Линки доступности

Политологи размышляют об особенностях российской внутренней политики в 2013 году

2013-й был для российской власти и ее критиков годом, к которому бы вполне подошла перевернутая русская пословица: «начали за упокой, кончили за здравие».

Начало уходящего года – это развивающийся процесс по «Болотному делу» и сидящие в заключении девушки из панк-группы Pussy Riot, конец года – это дающий на свободе интервью Михаил Ходорковский и уезжающие по домам встречать Новый год активисты Гринписа из «Арктической тридцатки». Тем не менее, известные российские политологи в интервью Русской службе «Голоса Америки» отметили, что в России-2013 все было очень непросто, и тенденции, слегка ушедшие в тень в связи с последними амнистиями и помилованиями, остаются и продолжают вызывать тревогу.

Мария Липман

Эксперт Московского центра Карнеги Мария Липман напоминает, что «год начинался кампанией против неправительственных организаций, и эта кампания продолжалась довольно долго».

«Вплоть до последнего времени можно было говорить о том, что есть общеполитическая тенденция к укреплению контроля власти, к укреплению централизации, но вот мы видим совершенно меняющие картину решения о помиловании и амнистии, и эти решения делают дальнейшее развитие событий совершенно непредсказуемым – причем я тут имею в виду не только то, что я уже упомянула, но и последние события, которые происходят вокруг Сердюкова, и которые будут развиваться уже в следующем году», – говорит Липман.

При этом, по ее словам, «если говорить о развитии политической ситуации в России в этом году до декабря, то там была явная линия на закручивание гаек, и год был отмечен, в общем-то, идеологическим поворотом: никогда идеологический сюжет в России последнего времени не был таким концентрированным, никогда не делалось на эту тему столько высказываний всеми представителями власти, включая и самого Владимира Путина».

Мария Липман, правда, оговаривается, что идеологической базой все эти высказывания можно назвать лишь с большой натяжкой, но суть их ясна – «это советская модель, в которой государство непогрешимо, и те, кто высказывается, а особенно действует против государства – это враги».

«Проводилась очень мощная антизападная линия, но если у Советов был атеизм, то здесь присутствует укрепление опоры на церковь. Кроме того, очень мощный разворот в сторону социального консерватизма, когда государство серьезно вмешивается в такие области, как семейная жизнь, отношения, секс, литература, искусство и школьная программа. И этот курс потребовал выдвижения особого типа политиков и вообще людей, которых я бы назвала “агрессивными лоялистами”. То есть, мало быть просто лояльным, а для того, чтобы выйти на первый план и приковать к себе благосклонное внимание государственных средств массовой информации, а инициативам своим придать громкое звучание или даже силу закона, нужно громко определять, кто свой, а кто – чужой, и демонстрировать враждебное отношение к чужим. Такие люди именно сейчас выдвинулись на первый план, и именно такие свойства, как нетерпимость, жесткость, агрессия, оказались востребованными у представителей истеблишмента», – описывает тенденции уходящего года Мария Липман.

Дмитрий Орешкин

По мнению политолога Дмитрия Орешкина, «самым важным событием 2013 года стала печальная реальность в экономике».

«Давно предсказуемые проблемы уже преобразуются в реальные трудности. Экономика выросла менее чем на полтора процента, а инфляция – более чем на 6 процентов, “майские указы” Владимира Путина не выполняются по большинству параметров, и нет оснований ожидать, что ситуация улучшится в ближайшие два-три года: отсутствуют инвестиции, деньги с прежней силой уходят за рубеж, а инвестиционный цикл многих проектов измеряется как раз двумя-тремя годами, и вот как раз эти-то годы и будут “тощими”», – считает Орешкин.

Эксперт говорит, что эта ситуация в экономике во многом определяла и перемены во внутриполитической жизни: «Как раз в свете этих экономических трудностей в 2013 году возникли некоторые шероховатости, обозначившиеся как в элитных слоях, так и в отношениях между элитами и обществом. Экономические трудности сказались в первую очередь не на элитах, которые находятся ближе всего к кормящей вертикали, а на низовых слоях общества: растут платежи по ЖКХ, транспортные тарифы, дорожает проезд в метро, снижается объем железнодорожных перевозок. И низы начинают роптать, а отвечает-то за все, согласно выстроенной вертикальной конфигурации, Владимир Путин».

Дмитрий Орешкин делает вывод, что именно поэтому социологи в 2013 году фиксировали постоянное снижение не только рейтинга российской власти в целом, но и лично президента России.

Вследствие экономических неурядиц, как считает эксперт, в 2013 году произошли и важные для профессионалов изменения, например, в российской электоральной структуре: «Для меня очень важным событием стали выборы в Москве, когда огромное, небывалое прежде количество гражданских активистов без какой-либо материальной или иной “приземленной” мотивации вышло на контроль московских выборов, и эти выборы дали не тот результат, на который рассчитывала власть. 62 процента участков в Москве были взяты под общественный контроль, и на них действующий мэр столицы набрал меньше 50 процентов».

«Это говорит о том, что в 2013 году активизировались ресурсы гражданской активности и, в частности, в Екатеринбурге победил оппозиционер Евгений Ройзман», – делает вывод Дмитрий Орешкин.

Георгий Сатаров

Бывший помощник президента России Бориса Ельцина и глава фонда «Индем» Георгий Сатаров говорит, что особенностью 2013 года в российской внутренней политике стало «ужесточение нормативного регулирования по разным направлениям, но с общим трендом в сторону все более полного контроля и регулирования, что говорит о неуверенности и ослаблении российской власти».

Такое проявление неуверенности власти, считает эксперт, особенно опасно на фоне знаковых событий 2013 года, таких, как погромы в Бирюлеве: «люди давно видели эту проблему, писали, кричали о ней, и только после реальной вспышки власть начала реагировать, причем с невысокой степенью адекватности».

«При этом, власть совершает действия, которые как-то не соотносятся с кучей проблем и опасностей, как уже названных, так и других – она, например, фактически “покупает” Украину за дешевый газ, дает огромные кредиты, и это при кризисе в здравоохранении и образовании, при каких-то средневековых показателях, например, по туберкулезу, при том, что мы по случаям суицида где-то очень вдалеке от цивилизованных стран», – отмечает Георгий Сатаров.

При этом совершенно новым явлением в российской общественной жизни последних лет политолог считает поведение обвиняемых по так называемому «Болотному делу» на судебном процессе в 2013 году: «Эти, в общем-то, случайно арестованные и обвиненные в не совершенном ими преступлении люди не сдались перед властью, не пошли на поклон к ней».

«В каком-то смысле, это выборка, демонстрирующая качества первого “непоротого”, постсоветского поколения, его недовольной части, и это значит, что складывается некая новая среда, вызывающая у меня определенную надежду», – резюмирует Сатаров.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG