Линки доступности

Праймериз по-русски

  • Вадим Массальский

Праймериз по-русски

Праймериз по-русски

Чем отличаются американская и российская практика предварительного голосования?

Более 90 процентов россиян понятия не имеют, что такое «праймериз» и только 3 процента - как правило, это сторонники внепарламентских партий - знают, что этим словом обозначают внутрипартийные выборы. Таковы результаты исследования, которое провел в августе, Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

О том, что «Единая Россия» проводит праймериз, в том числе с участием беспартийных представителей Общероссийского народного фронта (ОНФ), до сих известно лишь 17 процентам избирателей, в первую очередь, - сторонникам правящей партии. Ничего не слышали об этом процессе примерно четверо из пяти россиян, а ведь широко разрекламированные прокремлевскими СМИ праймериз стартовали еще 21 июля.

Официальные итоги праймериз единороссов и «фронтовиков» будут подведены 26 августа, но в большинстве регионов выборы уже завершены. По предварительным результатам, отмечает газета «Московские новости», «почти везде лидируют местные чиновники и близкие к власти люди». Российские СМИ также пестрят примерами нарушений в ходе проводимого пробного голосования. Вместе с тем секретарь президиума генсовета «Единой России» Сергей Неверов на этой неделе заявил, что большая часть из 116 жалоб с мест оказалась безосновательной.

Первые праймериз единороссы провели еще перед прошлыми думскими выборами - в августе 2007 года, а с ноября 2009 года предварительное голосование стало обязательной партийной процедурой. Некоторые российские политологи уже заговорили, что нынешние праймериз-2011 - это шаг вперед в развитии национальных демократических институтов, и что негласно партия Кремля берет за образец американскую модель предварительного внутрипартийного отбора кандидатов.

Что американцу здорово, то русскому…

«Праймериз - это не совсем точное обозначение того, что происходит сейчас в “Единой России”, - считает член научного совета, председатель программы «Общество и региональная политика» Московского центра Карнеги Николай Петров. - Ведь нынешнее пробное голосование не обладает обязательной силой, это, скорее, определение рейтинга кандидатов, который вольно учитывать или нет федеральное руководство партии».

При этом, полагает политолог, американский термин выбран просто потому, что оказался «удобнее и короче», чем другие понятия для выражения смысла предварительного голосования.

В свою очередь заместитель комитета Госдумы РФ по международным делам единоросс Андрей Климов признает, что российские праймериз пока сильно отличаются от американских.

«Во-первых, - обращает внимание Климов, - в Америке существует устоявшаяся двухпартийная система, что во многом определяет ход этого процесса. Во-вторых, в Америке есть определенная политическая культура и традиции проведения праймериз. У нас еще этого нет. И, наконец, в Америке количество кандидатов на праймериз не так велико, как у нас. А значит, у людей есть возможность более основательно представлять свои программы».

Вместе с тем депутат-единоросс считает идею нынешнего российского предварительного голосования здравой и перспективной.
Противоположного мнения придерживается сопредседатель Партии народной свободы (ПАРНАС) Владимир Рыжков, партия которого не зарегистрирована Минюстом РФ и практически потеряла возможность участия в думских выборах 4 декабря 2011 года.

«Праймериз единороссов – это всего лишь пиаровская акция, цель которой показать, что и в этой затхлой бюрократической атмосфере могут проходить какие-то живые процессы, - говорит Владимир Рыжков. – На самом деле праймериз, как и все к чему прикасается “Единая Россия”, становится унылой чиновничьей рутиной с заранее известным результатом».

Спасет ли «ребрендинг» партию власти?

Аналитик Центра Карнеги Николай Петров признает, что по сравнению с предварительным голосованием, которое проводили единороссы четыре года назад, нынешнее - более системно, более открыто и его вполне можно назвать «попыткой партийного ребрендинга».

«Это действительно интересная вещь. С одной стороны - это способ для “Единой России”, теряющей популярность, найти новых лиц, которую могут эту популярность вернуть. А с другой – это возможность для партии, которая, по большому счету, никогда не была публичной, потренировать людей, способных дискутировать в ходе реальной кампании», - считает эксперт.

