Линки доступности

Гудков удивлен признанием прокуратуры, что все обвинения в его адрес ошибочны


Геннадий Гудков

Геннадий Гудков

Оппозиционер, изгнанный из Госдумы, о возможности диалога с властью и о ситуации в стране

Для Геннадия Гудкова процитированное в «Независимой газете» письмо заместителя генпрокурора России Виктора Гриня, где говорится о беспочвенности всех подозрений в адрес изгнанного из Госдумы депутата от «Справедливой России, стало неожиданным. Он пока затрудняется сказать, к чему все это может привести.

Об этом, и не только, Гудков-старший, который из-за обвинений в незаконной предпринимательстве недавно был лишен мандата депутата Госдумы, в эксклюзивном интервью рассказал корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Напомним, что в четверг «Независимая газета», в частности, написала: «Отбиваясь от обвинений, Гринь официально подтвердил по всем фактам, которые могли бы стать основанием для обвинений в адрес Гудкова, в возбуждении уголовных дел отказано. Как выяснилось, нет за ним ни налоговых преступлений, ни незаконной предпринимательской деятельности». При этом издание сослалось на имеющееся в его распоряжении письмо замгенпрокурора.

Виктор Васильев: Геннадий Владимирович, а вас самого Генпрокуратура уведомила о своей позиции или это прозвучало неожиданно?

Геннадий Гудков: Лично меня не никто уведомлял. Но на кулуарном уровне я знал, что материалы (дела против него – В.В.) закрыты. Да я в этом и был уверен. Понятно, что вся развязанная в нужном направлении шумиха была необходима для того, чтобы создать некий фон для удаления депутата из Думы внесудебным путем. Однако вся история с публичной оглаской для меня, конечно, неожиданность.

В.В.: Что бы это значит, на ваш взгляд?

Г.Г.: Как это расценивать? Ну, вообще тут много может быть вариантов. Первый. Власть начинает понимать, что каждый арест, каждый незаконный разгон, каждое задержание подтачивают ее саму. Возможно, это некий сигнал к тому, что наконец-то между оппозицией и властью начнутся переговоры. Как оптимист, хотел бы в это верить. Но для того, чтобы это произошло, нужны действия не только в отношении Гудкова, но и в отношении других лидеров оппозиции, поскольку под уголовными делами сегодня ходят Удальцов, Навальный и ряд других известных всем лиц. Совершенно понятна бессмысленность всей шумихи вокруг фильма «Анатомия протеста» и в отношении Леонида Развозжаева, фамилию которого мы узнали благодаря истории, приключившейся с ним в Украине. А возможно, это лишь проявление отдельного факта объективности в отношении Гудкова. Поэтому, что это, сказать сейчас очень сложно.

В.В.: Когда же все может проясниться?

Г.Г.: Думаю, ответы на самые важные вопросы мы узнаем в ближайшем будущем, потому что подходят сроки процессуальных решений. Допустим, заседание Конституционного суда по вопросу Гудкова назначено на 20 ноября, а по вопросу закона о митингах, шествиях, манифестациях – на 27 ноября. С учетом того, что наша судебная система находится под прессом исполнительной власти, глядя на эти решения, станет понятно, насколько давление продолжается.

Как оптимист, повторюсь, хотел бы надеяться на лучшее. Но как реалист, предпочитаю дожидаться каких-то подтверждающих шагов и действий. Допускаю, что это лишь случайность. Гудкова нет в Думе, да и ладно. Теперь он нам не опасен, пусть сидит в своем офисе и восстанавливает свой порушенный бизнес, если сможет. Если не сможет, пусть занимается, чем хочет.

В.В.: Какова вероятность того, что вам вернут депутатский мандат?

Г.Г.: Решение вернуть мне мандат может принять только Верховный или Конституционный суд. От этого и будет зависеть, еще раз подчеркиваю, понимание того, случайный ли это факт (обнародованный в «НГ» – В.В.) или идет какой-то осмысленный процесс.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG