Линки доступности

«В России совпадение Дня молчания и Дня свободы прессы – символично»


«В России совпадение Дня молчания и Дня свободы прессы – символично»

«В России совпадение Дня молчания и Дня свободы прессы – символично»

Независимые российские эксперты согласны с негативной оценкой состояния свободы слова, данной Freedom House

На 3 мая в мире приходится много праздников. Например, в США в этот день отмечают Национальный день учителя, в Польше и в Японии – День Конституции, в ЮАР – День свободы, в Сьерра-Леоне – День независимости. Последователи зороастризма празднуют День изобилия Аши-Вахишты.

Кроме того, на третий день последнего весеннего месяца приходятся два взаимоисключающих (судя по названиям) международных праздника.

Это – Международный день молчания (ежегодная студенческая акция ненасильственного протеста, посвященная проблемам замалчивания дискриминации) и Всемирный день свободы прессы. Эта дата была провозглашена Генеральной Ассамблеей ООН специальной резолюцией от 20 декабря 1993 года.

Как невесело пошутил заместитель председателя общественной правозащитной организации «Гражданский контроль», член Правозащитного совета Санкт-Петербурга Юрий Вдовин, «для России такое совпадение особенно символично – в нашей стране молчание заменяет свободу печати и многие другие свободы».

Картину маслом заменила протокольная съемка

Накануне Всемирного дня свободы прессы Правозащитный совет Санкт-Петербурга подготовил доклад о ситуации с соблюдением основных гражданских прав. В главе «СМИ в СПб 2010 году» отмечается: «…в Петербурге, как и по всей России, роль СМИ в основном сводится к формированию общественного мнения в интересах властных или коммерческих структур… Граждане не получают через СМИ объективную и достоверную информацию из различных источников, чтобы осуществлять осознанный выбор… Подобные тенденции наблюдались уже в 2009 году, но в году 2010 она явно усугубилась».

В качестве примера авторы доклада приводят ситуацию с 5-м телевизионным каналом, который долгие годы считался главным городским средством массовой информации, но в минувшем году его перевели в федеральное подчинение. Как отмечают авторы доклада, «из сетки вещания 5-го канала исчезли интересные программы и проекты: “Программа передач” Светланы Сорокиной, “Картина маслом” Дмитрия Быкова, а повтор ранее транслировавшихся программ “Суд времени” Николая Сванидзе – слабое утешение для истосковавшегося по серьезным передачам зрителя».

В то же самое время, отмечают авторы доклада, из городского бюджета были выделены деньги «на создание кабельного канала, подконтрольного городским властям. Канал начал вещание, пока убогое, но, видимо, к выборной кампании там соберутся с силами и полноценно начнут формировать общественное мнение и латать существенно подмоченные репутации и властей города, и так называемой правящей партии».

Подобная тенденция, утверждают собеседники корреспондента «Голоса Америки», характерна сегодня и для всей России.

80% российских СМИ финансируется госструктурами

Центр экстремальной журналистики осуществляет мониторинг на основе ежедневных и еженедельных отчетов, получаемых из различных регионов страны. Аналитик Центра Михаил Мельников свидетельствует, что ситуация со свободой прессы по сравнению с прошлым отчетом осталась стабильной, или «прежне-плохой».

Как и в прошлом году, отмечает эксперт, зафиксировано много судебных преследований журналистов, связанных с исполнением ими своих профессиональных обязанностей. Почти в три раза возросло число нападений на корреспондентов. «Эти цифры очень характерные, потому что, по нашим данным, эти нападения на журналистов не носят спонтанного характера. Они являются ответом на критические публикации», – подчеркивает Михаил Мельников и в качестве одного из самых ярких примеров приводит жестокое избиение Олега Кашина, журналиста, сотрудничавшего в последнее время с издательским домом «Коммерсант».

В числе регионов, где ситуация со свободой прессы хуже всего, Михаил Мельников называет республики Северного Кавказа и южные области России. Тому есть целый ряд причин: рудименты недавней войны в Чечне, миграционная политика властей. Есть несколько закрытых для Центра экстремальной журналистики анклавов, например Белгородская область и Калмыкия. «Разумеется, пресса там есть, но нет информации о том, что происходит в плане обеспечения ее свободной деятельности. И это упрек прежде всего в адрес местных властей, потому что они никак не транслируют данную информацию».

Кстати, по данным Общественной палаты РФ, порядка 80% прессы финансируется государством на федеральном, региональном или муниципальном уровне. «О какой свободе слова вообще можно говорить? Мы же ничего не можем требовать от такой прессы, они не решатся представить точку зрения, которая критикует политику власти», – замечает Михаил Мельников.