Нынешние праймериз, по словам аналитика, отражают рост политической конкуренции внутри «Единой России» и стремление превратить этот «электоральный проект действительно в подобие политической партии».

«Пока в экономике дела шли прекрасно, - считает Петров, – большое количество единороссов не столько для партии, сколько для себя использовали ее имидж. Сейчас от таких стараются избавиться. Стараются заставить нынешних и будущих депутатов больше работать на партию».

В свою очередь лидер демократической оппозиции Владимир Рыжков не верит, что нынешнее предварительное голосование позволит «Единой России» лучше подготовиться к выборам и получить дополнительные голоса на декабрьских выборах. По его словам, между праймериз и популярностью «Единой России» нет «никакой связи».

«На прошлых думских выборах партия власти приписала себе 14 миллионов голосов, - говорит сопредседатель ПАРНАСа. – Сейчас, чтобы получить тот же официальный результат, ей придется приписать уже 20 миллионов голосов. Так что праймериз – это просто пиар-кампания, а реальный результат власть будет делать путем очередной фальсификации».

Праймериз-протест или заочная победа директора зоопарка

Независимая российская пресса обращает внимание на многочисленные скандальные нарушения, которые сопровождали процесс предварительного голосования в различных регионах. И эти нарушения порождали различные формы «праймериз-протеста». Наиболее одиозным стал, пожалуй, случай в Новосибирской области, когда директор местного зоопарка, не выступая и лишь заочно участвуя в голосовании, обошел видных «номенклатурных» представителей партии власти.

Депутат Госдумы единоросс Андрей Климов, сам принимавший участие в праймериз в Пермском крае, соглашается, что в ходе пробного голосования были и нарушения, и попытки региональных властей использовать «административный ресурс». Однако, утверждает он, за всем этим стояла «местная инициатива», а не какие-то указания из Москвы.
«Кроме того праймериз и не могли быть объективными в общепринятом смысле этого слова, потому как это все-таки внутрипартийная дискуссия, - говорит Андрей Климов. – Ведь даже выборщики, делегированные различными организациями, не могли представлять все слои населения, как, например, респонденты в социологических опросах».

Поэтому, полагает единоросс, результаты праймериз, нельзя сравнивать с результатами, которые могли бы быть получены при более точных социологических исследованиях. Хотя очень важно, что в этом партийном «многоборье», подчеркивает Климов, смогло участвовать «много молодых, симпатичных, хорошо образованных людей» и результаты этого предварительного отбора будут учитываться при выдвижении кандидатов в депутаты уже в сентябре.

Напротив, оппозиционный политик Владимир Рыжков, ссылаясь на свои источники в регионах, утверждает, что партия Кремля превратила «в тотальную фальсификацию даже собственные праймериз».

«“Единая Россия” - это партия бюрократии, работающая по своим бюрократическим законам, - отмечает Рыжков. – И если где-то в регионах губернаторы и других крупные чиновники “вдруг” не попали в первую десятку по итогам праймериз, значит, просто по каким-то причинам не было команды это делать».

Говорим праймериз, подразумеваем - Путин?

Новая технология праймериз, полагает ведущий научный сотрудник Московского Центра Карнеги Николай Петров, рассчитана на то, чтобы Владимир Путин снова утвердился во власти.

«Представим ситуацию, что 5 декабря становится известно: фронт Путина получает свыше 60 процентов голосов избирателей. Это ведь будет воспринято, как большое доверие, и его нужно будет как-то реализовывать, - говорит аналитик. - И тогда возникает два варианта: либо Путин возвращается на пост президента, либо он снова предлагает своего кандидата в президенты, который получает должность “из рук Путина”. В любом случае – центральной фигурой остается Путин».

По мнению Николая Петрова, сценарий победы «фронта Путина» является вполне реальным. А дополнительные голоса путинскому проекту может дать нынешняя «встряска» партии власти, привлечение в ее ряды умеренных националистов и даже использование «милитаристской мобилизационной риторики», которая проявляется уже самом новом «фронтовом» названии политического движения Владимира Путина.

Даже этой риторикой, замечает политолог, Владимир Путин в какой-то мере «выбивает козырь» у оппозиции. Например, у той же КПРФ, которая ранее призывала россиян вступать в созданное ею «народное ополчение», обращает внимание Николай Петров.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG