста против этой самой власти», – заметил журналист.
Между тем, Подрабинек считает, что руководство страны внимает протестам и всему тому, что происходит на улицах российских городов в последнее время, однако власти «продолжают вести себя неадекватно».

«Это вызвано тем, что власть не совсем отдает себе отчет в том, что она должна и может делать в этой стране. Инструментарий действий власти и общества существенно отличаются друг от друга. Если общество требует проведения честных выборов, то власть воспринимает это, как покушение на их социальное положение, на их систему ценностей».

Старший научный сотрудник Центра аналитического мониторинга Леонид Гусев считает, что, несмотря на достаточно внушительное количество людей, которое вышло на прокремлевский митинг на Поклонной горе, властям не удалось дать достойного ответа оппозиции по качеству протестных настроений среди своих сторонников.

«Если быть объективным, то большая часть людей, собравшихся на Поклонной горе, была привезена из подмосковных городов и областей. Да, там также были и люди, которые искренне пришли туда, поскольку поддерживают власть. Однако, как я только что слышал в одной из радиопередач, многие "демонстранты" приехавшие на Поклонную гору, покидали ее еще до начала митинга», – заметил Гусев.

Эксперт также считает, что власть внимает происходящему, и именно поэтому в последнее время в России стали происходить некоторые демократические изменения.

«Мы стали свидетелями ряда послаблений: по регистрации партий, по выборности губернаторов. Они были предложены сразу после декабрьских митингов. Поэтому такие протесты, наверное, действенны», – высказывает предположение Гусев.
Между тем священник и публицист Яков Кротов не согласен с Гусевым. Он придерживается мнения, что эффективность нынешних акций протеста невелика, и руководство страны они отнюдь не беспокоят:

«Власть не то, чтобы невосприимчива к такого рода мероприятиям, она относится к ним свысока, пытаясь ими манипулировать, причем довольно успешно. Поэтому эффект от таких демонстраций близок к нулевому».

Комментируя «Голосу Америки» официальные данные ГУВД Москвы по явке на Поклонной горе (138 тыс человек), Яков Кротов заметил: «Там могло быть и четыре миллиона! Если всех чиновников, всех госслужащих, всех военных, да и просто всех чекистов, которые есть в Москве, обязать прийти на площадь, то получится все 300, а то и 500 тысяч человек, а с их родственниками может быть и четыре миллиона. Понимаете, это сопоставимо с похоронами великих вождей. Люди приходят туда из страха. При коммунистах и большевиках еще больше людей выходило. Вот только цена всему этому была грош».

Яков Кротов убежден, что российская власть держалась и продолжает держаться на двух столпах: на насилии со стороны властвующих и на безынициативности ей подвластных: «Российские низы привыкли жить, ни за что не отвечая и ничем не рискуя. Это своего рода общественная летаргия».

Из США

Профессор политологии Университета Сан-Франциско (San Francisco State University) Андрей Цыганков (Andrei Tsygankov) делает несколько иные выводы из многотысячной проправительственной демонстрации на Поклонной горе. Цыганков убежден, что нынешний митинговый момент свидетельствует о восстановлении властью временно утраченной способности управлять событиями в преддверии выборов.

«В 20-градусный мороз на Поклонную вышло число людей, сопоставимое с пришедшими на Болотную. Это нарушает планы оппозиции диктовать Кремлю свою волю и дает возможность последнему проводить самостоятельную линию. Поэтому так называемого диалога власти и оппозиции или же каких-то радикальных изменений не предвидится», – подчеркивает американский политолог.

Научный сотрудник Гудзоновского института (Hudson Institute) Дэвид Саттер (David Satter) называет субботние демонстрации «выпусканием пара», считая, что их интенсивность несколько угаснет, если Владимир Путин выиграет президентские выборы в марте.

«Тем не менее, я бы не стал их недооценивать, – замечает Саттер. – Табу нарушено, и россияне вновь почувствовали, что могут стать хозяевами своих судеб. На сегодняшний день путинский режим вряд ли способен изменить характер своего поведения, однако даже если демонстрации не приведут к сиюминутным сдвигам, они, на мой взгляд, станут предвестниками заката действующей власти».

Роберт Орттунг (Robert Orttung), профессор Университета Джорджа Вашингтона (The George Washington University), называет сложившуюся ситуацию очень опасной для действующей власти.,

«Создается впечатление, что сейчас люди боятся Путина гораздо меньше. Несколько месяцев назад невозможно было представить такие крупномасштабные протесты, но сегодня они превращаются в рутину. Каждый, кто хочет, может критиковать российского премьера. Общество меняется, поэтому властям придется пойти на уступки», – замечает Орттунг.

Впрочем, Яков Кротов придерживается иной точки зрения. «Насколько я, как филолог, могу судить по официальным текстам, власть не боится ни на полкопейки. Мне кажется глубоко неправильными заявления многих свободолюбивых людей о том, что будто бы власть растеряна, а Путин наконец понял, что его дни сочтены. Это какое-то магическое выдавание желаемого за действительное», – заключил Кротов.

XS
SM
MD
LG