Согласно последнему по времени докладу неправительственной правозащитной организации Freedom House, Россия по-прежнему остается в списке стран с несвободной прессой.

Почему выборы не помогут возникновению независимой прессы

Бывший секретарь Союза журналистов России, а ныне директор Фонда общественной экспертизы Игорь Яковенко с этой оценкой вполне согласен. По его словам, за последний год каких-либо кардинальных изменений в плане свободы прессы не произошло. «Россия как была, так и остается несвободной страной, – считает Яковенко. – Ситуация 90-х годов, когда Россия признавалась и действительно была частично свободной страной в области средств массовой информации (то есть были какие-то надежды), сменилась ситуацией нулевых».

Эксперт полагает, что все началось с Доктрины информационной безопасности (это был первый документ, который подписал Владимир Путин, став президентом). Затем последовало увольнение команды журналистов, основавших первый российский негосударственный телеканал НТВ, – «и дальнейшая деградация до сегодняшнего уровня, когда в целом Россия, безусловно, несвободная страна с несвободными СМИ», – отмечает собеседник «Голоса Америки».

По мнению Игоря Яковенко, последний год не внес в этом плане никаких существенных корректив. «Я бы не стал драматизировать попытки взять под контроль Интернет, которые активно проводились и властью, и реакционными кругами, и силовиками», – отмечает он и продолжает, что Интернет пока остается единственным свободным информационным пространством в России. Хакерские атаки на ряд независимых ресурсов, например, на сайт «Новой газеты», – это пока еще лишь угрозы, считает он.

Самыми несвободными средствами массовой информации остаются электронные медиа, в первую очередь – телевидение. Игорь Яковенко подчеркивает весьма наглядную ситуацию с телекомпанией «Дождь», когда, по его словам, возникла «иллюзия, что впервые появилось достаточно свободное средство массовой информации». «Но последние события, – продолжает он, – когда из совершенно конъюнктурных соображений сняли замечательную программу Дмитрия Быкова и Михаила Ефремова, после чего уволилась главный редактор телеканала, – показали, что сегодня в России свободных электронных СМИ быть не может».

В свое время Игорь Яковенко пытался способствовать созданию в России общественно-правового телевидения, но несколько лет назад прекратил эти попытки, поскольку понял, что дело может закончиться лишь имитацией свободного телеканала, «так же, как Общественная палата является имитацией настоящего гражданского общества». «Выборы не помогут созданию свободных СМИ, так как и выборов-то настоящих нет. Все будет решаться вначале в кабинете Владислава Суркова, а затем за письменным столом Владимира Чурова», – убежден директор Фонда общественной экспертизы. По его мнению, в ближайшее время в России свободной прессы не будет.

Вместе с тем он признает, что есть достаточное количество талантливых журналистов, которые работают в каких-то сегментах, не связанных с политикой и общественной жизнью. Есть и отдельные свободные СМИ, но журналистов, работающих там, убивают, а редакциям не дают рекламу и выносят им предупреждения о закрытии. И поэтому общая картина не меняется. «Я думаю, ситуация, несомненно, изменится, но для этого нужно приложить усилия. Может быть, одним из этих усилий будет создание общественного телевидения в Интернете. И в совокупности с другими подобными действиями, может быть, произойдут какие-то подвижки», – подытоживает Игорь Яковенко.

Ложка меда в бочке дегтя

На этом фоне оценка президента Фонда защиты гласности Алексея Симонова отличается «сдержанным оптимизмом». Оценивая минувший год с точки зрения свободы прессы в России, он отмечает, что по сравнению с предыдущим «отчетным периодом» этот был более благополучным.

«Дело в том, – подчеркивает Симонов, – что впервые за много лет в России появилась если не разноголосица, не различные точки зрения разных центров власти, то некоторый зазор между существующими точками зрения. Это сразу уловила пресса и в этот зазор много чего попыталась вложить».

Иногда эти попытки были удачными, иногда – не очень. А иногда – и вообще достаточно грубыми, говорит Алексей Симонов. Но в глобальном смысле эту тенденцию он оценивает как безусловное благо. «Это не значит, что стало легче работать журналистам, что на них меньше стали нападать. Но это значит, что степень их свободы на какую-то часть увеличилась», – подчеркивает президент Фонда защиты гласности.

Правда, тут же он отмечает, что не ждет каких-либо значительных улучшений в связи с предстоящими избирательными кампаниями: «Страна в очень дурном состоянии, и я не вижу, чтобы что-то кардинально поменялось, если очередные выборы не вызовут какого-нибудь взрыва возмущения». «Впрочем, это трудно себе представить при нынешнем состоянии общества», – заключает Алексей Симонов.

Другие материалы о ситуации со свободой СМИ в России и мире читайте в специальной рубрике «Всемирный день свободы прессы»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG