Линки доступности

Наркотрафик и шоу-бизнес в эпоху «перезагрузки»

  • Василий Львов

Джон Байерли и Виктор Иванов

Джон Байерли и Виктор Иванов

Канал, по которому в Россию поставлялся кокаин, ликвидирован в результате совместной операции американских и российских спецслужб. Об этом – на брифинге, состоявшемся 26 июля в агентстве «Интерфакс», – рассказали глава ФСКН Виктор Иванов и посол США в России Джон Байерли.

Операция, завершившаяся в минувший четверг, началась полгода назад.

Тогда американская сторона передала в ФСКН материалы, согласно которым «некий гражданин России попытался наладить поставку в страну кокаина из-за океана».

Этим человеком оказался представитель российского шоу-бизнеса – организатор гастролей отечественных и зарубежных звезд, который, по словам Виктора Иванова, «среди творческой богемы подыскивал потребителей кокаина» – наркотика, который по карману далеко не всем. Другой участник «наркопроекта» – гражданин Молдовы. Получателем наркотиков был «владелец автосалона, который также имел богатых клиентов», сообщил глава ФСКН.

Преступники намеревались поставлять на рынок около 100 килограммов кокаина за поездку. Они даже успели перевести деньги поставщику – через оффшорный банк. Но вскоре их задержали.

Преступная группа была хорошо законспирирована. В ее состав входил бывший сотрудник правоохранительных органов с женой: они-то и обеспечивали прикрытие. Характерная деталь: действовали московские наркоторговцы в Петербурге: курьер и получатель напрямую друг с другом не контактировали.

В феврале нынешнего года, продолжил Виктор Иванов, ФСКН перекрыла еще один наркопоток – из Доминиканской республики. «Организаторы расплачивались за кокаин детьми, усыновляя их и отправляя в Доминикану», – рассказал глава ФСКН.

Речь идет, таким образом, о двух очагах распространения наркотиков, идущих в Россию, отметил Иванов. Первым является Афганистан, производящий более 90-та процентов героина в мире, а вторым – Латинская Америка, откуда в Россию идет кокаин. Однако, по его словам, «героин все-таки доминирует на нашем внутреннем рынке».

Этим проблема, однако, далеко не исчерпывается, подчеркнул Иванов. Взять, к примеру, так называемые аптечные наркотики: они производятся из препаратов, находящихся в открытой продаже. Власти США пытаются помочь России и на этом направлении.

«На этом наше сотрудничество не закончено», – этими словами закончил свое выступление Виктор Иванов, обратившись к американскому послу. «Далеко не закончено», – подтвердил Джон Байерли. И уточнил: «Сотрудничество и уровень доверия между нашими офицерами правоохранительных органов эффективны, как никогда. Пусть это будет сигналом для наркодилеров».

Посол США высоко оценил усилия российско-американской группы по борьбе с наркотиками, возглавляемой Виктором Ивановым и его американским коллегой Джилом Керликовске.

Этот оптимизм разделяют, однако, не все. Независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр сказал в интервью «Голосу Америки»: «Не думаю, что произойдет резкая смена ситуации». А если она и произойдет, добавил он, то признаком изменений станет рост цен на наркотики в Москве: наркотиков станет меньше, они подорожают.

Известно, что одной из главных проблем является в данном случае афганский наркотрафик, от которого гибнет в среднем около 100 тысяч человек в год. Основной потребитель афганских наркотиков – Россия: речь идет о 70-ти тоннах ежегодно. При этом ФСКН перехватывает не более 10-ти процентов от этого потока, а по другим оценкам – всего 4.

Тем временем администрация Обамы отказалась от уничтожения полей опиумного мака в Афганистане – исходя из того, что это лишило бы афганских крестьян средств к существованию и настроило бы их против войск международной коалиции. Вместо этого администрация президента США делает акцент на развитии сельского хозяйства в Афганистане.

Российская сторона настаивает на уничтожении опиумных полей. Насколько осложняет эта разница во взглядах взаимодействие России и США в борьбе с наркотиками?

«Здесь есть определенная дискуссия, – ответил Виктор Иванов, – поскольку есть мнение о том, что этим должно заниматься исключительно афганское правительство, но это не исключает того, что мы будем двигаться дальше, тем более что на проработку принят вопрос о составлении списка лендлордов, хозяев этих плантаций. Мы реально понимаем, что они (опиумные плантации – ВЛ) не принадлежат крестьянам, их рабский труд просто используется. Работа продолжается».

А вот мнение Джона Байерли: «Мы, Соединенные Штаты, понимаем вред, который испытывает Россия, российская молодежь прежде всего, из-за потока опиумного мака из Афганистана, и мы поддерживаем подход, когда прежде всего пресекается оборот и финансирование этой деятельности, и я думаю, что за предыдущий 2009-й год существенно возросло количество уничтоженных лабораторий, количество арестованных лиц, объем захваченного опиума».

«Как сказал генерал Иванов, – продолжил посол, – мы поддерживаем уничтожение (опиумных полей – ВЛ) с афганской стороны. Наш опыт за предыдущие годы показал, что масштабное уничтожение просто не приносит ожидаемого результата. Наш диалог, наша конструктивная дискуссия с российскими партнерами очень способствовала тому, чтобы этот комплексный подход был более эффективным, нежели в прошлом году».

Виктор Иванов напомнил и о состоявшемся в июне нынешнего года форуме «Афганское наркопроизводство – вызов мировому сообществу», на котором президент Дмитрий Медведев утвердил Стратегию государственной антинаркотической политики России до 2020-го года.

Виктор Иванов высоко оценивает недавнее совместное заявление России и США, в котором афганское наркопроизводство характеризуется как «глобальный вызов человечеству». «Это стоит очень дорого, – заявил руководитель ФСКН, – ввиду того что руководители двух стран и представители двух сторон добились такой квалификации».

Иванов упомянул и о недавней поездке российских и американских специалистов в Афганистан, где работала четырехсторонняя группа Россия–США–Афганистан–Таджикистан. Как рассказал российский представитель, в результате деятельности группы ФСКН и ее партнеры получили информацию о пяти нарколабораториях, находящихся в трех провинциях Афганистана. В подробности Виктор Иванов вдаваться не стал. По его словам, существование этих лабораторий подтвердилось, и спецоперация по их уничтожению находится в стадии разработки.

Павел Фельгенгауэр констатировал, что Америка и ее союзники «очень осторожно» подходят к проблеме наркотиков в Афганистане: они «не трогают» производство наркотиков, а производители наркотиков «не трогают» союзнические войска. «Американцы пришли воевать с «Талибаном», а не с наркотиками», – сказал аналитик.

По мнению Фельгенгауэра, «обе стороны правы» – и российская, и американская. По его словам, «стороны друг другу мало доверяют», и у каждой есть на то причины.

Прозвучал на брифинге и такой вопрос: участвовала ли ФСКН в поимке Константина Ярошенко – российского пилота, арестованного в Либерии и доставленного в США по обвинению в транспортировке крупной партии наркотиков?

«Это чисто американская разработка, – сказал Иванов. Сведения касательно деятельности Ярошенко нам предоставила американская сторона».

Материалы о политике читайте здесь

XS
SM
MD
LG